Новые колёса

МЕРТВАЯ ХВАТКА РЕКТОРА.
70-летний А.
Пимошенко 21-й год правит в БГА.
И уходить — не собирается

В нашей стране очень многое происходит по принципу: “Если нельзя, но очень хочется - то можно”. Скажем, по закону ректор высшего учебного заведения может состоять в этой должности до 65 лет. Ну - если коллектив ходатайствует и учредители не против - до семидесяти максимум... 26 июня 2005 года, ректору Балтийской государственной академии г-ну А.П. Пимошенко исполнилось семьдесят лет. Но... уходить с поста он не собирается. Скорее наоборот - из Академии уходят все, кто не согласен с его затянувшимся ректорством. Причем отнюдь не по доброй воле.

Наш собеседник - Владимир Константинович Бондарев. В недавнем прошлом - руководитель одного из подразделений БГА и претендент на ректорское кресло. Ныне - увольняемый по сокращению штатов.

- Пимошенко пришел в БГА - тогда КВИМУ - в 1985 году из Мурманского высшего инженерно-морского училища, где он был проректором по учебной работе. В КВИМУ от стал вторым по счету ректором - первый, Ю.П. Клетнов, проработал в этой должности девятнадцать лет. Время было другое - главу высшего учебного заведения не выбирали, а назначали...

Я тогда работал в КВИМУ заведующим кафедрой. До этого - с красным дипломом окончил КМУ, через полтора года ускоренно получил диплом с отличием об окончании КВИМУ, три года отходил в море, вернулся в училище, прошел все ступени от инженера НИС до заведующего кафедрой на механическом факультете.

С Пимошенко я поначалу почти не сталкивался.

(Интересное это было время - конец восьмидесятых! “Горбачефф, гласность и перестройка” - вот три ключевых слова, повторяемые на всех языках. КВИМаки еще заполняли для получения визы анкеты из ста с лишним пунктов - где был, к примеру, такой: “Участвовали ли вы в годы гражданской войны в бандформированиях Махно, Петлюры?” Не вру. Своими глазами видела - и мы подсчитывали, обалдев от изумления, СКОЛЬКО лет должно быть сейчас экс-петлюровцу... Получалось: визу он получить мог разве что на тот свет. Но вслух шутить по таким поводам очень не рекомендовалось. Один парнишка с радиотехнического факультета брякнул сразу на занятии: “Вот вы меня учите-учите, а я возьму и в Канаду сбегу!..” Визы он так и не получил... и распределили его куда-то на Каспий - ловить рыбку в прибрежной полосе.

Помнится, Пимошенко привез с собой из Мурманска некоего Бойко - начальника ОРСО - организационно-строевого отдела. Тот, бывший вояка, начал усиленно “закручивать гайки”, вбивая в курсантские головы полузабытую истину, что-де КВИМУ - училище полувоенное. ... Квимаки составляли “цитатники Бойко”, - и Мао с его цитатами курил бамбук! К примеру, Бойко мог спросить: “Какого цвета должен быть портфель у курсанта?” - “Черный?” - “Коричневый?” - “Не-ет. Портфэль у курсанта должен быть цвета “дипломат”... И это все - на полном серьезе. Нарушителя дисциплины Бойко предупреждал: “Ты у меня в стволэ!” А однажды сказал: “Ты у меня на кручке!” И тот, кому это говорилось, заметил: “Вчера вроде в стволэ был”. В ответ получил тираду, над которой ржали потом не только квимаки, но и добрая половина КГУ... дружили-то тесненько!.. “Я тэбя выведу у чисто полэ, поставлю лицом к стенке и прямо у глаз!”

...А впереди были та-акие перспективы: распределение - хорошо, царь-батюшка Аляску продал!.. - рейсы, кооперативная квартира... карьерный рост, нормальные заработки, жена, одетая и обутая в “Альбатросе”, дети в импортных тряпочках... Кто же знал, что будущее уже становилось иным? - прим. авт.)

В. Бондарев

- В девяносто втором году, - продолжает Бондарев, - в КВИМу прошли первые выборы. Кроме Пимошенко, свою кандидатуру выдвинул и проректор по науке Шаньков (Пимошенко в свое время пригласил его из Мурманска, это был Его человек. Кандидат наук, доцент, механик первого разряда - это вообще большая редкость. Остальные, если и имеют рабочие дипломы, то 2-го или 3-го разряда. Пимошенко, к примеру, никогда не ходил в море старшим механиком и не имел первого разряда.)

Борьба была жестокая.

Ректор избирается на конференции. Голосующих около ста пятидесяти. Пимошенко победил с перевесом буквально в два-три голоса. После чего Шаньков был из училища выброшен. Ректор сократил научно-исследовательский сектор, которым Шаньков руководил, а потом уволил и его самого - на том основании, что руководить больше нечем.

Я был тогда открыто на стороне Шанькова, но ко мне претензий у Пимошенко не возникало. Я ушел из училища сам. По финансовым соображениям: я в девяностом году получил земельный участок, а строиться было не на что. Я попросил ректора отпустить меня на длительную стажировку в море (такое практиковалось сплошь и рядом) - он отказал. Тогда я ушел переводом в Калининградскую базу тралового флота. И десять лет отходил в море стармехом - на самых разных судах. На немецких был. Был - на судне японской постройки, с хозяевами-американцами, но под мавританским флагом. В том числе на балкерах - это суда водоизмещением в 60 тысяч тонн, длина их - 199 м, у них пять-семь трюмов, с мостика в жилые каюты и в машинное отделение ведет лифт... У нас здесь такие никто и не видел! Да и вообще: мировой флот - это 600.000.000 регистровых тонн. Доля России сейчас - всего 4.000.000. Это все, что осталось от советского флота. Причем 7.000.000 - ушло в оффшоры и никогда уже не вернется.

Россия по флоту прекратила свое существование как морская держава. Но по специалистам - нет. Недостаток рабочей силы на мировом флоте ощущается. Около 15%. Но кто займет эти вакансии? Мы свое время ценой неимоверных усилий вытеснили филиппинцев. А сейчас специалистов очень серьезно готовит Китай. У них семь крупных центров, которые выпускают по 20.000 человек в год. Причем ИХ специалисты готовы работать за меньшие деньги. Поэтому и нам требуется готовить не просто спецов - но спецов, “конвертируемых” за границей...

Пимошенко всегда держался рядом с властью

...В 2000 году, осенью, я зашел в Академию (училище к тому времени уже обрело новый статус). Встретился с Пимошенко. И тот предложил мне вернуться и возглавить кафедру безопасности мореплавания. Я подумал - и написал заявление: “Прошу принять меня на должность руководителя курсов дополнительной подготовки”. Как готовить специалистов конкуренто­способными, я представлял.

Мы набрали хорошие обороты. За пять лет через нашу структуру прошло более 10.000 человек. И это стоило им гораздо дешевле, чем аналогичное обучение, скажем, в Санкт-Петербурге. $550 вместо $700, не считая экономии на билетах и проживании.

Мы вдохнули жизнь в здание, где когда-то размещался ведомственный институт повышения квалификации - тот, где рулил Маточкин... Сделали ремонт, поменяли конфигурацию здания, чтобы оно больше походило на учебный корпус. Кстати, все это абсолютно законно - высшей школе разрешается за пределами бюджетного процесса зарабатывать внебюджетные деньги. Но... чтобы система подготовки моряков была эффективной, нужны современные технологии. Тренажеры. Нужно успевать за прогрессом. А Пимошенко этого не понимает.

...В 1996-м его надо было переизбирать, пятилетний срок полномочий истек. Но он “заморозил” кампанию - а спорить с ним побоялись. Следующие выборы должны были пройти в 2000 году - но... не состоялись. В 2002-м (после того, как в Госкомрыболовстве возмутились, что ректор уже два года работает нелегитимно) Пимошенко, скрепя сердце, запустил процедуру выборов.

Александру Петровичу было уже 65 лет, но ученый совет дал ему “добро” еще на три года...

(Надо сказать, что бывшее училище за последнее время сильно изменилось. Да, Академия, да расширенный спектр получаемых специальностей... да, дипломы международного образца... да, евроремонт учебного корпуса... Но! Не секрет, что сегодня, сплошь и рядом экзамены и зачеты сдаются в сессию своеобразно: курсанты скидываются, складывают зачетки стопочкой, а в первую кладут портреты Джорджа Вашингтона. В изрядном количестве. И заносят преподавателю. А через десять минут забирают зачетки с проставленными оценками “хорошо” - и разбегаются... А преподаватели, имеющие непосредственное отношение к вступительным экзаменам на престижные факультеты, не реже раза в год меняют машины. И улучшают жилплощадь.

С жилплощадью, впрочем, связано еще одно обстоятельство: за БГА закреплены земельные участки. Пимошенко от себя заключил договор на долевое строительство с организацией “Спецремстрой”. Правда, бумага эта якобы потеряна - но дом был построен. По договору БГА причиталось 216 кв. м. Реально дали - однокомнатную квартиру. А еще 180 кв.м было расписано по адресам построенного дома, но предоставлено людям... во вторичном фонде. Куда делась “экономия” - бог весть.

То же - с зарплатами. Кандидаты, доценты имеют в БГА зарплату в 5.000 рублей. Можно осуществлять доплаты из внебюджетных средств. В прошлом году БГА удалось заработать 81 миллион рублей. А доплата была сделана - 6.000.000.

Преподаватели оказались перед нехитрым выбором, как в анекдоте про мента: “пистолет дали - и крутись, как хочешь”. Только вместо оружия - курсантская зачетка.

Очевидно, потому-то Пимошенко и засиделся в кресле ректора, что не мешает “младшим товарищам” вносить свои “ноу-хау” в учебный процесс! - прим. авт.)

- ...Так вот, в 2002 году выборы были. Но - по прежнему сценарию. Альтернативной фигурой являлся проректор по науке, доктор наук Карлов - и после выборов он ушел из БГА. Вроде бы сам - но реально под серьезным нажимом.

Мы не сомневались, что Пимошенко остался в кресле ректора на последний срок. И будет, наконец, поставлена точка. Страшно, когда в высшем учебном заведении нет нормальной ротации кадров - это неизбежно ведет к застою.

Но... процедура выборов нового ректора прописана четко. Ученый совет запускает кампанию, создается комиссия, выбирается ее председатель, оговариваются сроки выборов делегатов на конференцию и сроки приема документов от соискателей... По идее, отмашку нужно давать за два-три месяца ДО того, как истекут полномочия действующего ректора. Весной 2005 года Ученый совет дважды пытался запустить процедуру - и оба раза он ее блокировал. В июне ему исполнилось 70, а в мае пришла телеграмма из Москвы, за подписью заместителя руководителя Федерального агентства - избрание ректора рекомендовалось перенести на сентябрь-октябрь.

Ладно. В конце августа Пимошенко ушел в отпуск. 12 сентября Ученый совет возобновил процедуру избрания ректора. Расписали все, вплоть до даты: 12 октября. Оповестили СМИ, провели собрание... были поданы документы. Претендентов оказалось четверо: первый проректор Валишин, проректор по экономике Палецкий, я и мой однофамилец Бондарев, декан судоводительского факультета. Двое потом - Палецкий и Бондарев-II - снялись с дистанции.

А затем Пимошенко, выйдя из отпуска, использовал административный ресурс: на сентябрьском Ученом совете он заявил, что вопрос снимается, т.к. Ильясов (глава Госкомрыболовства) продлил ему, Пимошенко, контракт еще на два года - якобы “в связи с тем, что проводится кругосветное плавание УПС “Крузенштерн”, посвященное 60-летию Победы и 200-летию первого кругосветного плавания российских кораблей под командованием И.Ф. Крузенштерна”.

Правда, приказа об утверждении Пимошенко нет до сих пор: подписать-то Ильясов может какую угодно бумагу, а вот нелегитимный контракт юридическая служба Агентства пропустит едва ли...

Мы все прямо обалдели. Я ему в лицо сказал: “У вас уже крыша поехала. Вы не замечаете собственных правонарушений. Не хотите, чтобы конфликт разгорался - подпишите заявление о добровольной отставке!”

Он и подписал... Приказ о ликвидации тех самых курсов дополнительной подготовки, которыми я руковожу. Со ссылкой на решение Ученого совета - где этот вопрос даже не поднимался!

Структура уже сокращена. Я, конечно, буду судиться, но... ситуации в целом это не изменит.

...Это уж точно. Ситуация - “в струе”. Такая у нас в стране нынче тенденция - “сворачивать” выборы. А там, где неудобно совсем “свернуть”, превращать их в спектакль а ля “остатки демократии”. А закон... он известно, что дышло: как повернешь, так и вышло.

Оскар Уайльд утверждал, что женщина никогда не чувствует наступления “пятого акта драмы”: ей пора уже финальный поклон отдавать, а она вся еще в монологе. Ну а тут даже не “пятый акт” - тут целый эпилог давно просится! Немая сцена - как у Гоголя.

...Мы хотели попросить г-на Пимошенко прокомментировать ситуацию - но хорошо вышколенная секретарша каждый раз отвечала, что его на месте нет. То - еще не вернулся с обеда, то - уже уехал. А, впрочем, ЧТО тут можно еще сказать? Очевидно, количество прожитых лет еще не означает накопленной мудрости. Иначе Пимошенко не стал бы цепляться за кресло ректора, рискуя за последние два-три года перечеркнуть все то хорошее, что было сделано им когда-то. Жаль... еще больше - жаль КВИМУ. Хорошее было училище - в довольно-таки неплохой стране. И то, и другое мы, похоже, уже потеряли.

Ю. Сергеева


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля