Новые колёса

«Милиция съела мою колбасу…» Инвалида-«чернобыльца» заковали в наручники и сутки не кормили

К милиции население относится с опаской. Оно и понятно. Времена нынче смутные, зарплата у людей в погонах маленькая... вот и попадают на работу в органы абы кто. А в результате у простого человека - при встрече с такой вот милицией - случаются большие неприятности. То служивые ни за что в кутузку загребут, то просто в зубы заедут... Могут и ограбить. В общем, как повезет.
Отставной майор медицинской службы Геннадий Дерксен никогда прежде так близко с милицией не сталкивался. Не до того было...
- С июня по октябрь 1986 года я ликвидировал аварию на Чернобыльской АЭС, - рассказывает Геннадий Иванович. - В результате стал инвалидом. Радиацией поражено все: глаза, кости, внутренние органы... так что теперь я полуслепой и полуглухой. На общественных началах работаю в калининградском Союзе "Чернобыль", который на Советском проспекте, 13. Вместе с другими товарищами из нашего Союза и председателем Михаилом Ойсбойтом помогаю "чернобыльцам", ветеранам "подразделений особого риска", "афганцам", участникам локальных войн... Бьемся с чиновниками, ходим в суды... Без преувеличения скажу - меня в Калининграде знают тысячи людей.
1 марта так вышло, что я с товарищем немного выпил. "За ушедших". 8 человек потерял наш Союз в феврале 2005 года! Умерли ребята от радиации, а им ведь - по 50 лет, а некоторым и того меньше. Всех знал лично... Короче, "замахнули" по 100 граммов после рабочего дня - и отправились по домам.
До своей улицы Интернациональной доехал быстро. Транспорт туда к нам сейчас хорошо ходит. По пути зашел в "Вестер" - купить домой провизии. Взял 2 пакета молока, две пачки вафель да еще чесночную колбасу. Очень ее мой внук любит. Тут все и началось: прямо в торговом зале меня окликнул милиционер (он был в форме младшего лейтенанта). Дескать, "эй ты - иди сюда". Я подошел... и поинтересовался - в чем, собственно, дело. И почему сотрудник милиции, которому явно нет и тридцати, обращается ко мне, 55-летнему, на "ты".
- И что же он ответил?
- Младший лейтенант отреагировал просто: "Сейчас поедешь в отделение. Продукты можешь оставить - ТАМ они тебе не понадобятся".
Здесь меня и подвело мое знание Административного и Процессуального Кодексов, а также закона "О милиции".
- ?!
- Я проинформировал блюстителя порядка, что, согласно российского законодательства, сотрудник милиции, во-первых, должен представиться - назвав свою должность и фамилию. Во-вторых, милиционер должен сообщить мне причину, по которой меня остановил - а уж тем более собирается куда-то доставлять. Я-то иду тихо-мирно с работы домой, никого не трогаю...
- И что же милиционер?
- Он заявил: "Я - Закон!" Громко, с пафосом (позже милиционер еще несколько раз это повторял, как заведенный). После чего вызвал по рации подмогу. Делать нечего - я расплатился в кассе за товар и стал ждать, что будет дальше. Не убегать же мне!
Ждали мы долго - больше часа. Увидев меня рядом с милиционером, подошла соседка. Поинтересовалась, что произошло. Милиционер посоветовал ей не вмешиваться. Она вступилась за меня: "Человек живет в пятидесяти метрах от магазина, отпустите его домой". Однако служивый отмахнулся.
Часов в одиннадцать вечера приехал милицейский "УАЗ". Без лишних слов меня загрузили и повезли в райотдел Московского района Калининграда. Во время езды милиционеры решили, что им "нужна рабочая сила - помыть туалеты и полы в отделении". И подобрали по пути двух проституток - стоявших на обочине в ожидании клиентов. Девчонки даже не возмущались - видать, это обычная практика.
- В отделении милиции разобрались, что к чему?
- Нет, у меня отобрали продукты, после чего отвели в "обезьянник". Даже документы никто не спросил... Позвонить домой - предупредить родных о случившемся не дали. Хотя это - нарушение закона. В камере я просидел всю ночь... Жаловаться бесполезно. Сказал им, что я инвалид - а дежурный даже ухом не повел.
Ближе к полудню 2 марта за мной пришел все тот же младший лейтенант... который "Я - Закон!" К тому времени я уже знал его фамилию - Голышев. Надел он на меня наручники и повез на общественном транспорте в суд. Кондуктору автобуса лейтенант объяснил, что конвоирует преступника... поэтому денег за проезд с него не взяли.
В коридоре суда он приковал меня к пожарному гидранту. А поскольку гидрант расположен у пола - мне пришлось больше часа сидеть на корточках.
В итоге, как Голышев и обещал (пока мы следовали в суд), мне влепили 15 суток.
- Что вам вменили в вину?!
- Голышев убедил судью, якобы я "громко кричал и выражался в помещении магазина нецензурной бранью". После суда Голышев отвез меня обратно в Московский РОВД. Поздним вечером 2 марта меня отправили в Октябрьский РОВД - где расположены камеры для "пятнадцатисуточников". Только там меня впервые после задержания покормили... Спустя сутки! А вот позвонить домой опять не дали. И лишь 4 марта меня наконец-то разыскали товарищи - успевшие поднять на ноги и прокуратуру, и даже ФСБ.
Дальше все просто. В суд Московского района была немедленно подана апелляция - и федеральный судья вынес решение о моем освобождении из-под ареста.
К слову, как я узнал позже - 3 марта мой сын обратился в Московский РОВД с заявлением о моей пропаже... И это заявление у него приняли! Даже открыли розыскное дело!
- Продукты-то вам обратно вернули?
- Колбаса куда-то подевалась... все 400 граммов. Видать, схарчили ее милиционеры. А молоко с вафлями отдали.
О. Березовский


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля


5 + 9 =