Новые колёса

«Мне этого не простят», — говорил незадолго до гибели 22-летний Сергей Кругликов

12 сентября убит Сергей Кругликов. В его машину, припаркованную у подъезда дома №7а по ул. Пугачева в Калининграде, было заложено радиоуправляемое взрывное устройство. В 8.50 утра, когда Сергей, как обычно, сел за руль и повернул ключ в замке зажигания, устройство, установленное под водительским сиденьем, было приведено в действие. Возможно, звонком с мобильного телефона.

Сергей погиб сразу. Его жену Свету спасло лишь то, что она не успела сесть в машину. Беременная женщина, сильно контуженная и посеченная осколками, была увезена в многопрофильную больницу.

Буквально сразу же в СМИ были обнародованы следующие - самые разноречивые - версии происшедшего:

"Коммерческая деятельность погибшего. Вторая и наиболее вероятная версия связана с набирающей обороты предвыборной кампанией" ("Каскад");

"Милиция пока воздерживается связывать это преступление с политической деятельностью погибшего. (Сергей баллотировался в депутаты городского Совета по округу №3 - прим. авт.) Сергей Кругликов занимался автомобильным бизнесом". ("КП в Калининграде").

И нигде - ни словечка о том, что взрыв на ул. Пугачева есть продолжение "табачной войны", развязанной в Калининграде в апреле 1999 года заказным убийством Григория Приданцева (ООО "Мишель"). Я говорю об этом с полной ответственностью - как близкий Сергею Кругликову человек. Я не делаю никаких выводов, оставляя это право за компетентными органами. Я только сообщаю то, о чем на протяжении трех последних лет рассказывал мне Сергей. То, чему я сама являлась непосредственным (и пока еще живым!) свидетелем.

Сергей очень рано начал работать. Он рос в простой семье и не хотел висеть на шее у родителей. Успешно закончив Морской лицей, он поступил на судомеханический факультет БГА. Но на курсантскую стипендию прожить невозможно. Сергей, талантливый компьютерщик, стал подрабатывать: то в сфере сетевого маркетинга, то газетной версткой. Перевелся из БГА в КГТУ, а потом и вовсе бросил учебу - но не от лени, а потому, что кормить-одевать-обувать его было некому. Родители сами едва сводили концы с концами.

Будучи верстальщиком в "Калининградской газете для мам", он познакомился с Сергеем Золотухиным - тогда еще не депутатом областной Думы, а только генеральным директором ООО "Кроха". Г-н Золотухин давал "для мам" рекламу детского питания.

Толковый компьютерщик был нужен ему в фирме. Он пригласил Сергея к себе. Первое время Сергей Кругликов был просто очарован своим тезкой. Ему нравилось, что тот демократичен, не "гнет пальцы" и относится к своему молоденькому (Сергею не было еще двадцати) подчиненному как к ровне. По крайней мере, так Сереже казалось.

А потом... зимой 1999 года г-н Золотухин свел Кругликова с г-ном Поповым (ООО "Альфа-Центавра"). Попов тогда уже откололся от своего друга и недавнего компаньона Приданцева (бывшие "мишелевцы" рассказывали, как Григорий выгнал Попова из офиса и запретил показываться ему на глаза) и начал собственный табачный бизнес, поставленный на очень широкую ногу.

Естественно, всех тонкостей Сергей не знал. Но один момент уже тогда показался нам, его друзьям, очень странным: "собеседование" с ним проводилось поздним вечером за городом, в чужой машине. Сергея попросили подробнейшим образом перечислить все его "связи", "контакты" (где работают друзья, кто они и т.д.), осведомились, будут ли поднимать шум его мама и папа, если Сергей вдруг на пару дней (или на неделю) исчезнет из города... Но зарплату предложили хорошую - и Сергей перешел на работу в ООО "Альфа-Центавра". Компьютерщиком.

Правда, когда он по наивности изготовил себе визитки, где кроме имени и фамилии "программиста" значились кое-какие реквизиты фирмы (телефон, адрес и т.д.), г-н Попов устроил ему форменный разнос, а все визитки распорядился собрать и уничтожить. Уцелело их, по-моему, штуки две. Одну Сергей подарил мне, пошутив: "Это тебе для коллекции".

Постепенно его начали привлекать и к другим делам. Он был находкой для любого работодателя - энергичный, умный, преданный делу до полного фанатизма, с авантюрной жилкой и легким характером. Оптимист с жизненным принципом: "Для меня невозможного мало".

Трудности не пугали, а заводили его. Он тяготился размеренным рутинным существованием. Бешеная езда, адреналин в крови, риск, веселые непьющие компании, спорт - вот что его привлекало. И еще - он хотел стать обеспеченным человеком. Иметь хорошую машину, телефон, модно одеваться, жить в комфорте, купить со временем квартиру... - что может быть нормальнее этих желаний? Вот только в нашей стране достижение этих целей - в сущности, элементарных - сопряжено со смертельной опасностью. Потому что, работая в бюджетной сфере и получая свои 2-3 тысячи в месяц, будешь мечтать не о квартире - о нормальной еде! И воспринимать как подарок судьбы возможность выбраться раз в год в кинотеатр или средней руки кафешку. А если сунешься в бизнес - можешь считать себя камикадзе. Особенно, если ты не "сынок" и тебя не "крышует" влиятельный папа. Подпирая тебя на первых порах своим капиталом.

Сергей пробивался в жизни сам. Он стремился во всем и всегда быть лучше других. Нужно приехать на работу в полночь? Запросто. Надо срочно выехать на границу, потому что времени до прибытия груза осталось мало? Серега летел со скоростью 160 км/ч на своей старенькой "Фиесте" (1980 года выпуска), купленной им еще в бытность курсантом за двести долларов в рассрочку..

Он так гордился тем, что становится "своим" в компании людей, гораздо старше его по возрасту и не в пример состоятельнее! А они умело этим пользовались.

Когда "Альфа-Центавра" засветилась на "аукционе смерти", выиграв солидную квоту на ввоз табачных изделий, Попов бросил Сергея под танк. Не будем сейчас вдаваться в подробности. Скажем лишь, что Сергея чуть не убили летом 1999 года. Он, оформленный генеральным директором с правом подписи банковских документов, был "заказан", неделю прятался в "заповедном" местечке, а в город по неотложным делам выезжал под охраной. Потом все документы им были подписаны - и конкурентам стал безразличен факт его существования на этом свете. Без крайней необходимости никого не убивают даже в нашем безбашенном городе. "Заказ" - дело дорогостоящее, а бизнесмены денег на ветер не бросают.

Вроде бы все улеглось. Фирма "Балтон", генеральным директором которой являлся Сережа, заменила на табачном рынке "засвеченную" "Альфа-Центавру". Лично он с этого ничего не имел - кроме зарплаты и туманных перспектив (ему обещали то долю в бизнесе, то возможность открыть собственное дело). Ну, разве что на другую машину он себе собрал. И купил "Фольксваген-Гольф". Не новый, но в приличном состоянии.

Одно время он работал и на Попова, и на Золотухина одновременно. На первого - в "Балтоне" (и других сопутствующих фирмочках), на второго - готовя к открытию развлекательный комплекс "Вавилон". Там, в "Вавилоне", ему тоже поначалу посулили "степень участия". Но - кинули.

А в апреле 2000 года в табачной фирме начались крупные неприятности: во-первых, ее начали трясти сотрудники УБОПа (после гибели Михаила Фатова, застреленного по возвращении из Германии); во-вторых, был задержан Александр Попов. И водворен в СИЗО. Его подчиненных - в том числе и Сергея - вызывали на допросы. После одного такого рандеву с сотрудниками правоохранительных органов неделю (!) с его запястий не сходили следы от наручников. Сергея вынуждали дать показания против Попова.

Кругликову было что сказать: вся документация фирмы так или иначе проходила через его руки, ведь он, кроме всего прочего, оставался компьютерщиком. В "шестом отделе" ему говорили открытым текстом: "сдай" с потрохами Попова - и от тебя отстанут. Лично ты, мол, шестому отделу не нужен, живи спокойно.

Но у Сергея были твердые представления о чести. Хотя "шестой отдел" буквально висел у него на хвосте. Наружка, прослушка - все было по полной программе. А однажды двое сотрудников милиции тормознули Сергея на улице и принялись избивать. А он не мог оказать им сопротивления - наоборот, стоял чуть ли не по стойке смирно, даже не пытаясь прикрыться, ибо понимал: одно неловкое движение, взмах рукой - и ему "пришьют" статью.

Вытерпел - и продолжал работать. А там и Попова выпустили из СИЗО. С судимостью, но условным сроком. И то благодаря тому, что он, по словам Сергея, достал справку о том, что является инвалидом. Кажется, второй группы.

Чтобы вытащить Попова из-за решетки, были задействованы очень серьезные люди. Конечно, позиция сотрудников фирмы играла в этом деле не последнюю роль. Стоило одному из них открыть рот - и Попов загремел бы всерьез и надолго.

Кстати, Сергей утверждал, что Золотухин вел себя в это время очень странно. Будто бы "Золотой" даже не пытался скрыть своей заинтересованности в том, чтобы Попов провалялся на нарах как можно дольше. ("И Попов об этом знает!" - говорил Сергей.)

В августе у Кругликова произошел серьезный конфликт с Золотухиным. Собственно, к этому все шло: Сергей все чаще сетовал на то, что Золотухин не умеет толком организовать коммерческую деятельность, что у него вечные авралы и что он все больше "борзеет". Сергею казалось, что Золотухин не может простить ему, своему недавнему протеже, молодости и предприимчивости. С Кругликовым в табачных кругах начинали считаться. Иногда даже больше, чем с самим Золотухиным.

Поводом к окончательному разрыву отношений послужила машина - "Тойота Королла", новенькая, блестящая, отливающая дорогим черным лаком. Сергей говорил, что Золотухин сразу положил на нее глаз. Но... в то лето у Кругликова были явные и несомненные заслуги перед шефом; период мытарств следовало компенсировать. Опять же, вместительный багажник "Тойоты" Сергей мог использовать с гораздо большей пользой для фирмы, нежели г-н Золотухин. Поэтому предпочтение было оказано Кругликову. Он отдал в распоряжение Попова свой "Гольф", а сам уселся за руль "Тойоты".

Золотухин был таким раскладом крайне недоволен. Вплоть до того, что из-за этой машины забивалась "стрелка", на которой представители Кругликова и Золотухина разбирались, кто кому перешел дорогу.

Правота Сергея была признана, Золотухину велели успокоиться. Внешне "Золотой" так и сделал. В присутствии третьих лиц сдержанно здоровался с Сергеем. Если же они встречались один на один - проходил мимо, в упор не видя.

А время шло. Кругликов дважды баллотировался в депутаты городского Совета. В первый раз, когда он выступал кандидатом по округу №2, деньги на предвыборную кампанию ему давали те же люди, которые финансировали и Золотухина на выборах в облдуму. Правда, сумма Сереже выделялась на несколько порядков ниже, но... важен принцип. Сергей тогда выборы проиграл. Золотухин в областную Думу прошел - во многом, благодаря мэру Калининграда, который призывал по телевидению голосовать за Золотухина.

(Во второй раз, на округе №3, выборы не состоялись. Они должны пройти 6-го октября, совместно с мэрскими. Но - уже без Сергея.)

Постепенно ухудшались отношения и с Александром Поповым. Сергей тяготел к легальному бизнесу. Ему хотелось зарабатывать нормальные деньги, по возможности не нарушая законов. Такая возможность была: он и еще два человека начали перестраивать гастроном на ул. Багратиона (у Королевских ворот). Он собирался открыть кафе. Летал в Москву, знакомился с ресторанным бизнесом, был увлечен идеей так, что говорил о будущем кафе часами.

Но... его опять "отжали". Очевидно, независимый и преуспевающий Серега г-ну Попову был абсолютно не нужен. Даже при условии, что он бы наверняка принес фирме прибыль. При его-то бешеной энергии и азарте! Кафе сейчас занимается совсем другой человек. А Серега начал искать выходы на собственный бизнес, минуя Попова.

Месяца два назад они расплевались вдрызг. Не буду подробно описывать все, что рассказывалось мне целыми вечерами. Сергей попытался "замкнуть на себя" литовских партнеров Попова. И, вроде бы, небезуспешно. После чего заявил своему шефу, что увольняется. Тот устроил безобразную сцену и потребовал, чтобы Сергей вернул ему ключи от "Тойоты".

Сергей, в свой черед, попросил, чтобы Попов выплатил ему стоимость переданного фирме (и вскорости кем-то разбитого) автомобиля "Фольксваген-Гольф". Купленного на его, Сергея, личные деньги.

Попов долго кричал - но $1000 все-таки отдал. Правда, после ухода Сергея он сыпал такими проклятиями, что оставшиеся в фирме приятели Кругликова предупредили его: "Будь осторожней! Попов никому ничего не прощает".

Тогда Серега пообщался с "шестеркой" своего бывшего шефа и попросил передать: дескать, если Попов совершит хотя бы одно лишнее телодвижение, он, Сергей, снимает с себя все обязательства. И, не придерживаясь больше закона "омерта", напишет заявление в прокуратуру об угрозах в его адрес со стороны имеющего судимость г-на Попова.

Говорят, Попов тогда дико перепугался. И при очередной встрече с Серегой вел себя предельно корректно. А общим знакомым усиленно внушал мысль о том, что с Кругликовым он "расстался по-хорошему".

...Сергей учредил свою фирму "Новострой плюс". Литовские партнеры дали ему деньги на покупку машины. За приобретенный "в кредит" белый "Мерседес" (на котором прежний хозяин-немец отъездил почти семнадцать лет) Сергей должен был рассчитываться по $100 в месяц. Кроме того, литовцы собирались снять ему офис. Занимался бы он тем же, что и Попов (оптовая торговля сигаретами), но абсолютно легально. Открыв в Калининграде нечто типа представительства литовской фирмы-партнера.

Были, конечно, в этом сюжете и побочные линии. Он гонял подержанные машины через Польшу и выполнял другие поручения: надо же было на что-то жить. Снимать квартиру, обеспечивать жену. Тем более, что Света - на шестом месяце беременности.

Кстати, с ней он почти не делился опасной информацией. "Она не поймет, молодая еще", - говорил он, в свои двадцать два (двадцать три ему только должно было исполниться 25 ноября) давно ставший взрослым мужчиной. Но, очевидно, "заказчик" думал иначе, - и решил убрать беременную женщину заодно с мужем. На всякий случай. Чтобы некому было поведать следствию о тех опасениях, что мучили Сергея в последнее время.

Свете повезло. Она уцелела.

...Первого сентября в поселке Большое Исаково убили бизнесмена Владимира Кузьмина. Сергей тогда сказал примерно следующее:

- Кузю убили не за долги. Все, что он был должен солидным людям, он давно отработал. Кому он нужен мертвый? Все, кого Кузя в свое время "кинул", знали: он парень крутливый, если его оставят в живых, он все вернет с процентами. Я думаю, дело в другом. Менты опять интересуются Поповым. Из Германии приехала целая бригада: тамошние сотрудники криминальной полиции. У всех, кто в 1999 году работал в "Альфа-Центавре", снова делали обыски. Нас опять вызывали на допросы. Я тоже ходил. Попов приставил ко мне свою адвокатшу. Я только рот открою - она кричит: "Молчи!" Немцы даже удивились и потребовали, чтобы она мне не мешала давать показания. Хотя я и сам соображал, что говорить, а чего не надо. А Кузя знал очень многое. И он бы молчать не стал. Вот, я думаю, Попов и принял меры. Все, кто Попова раньше знал, говорят, что сейчас у него крыша поехала. В смысле, башню снесло.

А дальше - Сергей рассуждал:

- Никак не могут разобраться, кто "заказал" Гришу (Приданцева, - прим. авт.) и других. Но ведь смотри: никого не убивают без выгоды. А кто поимел выгоду от гибели Приданцева и других табачников? Никто со стороны на этот рынок не внедрился. Позиции укрепил только Попов. Остальные занимаются своими делами и друг другу не мешают. Опять же, Попов - человек злопамятный. У него такая тактика: он обязательно мстит, но не сразу... Как у нас из фирмы людей увольняли? Человек работает, Попов знает, что его обязательно уберет, но человеку ничего об этом не говорит. Мол, для того, чтобы тот гадостей не устроил напоследок. А первого или второго числа следующего месяца: до свиданья!

У парня вон машину, его собственную, отобрали. Я единственный, кто сумел вытащить из Попова хоть какие-то деньги. И он мне этого никогда не простит. А я еще у него и бухгалтершу переманиваю! И литовцам объяснил, как он их собирается кинуть на восемьсот штук баксов. Так что он мне попытается отомстить, но не сейчас, а где-нибудь через полгода. Он специально всем говорит, что мы с ним чуть ли не друзья. Его "шестерки" все время интересуются, где я, что я делаю, какие у меня планы. Я их посылаю, а они опять звонят, на встречу набиваются... А Кузе он отомстил через пару лет. У нас так многие считают.

...Потом разговор перешел на другую тему. Табачных дел мы в тот день больше не касались.

И вот - Сергея больше нет. Могу сказать: никакие обстоятельства, связанные с перегонкой автомобилей, его не беспокоили. Опасался он только Попова. Еще и потому, что Попов, по его словам, собирается баллотироваться в областную Думу (на место, которое станет вакантным в случае победы кандидата Рудникова или Савенко, или Лопаты) - и теперь всерьез озабочен тем, как подчистить собственное прошлое.

...Немецкие полицейские, политические амбиции, личная неприязнь, желание устранить молодого и предприимчивого конкурента - да мало ли мотивов! И за меньшее убивают. А если учесть, что Сергей в последнее время активно помогал "Новым колесам" - а Попов и Золотухин находятся по другую сторону баррикад, то появляется еще один - даже не мотив, а катализатор, способный ускорить "реакцию возмездия" в тысячу раз.

Сергея больше нет. И можно сколько угодно клясть себя за то, что мы не вытащили его из конторы Попова. Но... чтобы вытащить, надо было что-то предложить взамен. А трагедия современного общества заключается в том, что умные, талантливые, энергичные парни уходят в криминал - или в бизнес, неизбежно связанный с криминалом - потому что больше им некуда идти. Особенно, если судьба не позаботилась подарить им состоятельных родителей и отдельную жилплощадь.

Сергей не хотел плыть по течению. Он подчинял себе жизнь, он мало спал и делал пятнадцать дел одновременно, он торопился жить, любить, дружить - как будто чувствовал, что времени ему отпущено мало. Он был удивительным. Казалось, он родился под счастливой звездой - и добьется всего, чего только захочет. Он бы добился. Ему помешали. В сущности, этот взрыв (как и пуля, убившая Кузьмина) - из прошлого. Вдогонку.

Господи, когда две недели назад я писала о том, что в Калининграде скоро появятся новые жертвы "табачной войны", могла ли я думать, что этой жертвой станет Сережа?!

И, судя по версиям, выдвинутым правоохранительными органами, этому делу так же суждено превратиться в "глухарь", как и аналогичным предыдущим.

Впрочем, на сей раз замять дело будет непросто. Как правило, родные и близкие убитых бизнесменов стараются не поднимать шума. Одни боятся, другие просто ничего не знают. Здесь - особая ситуация. Я обратилась с официальным заявлением в Генеральную прокуратуру РФ. Не как журналист - как свидетель. Есть и другие свидетели, готовые подтвердить очень многое из написанного выше. Человек, заказавший Сережу, должен быть найден. В какие бы высокие кабинеты ни тянулся кровавый "табачный след".

...Вот только Сергея уже не вернешь. Знаете, он не хотел идти в армию. Говорил, что глупо класть собственную жизнь, выполняя чужие нелепые приказы. "Зачем мне война на чужой территории?" - спрашивал он. Но оказалось, что война идет здесь и сегодня. А мы покорно хороним родных и любимых. И делаем вид, что от нас ничего не зависит.

Д. Таманцева


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля