Новые колёса

Мёртвая петля-3.
Балтийский флот остался без истребителей СУ-27 и без лучшего аэродрома

О том, как была уничтожена истребительная авиация Балтийского флота, мы уже писали ("Мертвая петля-2", "НК" №212). Гвардии полковник Валерий Борисович Шекуров, командир 689-го гвардейского, Сандомирского, ордена Александра Невского истребительного авиационного полка имени А.И. Покрышкина, в интервью нашей газете рассказал, как был фактически погублен этот прославленный полк. И не каким-то внешним врагом - не говоря уже о стихийном бедствии или техногенной катастрофе... Полк уничтожило руководство. От командующего Балтийским флотом, в чьем ведении находилась данная воинская часть, до начальника Генерального штаба и министра обороны.

Напомним, тогда полковник Шекуров сказал:

"В октябре 2001 года генерал армии Квашнин подписал, а Главнокомандующий ВМФ России адмирал Куроедов и командующий Балтийским флотом адмирал Валуев приказали исполнить директиву, по которой наш гвардейский истребительный полк подлежал сокращению и превращению в 143-ю истребительную авиационную эскадрилью без исторических наименований и имени Покрышкина. Фактически это означало нашу ликвидацию (по этой же директиве, насколько нам известно, летчикам приказали перебазироваться с аэродрома в Нивенском - в Чкаловск, - прим. авт.).

<...> Девятнадцать летчиков I-го класса приняли решение прекратить свою летную деятельность (Подготовка одного такого летчика обходится бюджету более чем в тридцать миллионов долларов! А когда двум десяткам летчиков показали на дверь - считайте, что потери составили более полумиллиарда долларов только в денежном выражении. А с точки зрения обороноспособности ущерб вообще оценить невозможно! - прим. авт.) Когда председатель Совета ветеранов 9-й истребительной дивизии полковник Маслов, фронтовик, узнал об этой директиве и о том, сколько летчиков мы потеряли, он сказал: "Такие потери у нас были только в сорок третьем, в небе над Кубанью, когда мы ломали хребет фрицу. Это - настоящее вредительство..."

Аэродром в Нивенском, с которого нас перевели в Чкаловск - современный, 1-го класса. Взлетно-посадочная полоса - трехслойный бетон, специальные аэродромные плиты, цена каждой более $300, а их там тысячи. При немцах там был аэродром "Люфтваффе", прекрасно оборудованный: дренаж на большой глубине, там же глубоко проложенные кабели, грамотно продуманные подъездные пути... После войны он был модернизирован с учетом приграничной специфики <...> А в Чкаловске раньше базировался полк морской авиации, но его расформировали. И шесть лет все это хозяйство было заброшено. Бомжи разграбили там все до основания. Полоса неухоженная, требует капитального ремонта. Восстановить чрезвычайно трудно - на мой взгляд, дешевле построить новый.

<...> Летом 2003 года, вы помните, президентский ИЛ-96 Владимира Путина приземлился именно в Чкаловске. А через несколько дней из государственной транспортной компании мы получили телеграмму:

"По прилету из Калининграда (Чкаловск) ИЛ-96 РЕГ/РА 96012 <...> во Внуково при послеполетном осмотре были обнаружены забоины лопаток <...> Просим произвести осмотр места стоянки, маршрута руления и полосу на предмет наличия посторонних предметов".

Третий двигатель президентского лайнера был поврежден из-за попадания продуктов распада взлетной полосы. В течение восьми месяцев комиссия "принимала" аэродром пять-шесть раз - и всякий раз всплывали серьезные дефекты... Поэтому подполковник Решетов, штатный руководитель полетов, отказался принимать истребители СУ-27 на неподготовленный аэродром в Чкаловске <...> подал рапорт на увольнение..."

(На вооружении полка стояли именно "сушки" - СУ-27, надежные многоцелевые истребители с широчайшими диапазонами возможностей. Они способны летать на высотах от 20-30 метров над землей - до 20 км. Вооружены 10 ракетами "воздух-воздух" и способны достать противника на расстоянии 100 км. Также оснащены крупнокалиберной пушкой с хорошим прицельным комплексом, что позволяет короткими очередями поражать объекты на земле. "Сухие" развивают скорость до 2500 км/ч и способны сбивать не только вражеские самолеты, но и крылатые ракеты. А дальность полета составляет 4000 км - т.е. из Калининграда запросто можно долететь до Англии и вернуться обратно.

Так вот, часть этих уникальных самолетов была перевезена в Чкаловск в разобранном виде. Со снятыми крыльями, хвостовым оперением, стабилизаторами и т.д. Везли их на машинах, прицепах, по автомобильной дороге. Печальное это зрелище частенько можно было наблюдать июльскими ночами 2002 года. А немецкие туристы фотографировали караваны из четырех-пяти "сигар" - и откровенно ржали над тем, что наши военные самолеты таскают за хобот, - прим. авт.)

...Естественно, Шекуров пытался сопротивляться. К кому только он не обращался с рапортами! В итоге - был уволен приказом министра обороны "по достижении предельного возраста". В ноябре мы встретились с Шекуровым еще раз.

- Была ли какая-то официальная реакция на ваше интервью "Новым колесам"?

- Даже на поданные мной рапорта до сих пор нет официальных ответов!.. Еще в ноябре 2002 года адмирал Валуев спросил меня: "Чего ты упираешься? Разве аэродром в Нивенском лучше, чем в Чкаловске?"

Я сказал: "Лучше".

Тогда он вспылил: "Забью, как гвоздь в табуретку!" Но "забил-то" Валуев не меня, а полк...

Я обратился к губернатору Егорову: в свое время он не допустил перебазирования на аэродром Чкаловска и тем самым сохранил полк. И сейчас губернатор обещал помочь. Командующий же флотом беседовать со мной отказался.

...Когда я подал рапорт о настоящем положении дел в полку Главкому ВМФ - тот тоже меня не принял... Я обратился к министру обороны. Рапорт до настоящего времени не зарегистрирован, ответа на него не дано, а в приемной министра обороны мне - приватным образом - заявили: "С такими рапортами мы отправляем в психушку!"

Смешно сказать, но я за помощью обращался даже к Леониду Якубовичу! Точнее, в Москве - сразу после того, как вышла директива - меня свели с бывшим летчиком-инструктором Барсковым. И вот в бильярдном клубе мы встретились: я, Барсков, Якубович и 1й заместитель начальника главного штаба ВМФ вице-адмирал Ильин. Я обрисовал ситуацию. Ильин возмутился: "Кто это подписал? Кто мог?!"

...Потом у себя в кабинете, в моем присутствии Ильин вызвал тех, кто готовил почву для перебазирования самолетов. Человек семь. Состоялась беседа по громкоговорящей связи. Отвечал Ильину наш адмирал Валуев.

Ильин: "Что тебе нужно на этом аэродроме?! Ведь он не подготовлен."

Валуев: "Я туда не пойду".

Но, видимо, это был разговор на публику... А потом Якубович прямо в "Поле чудес", как он это обычно делает, эффектно провозгласил: "У кого поднялась рука сократить ТАКОЙ полк?"

А в 8.00 на следующий день я уже был на ковре в штабе Балтфлота. А потом меня уволили, причем самым хамским образом. Приказ министра обороны о моем увольнении доведен до меня не был.

Дела и должность я не сдавал, актов приема-передачи не подписывал. Кстати, приказ о назначении нового командира полка до меня доведен не был, а передавать должность столбу, согласитесь, не совсем логично.

Через суд меня восстановили - но только для того, чтобы вновь уволить. Я обращался в прокуратуру. Военный прокурор Хашхожев мне сказал: "Вы боретесь с Системой. Вы Системе неугодны, Система от таких избавляется..."

(Впрочем, судебные мытарства полковника Шекурова - тема отдельного разговора, - прим. авт.)

А Герой России Кожин, с которым я еще весной 2002 года обсуждал ситуацию в полку, сказал: "Все давно продано, и крайних не найдешь".

Сейчас я написал обо всем президенту Путину. Вот - пришло уведомление: письмо вручено президенту. Но, вероятно, как и четыре предшествующих раза, ответят на него люди посторонние...

- А что происходит сегодня в полку? И кто занял освободившийся аэродром в Нивенском?

- Аэродром в Нивенском?.. КПП заколочен, ограждения нет, нет ни ворот, ни пропускного режима. Бюста Покрышкина тоже нет - его перевезли в Чкаловск (а ведь он стоял именно на месте базирования покрышкинской дивизии, как это и положено) и установили там возле штаба.

А на этот бюст ветераны полка собирали деньги больше десяти лет! Сначала, когда полку исполнилось 50 лет, прибили к камню табличку. В шестидесятилетний юбилей открыли памятник. Приезжала вдова Покрышкина, Мария Кузьминична, очень порадовалась тому, что скульптор изобразил Покрышкина молодым: "Таким я его себе и представляла!.."

Сейчас с той стороны, где раньше висели портреты героев полка, - надпись: "Традициям героев Покрышкина верны". И все ободрано. Портреты штабелем сложены в штабе, в аудитории №209.

От Нивенского гарнизонного Дома офицеров тоже остались руины. И вывеска: "Министерство обороны". Крыши в ДОФе нет. Большинство экспонатов бывшего покрышкинского музея - сложено в штабель. А ведь был этот Дом офицеров - закрытый по приказу Валуева - культурным центром поселка. Школьники посещали музей: в ДОФе проводилась подготовка офицеров, торжественные собрания... Там люди отдыхали, там хоронили своих ветеранов... Там же была библиотека - 10.000 томов. Одна из самых богатых в системе вооруженных сил.

Две тысячи книг учителям удалось выпросить для школы. Куда делись остальные - неизвестно. "Сданы в архив". Штат - четыре человека - сокращен.

...В музее были фильмы о Покрышкине, экспозиция, посвященная современной истории полка - четвертого ноября все внезапно вспыхнуло с трех сторон. И сгорело.

...Теперь в бывших казармах размещены строители, которые сооружают ТЭЦ-2. Белорусы, поляки, русские из-за Урала... Дело хорошее - но возникает вполне обоснованное подозрение, что на обустройство этих строителей были выделены деньги и, разместив их в казармах, кто-то на этом неплохо сэкономил.

...Городок наш стал "открытым" - и чуть не каждый день там происходят пьяные разборки с мордобитием... По пять машин за ночь вскрывают, потрошат...

Взлетная полоса пока еще для посадок пригодна. Но она уже два года не эксплуатируется, а в последнее время на ней почти каждую субботу устраивают автомобильные гонки. До двухсот автомобилей. Можно представить, во что она совсем скоро превратится.

А ведь аэродром был отремонтирован незадолго до перебазировки нашего полка. Магистральная дорожка была залита новым бетоном. Верхний слой покрытия - специальные аэродромные плиты (при повреждении они меняются в течение часа). Это значит, что аэродром продолжал находиться в боевой готовности.

В Чкаловске на 95% общей площади - бетонное покрытие шелушится до 25 мм в глубину, что в пять раз превышает допустимые нормы! Семь двигателей (а значит, несколько истребителей!) уже выведены из строя - и это только официально. Кроме того, там покрытие монолитное. В случае повреждения требуется время, чтобы залить полосу новым бетоном и дать ему затвердеть... Сами понимаете, боеготовность от этого не вырастает.

Дальше - командно-диспетчерский пункт в Нивенском был отремонтирован. Сейчас там нет крыши, нет отопления, освещения - и вообще КДП напоминает Чечню после бомбежки. Тренажеры, на которых осуществлялась подготовка летчиков, не работают... Силовые кабели в вертолетном полку исчезли.

...Арочные укрытия, где стояли МИГ-23 - уникальные с автономным питанием, электрическим обогревом... Они возникли в период арабо-израильского конфликта, когда там в одночасье разбомбили всю авиацию... Там вот, эти укрытия тоже освобождены под строителей.

Ангар ТЭЧ (технико-эксплуатационной части) вертолетного полка сдан в аренду. Там хранятся холодильные установки и комплектующие к ним. Перед зданием - фуры "КамАЗЫ", тут же - разобранные гаражи для спецтехники, раскуроченные автомобили. А наверху - надпись: "Слава российской авиации!" Точно в издевку.

...Стартовый командный пункт "Западный". Первый, который разграбили с 6 по 8 ноября 2003 года. Уволокли все: витринное стекло, котлы, полы, двери, окна, электрику...

ЦЗТ - централизованная заправка топливом, где можно было одновременно заправлять 16 самолетов, где имелся ИПУ (инженерный пункт управления) - разграблена. А ведь на аэродроме в Чкаловске заправка самолетов осуществляется от топливозаправщика, по очереди. Машин не хватает, нет личного состава... А 5 августа 2004 года был срыв полетов из-за того, что на базе ГСМ в Переславском сломался насос - привезти топливо не смогли. Все, конец войне?

(Кстати, прослеживается четкая тенденция: как только подскакивают цены на топливо, боевая подготовка на Балтфлоте практически сходит на нет. Горюче-смазочными материалами нас обеспечивают от силы на треть.)

...Здание высотного снаряжения ТЭЧ истребительного полка - в запустении. По территории бегают бродячие собаки. Только надписи остались: "Объект Министерства обороны. Возможно применение оружия".

В металлолом сдана палатка для ремонта самолетов в полевых условиях. Была она из дюралевых конструкций, и размещались в ней два самолета. Была еще пилорама - еще немецкая - нормальная, действующая, с отремонтированной подачей бревен. Также сдали в металлолом.

Короче, все разбито, растащено, развалено. А что взамен? На Чкаловском аэродроме мы от цивилизации вернулись... к выгребным ямам. Там элементарно отсутствует канализация. Кстати, была уже вспышка гепатита. И три случая менингита среди личного состава. В новом штабе (извините, за пикантную подробность) одним туалетом пользуются и мужчины, и женщины...

ТЭЧ в Чкаловске не оборудована, стенды не работают (нет напряжения 380 вольт). Военнослужащие сами ищут, где достать кабель, сами эти кабели закапывают. Перевозят на личном транспорте АПУ (авиационно-пусковые установки)... А ведь люди пострадали еще и от того, что теперь они вынуждены добираться из дома на службу за пятьдесят километров. На дорогу тратят 2,5-3 часа и до 3.000 рублей в месяц собственных денег (а с 1 января военые к тому же лишаются льгот на проезд в общественном транспорте). Каково теперь поднимать самолеты в воздух по тревоге! Пока летчики доберутся до уцелевших истребителей (если доберутся), враг уже отбомбится по Москве...

А в прошлом году в декабре не выдавали зарплату, ее получили только 20 января. В этом году перспектива "пролета" с зарплатой тоже вполне реальна...

В поселках Северный и Южный - проблемы с отоплением. Угля фактически не заготовили, в хранилищах сгребают остаточки - грязь - и развозят по котельным. Воды не бывает от трех до пяти суток... Два месяца не было кочегаров... Теплотрассу стали ремонтировать только в ноябре. Топили в среднем дней семь в месяц. Температура в квартирах - с утепленными окнами! - не поднималась выше десяти градусов. То же - в школе, где обучается восемьсот человек...

После ухода полка в поселке Нивенское закрылись банно-прачечный комбинат, почта, сберкасса, столовая... Люди, живущие в гарнизоне, жены офицеров, были вынуждены устроить митинг и пригрозить, что, если положение не изменится, они перекроют международную трассу...

В Чкаловске личный состав вместо положенного 41 часа в неделю работает около 70 часов. Люди несут по 10-11 нарядов в месяц, исполняя, кроме своих непосредственных обязанностей, еще и обязанности солдат срочной службы - караульных, к примеру.

А впереди - еще одно сокращение штатов. Так называемая "оптимизация" - уберут штатные единицы писарей и т.д. А обязанности-то никуда не денутся! А грядущая монетизация льгот? Все это в комплексе приводит к тому, что люди говорят: "Служить противно". И собираются уходить. Если при первом сокращении полка он лишился 4 самолетов, 8 летчиков и 4 техников, при втором - ушло около 40 человек личного состава. Сейчас планируется вдвое больше.

Адмирал Валуев ошибался, говоря на пресс-конференции: "У меня летает девять самолетов, а осенью будет летать девятнадцать". Он ошибся, на мой взгляд, раз в девять-десять. Сейчас летает "полтора" истребителя... Или командующий флотом не владеет ситуацией, или не умеет считать.

(Это точно. Достаточно понаблюдать за аэродромом в Чкаловске, чтобы понять: никакими девятнадцатью самолетами здесь и не пахнет! Взлетают ре-едкие - и под одними и теми же номерами, - прим. авт.)

...На ремонт авиационной техники полку было выделено 10 миллионов рублей. Но... Валуев распорядился их снять и направить на ремонт аэродрома. Да уж, "зарыть" в полосу можно много. Очень все это напоминает отмывание денег.

В общем, можно сделать вывод: из Чкаловска планируется сделать придворный аэродром, из летчиков-истребителей - придворный полк. Не случайно ведь в Чкаловске полностью функционируют генеральский домик, домик для отдыха и личный самолет командующего. А вся боевая техника сгрудилась на одной стоянке. Как бедные родственники... А становиться придворным полком личный состав отказался - отсюда и массовые увольнения летчиков.

- Вас могут обвинить в разглашении военной тайны...

- А что мне остается делать? Как только 28 июля 2002 года я доложил реальную картину Главкому ВМФ, мне сначала предложили новую должность. А когда я начал упорствовать в своих доводах - через пару месяцев меня буквально поставили к стенке.

И что теперь? Летчики уволились, должности сокращены, самолеты перевезены - и с того момента ни один из них еще в воздух не поднялся. Значит, держать ЭТО в тайне? И умереть от "гангрены"?.. Нет уж. Все "герои" налицо. И пусть люди знают, как погибал славный Покрышкинский полк - в мирное время, обреченный и преданный собственными военачальниками...

...Что ж, в иных случаях молчать - это значит предать. Шекуров молчать не собирается. Его пытаются выставить... ну, если не психом, то человеком, излишне амбициозным - дескать, обиделся, что предложили уволиться... и вообще, мол, командиром полка он был не из лучших... Его пугают уголовной статьей "за заведомо ложный донос якобы о совершенном преступлении должностными лицами в/ч 21865"... Его сына - тоже летчика - выводили за штат, переводили в другой полк, ограничивали в полетах... Но... свести все к конфликту одного отдельно взятого полковника с вышестоящим руководством - не получается.

Вот и генерал-лейтенант Сокерин, командовавший до недавнего времени морской авиацией Балтфлота, говорит практически о том же, что и Шекуров:

"Авиация давно стала и остается "падчерицей" у папы-флота. Радио и телевидение по случаю Дня защитника Отечества торжественно объявили населению страны, что Вооруженные силы России сегодня находятся на качественно новом уровне. Правда, не уточняя, на каком именно. Осмелюсь уточнить я: мощные Вооруженные силы СССР без всякого воздействия извне количественно и качественно перешли на новый уровень и являются теперь немощными Разоруженными силами России. И только слепой либо глухой это не видит и не знает <...> В ходе удивительно бестолковой и бездарной так называемой военной реформы мы <...> заканчиваем эксперимент по уничтожению военной авиации". ("Независимое военное обозрение", 18.10.2004 г.).

...А летчики между собой давно поговаривают о том, что не один миллион долларов был проплачен кому-то за разрушение Покрышкинского полка. Особенно, если учесть, что аэродром в Нивенском (цена объекта в нынешнем его состоянии, по самым скромным прикидкам, несколько миллионов долларов) даже не "прихватизирован" (что было бы вполне логично и ожидаемо), а просто - брошен. После тотального разграбления.

Это уже не коммерция. Это, извините, предательством пахнет - в условиях-то, когда активизируются звездно-полосатые вояки, считающие своим долгом "насаждать демократию" (читай: американские ценности) повсеместно, а Калининградская область окружена странами НАТО...

Оно, конечно командующий Балтфлотом Валуев и настроен "партизанить". Но... может, лучше было бы не сдаваться? Точнее - не сдавать?!

Впрочем, чего махать кулаками после драки? Покрышкинского полка в сущности, больше нет. Даже реанимировать нечего. И мы можем только назвать тех, кто в этом виновен - вплоть до Верховного Главнокомандующего, которого так мало интересует судьба "западного форпоста" вверенной ему державы.

У Шекурова есть еще смутная надежда на то, что его четвертое письмо президенту будет прочитано - и Путин вмешается, разберется... У нас такой надежды нет. Похоже на то, что нас сдали. Знать бы еще, кому - и на каких условиях?.. И вообще - не пора ли уходить в партизаны?!

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля