Новые колёса

«МЕНЯ «ЗАВАЛИЛА» ЧЁРНАЯ… ЛЕДИ».
У депутата Козлова американские права

С депутатом областной Думы и вице-президентом “Бинбанка” Сергеем Козловым мы встретились возле редакции. Сергей Дмитриевич припарковал свой вишневый “Туксон” напротив кафе “Титаник”. Палящее солнце так нагрело кузов машины, что я почувствовал исходящий от нее жар метра за полтора.

Гостеприимно распахнулась передняя правая дверца, и Козлов пригласил меня вовнутрь. Тонированные стекла и работающий на “всю катушку” кондиционер заставили забыть об уличном пекле. Все располагало к приятной беседе об автомобильных пристрастиях и увлечениях депутата Козлова.

Мы поехали. Сергей Дмитриевич машину вел аккуратно. Не спеша.

...Наконец, мы возле “Бинбанка”. Но и здесь не лучше. Все заставлено машинами. К центральному входу - не пробиться.

- Сейчас я наглядно продемонстрирую, почему считаю джип необыкновенно удобным для поездок по городу, - сказал мне Козлов и лихо повел внедорожник к высокому поребрику. Одним махом мы взлетели на разделительную полосу. Еще два “высокоточных” маневра - и мы на парковке.

С третьего захода

- Права я получил лишь в 1992 году. При Советском Союзе об автомобиле и мечтать не мог.

В то время я жил в Москве, учился. Семью кормил в Калининграде. Денег при таком раскладе хронически не хватало.

Потом последовала длительная командировка в США. Я знал, что в Штатах мне придется ездить за рулем автомобиля, без этого там нельзя. А прав у меня на том этапе еще не было. Поэтому, приехав из столицы в Калининград, я пошел на курсы. Мне сказали, что российские права в Америке действительны полгода. Выучился. Приехал. Оказалось всего на месяц. Поэтому мне пришлось держать экзамен еще раз.

- В Америке получить права проще, чем у нас?

- Это кому как. Я сдал лишь с третьего захода. Вначале - теория. Карточки. Картинки. Я успешно прошел через это испытание и получил документ, что у меня все о,кей. Потом практика. Я дважды заваливал вождение...

- От недостаточных навыков? Все же все эти американские хайвеи, огромные машины-дредноуты, на которых нигде не повернешься. И непривычные для российского автомобилиста коробки- автомат...

- Коробка-автомат? Ее наличие, скорее, облегчало задачу. А во всем остальном - совершенно наоборот. Потому что я сдавал экзамен на европейском автомобиле Ауди-5000. И, кроме того, мы двигались не по хайвею, а по очень узкой дороге. На которой еще к тому же было ограничение скорости - не более 30 миль в час.

“Хочу белого джентльмена!”

- Я еду с экзаменатором. Большой чёрной леди. Скрупулезно соблюдаю ограничение - 30 миль в час. Тем временем за мной собирается большая колонна машин. Все нервничают. Гудят. Пытаются обогнать. Но не могут. Ибо проезжая часть не позволяла по ширине. Тогда я принимаю, как мне в тот момент казалось, единственно правильное решение. Слегка прибавляю скорость и... сразу получаю МИНУС от экзаменатора. Волнуюсь. Нервничаю. Вижу, что не заладилось. Подъезжаем к перекрестку. По американским правилам, сворачивать направо при горящем красном свете можно. Ну, я и поворачиваю. Только перед этим слегка притормозил. Чтобы убедиться, нет ли помех. “Зачем притормозил?” - докапывается экзаменатор и ставит мне второй минус. Два минуса - свободен. Не сдал.

Во второй раз прихожу - мой экзаменатор опять та же большая черная леди. Я ощутил легкую дрожь в коленках. Но психологически я был сломлен еще до экзамена. Может, поэтому я опять его завалил.

Когда я пришел в эту контору в третий раз, то к ужасу увидел, что экзаменатор у меня все тот же. Прямо напасть какая-то. Я не выдержал и попросил заменить БОЛЬШУЮ ЧЕРНУЮ ЛЕДИ на ЛЮБОГО БЕЛОГО ДЖЕНТЛЬМЕНА. Ну, вы-то понимаете, что я пошел на этот шаг вовсе не из-за расистских соображений.

- Я-то понимаю. А как американцы ко всему этому отнеслись?

- Нормально.

- У них ведь с разговорами про черных и белых довольно строго?

- И я сам так думал поначалу. Но все обошлось. Мне дали белого джентльмена. Экзамен я сдал, и корочки водителя получил.

Very dangerous driver!

- Кто вас учил вождению?

- Полковник ВВС Пакистана.

- Он что, таким образом подрабатывал в США?

- Он - эмигрант. У себя на родине был полковником. А приехав в Америку, смог устроиться лишь инструктором по вождению. Вообще, у них принята такая практика. На первичные должности госслужбы берут людей по особой социальной программе. Это, как правило, люди с какими-либо отклонениями.

- Это вы про большую черную леди?

- Не только. В большинстве своем все эти люди - несколько заторможенные. Как бы это поделикатнее сказать, они почти что дауны. До них все не так быстро доходит.

- Теперь ясно, почему Задорнов говорил, что американцам нас никогда не одолеть.

- У меня с ними тоже история небольшая вышла. Как-то с водительскими правами простейший вопрос возник.

- Я обратился к клерку. Он выслушал внимательно, но ничего не понял. Его коллеги тоже. В сущности, моя простейшая проблема их просто деморализовала. Они не знали как поступить, что ответить. Стали обращаться к своему самому большому руководству. Я вообще заметил у них такую особенность. Если ситуация развивается по хорошо отлаженной схеме - все нормально. Как небольшое отклонение - всё! Стоп машина!

- Одним словом, Америка.

- Вообще, я и в Канаде на права сдавал. У меня получилось лишь с третьего раза. Экзаменатор мне попался - еще тот... Пока мы ездили, он весь листочек исписал, фиксируя мои недочеты. А под занавес сделал резюме: “Very dangerous driver!” Да они там все - тормоза. Ездят медленно, еле-еле. Если кто гоняет, так это значит НАШИ поехали. А Торонто - так это вообще русский город. Там одни наши.

“Меня заставил посол России”

- С Канадой ясно. А в США как ездят? Как в фильмах с Эдди Мерфи? С полицейскими разворотами, скрипом тормозов и бананами в выхлопных трубах?

- Ничего общего с кино. Американцы ездят очень медленно и осторожно. Правда, это мне нисколько не помогало, чтобы адаптироваться к их “потоку”. Я жил в пригороде Вашингтона и старался в центр города не ездить. Движение там невозможное. Машин много.

- Каким автомобилем вы пользовались?

- Да все тем же “Ауди-5000”. Тогда ей исполнилось всего 4 года, почти новая машина. По нашим меркам, по крайней мере. “Ауди” числилась за фирмой, где я работал. Ее приобрели за 5000 долларов, насколько я помню. Тогда я работал в инвестиционной компании.

- И вы ни разу так и не съездили в центр Вашингтона?

- Съездил. Однажды посол России в США Владимир Лукин попросил меня к нему заглянуть. Отправляться в самый центр на машине! Для меня это был шок. Но я с честью выдержал испытание. Места для парковки не было, и я воткнул машину в запрещенном месте. Но мне повезло - меня не оштрафовали. Вероятно, просто не успели. Потом страх понемногу прошел.

- Каких водителей вы больше всего опасались на дороге? Черных, белых, латиноамериканцев? А, может быть, китайцев или русских?

- Опять вы про национальности. Но от этого в Америке ничего не зависит. Всю неделю с понедельника до четверга абсолютно все ездят очень аккуратно. Без этого в Америке просто нельзя. А вот в пятницу начинается такое...

Эффект пятницы

- Что происходит в США по пятницам?

- Эффект пятницы? Это когда все поддали и сели за руль. Ох, тогда держись! Кажется, что в пятницу и вся полиция штата выходит на дороги.

- А почему именно в пятницу? Неужели нельзя напиться за баранкой в субботу?

- Американский менталитет. С понедельника по пятницу ты обязан только работать. И ничего более. Кроме того, пятница - корпоративные вечеринки с выпивкой. А субботу и воскресенье - отдай семье и не греши.

- И как проходят корпоративные вечеринки?

- У нас в фирме, которая располагалась в большом здании, на первом этаже был бар. В течение всей недели - там никого не встретишь. Нельзя же пить среди рабочей недели! А в пятницу - можно. Две, а то и три кружки пива по “0,5” американцы выпивали играючи. Или рюмок по 10 водки оприходовали. За раз. Правда, весь “фокус” заключается в том, что в каждой рюмке всего-то по 10 граммов. Так что в сумме - 100 граммов, не больше, получится. Если уж НАШ человек пьет, то, конечно, размах другой...

Выпивал бутылку пива

- Вы лично сколько выпивали по пятницам, прежде чем сесть за руль?

- Лично я? - Сергей Дмитриевич пару-тройку секунд что-то вспоминает.

Потом бодро отвечает:

- Бутылку пива. Больше пить я боялся. Рисковать не хотел. Мало ли что. Ведь в Америке с этим строго. Одно дело, если на “алкогольной дозе” поймают американца. Другое дело - меня. Гражданина России. Ведь россиянам штатовскую визу тогда делали, ох, как не просто. Через личные собеседования. Такая волокита!

- Чем обычно заканчивались ваши встречи на дорогах с копами?

- В Америке действует правило: если тебя остановили, то требования полицейского ты должен выполнять бесприкословно. Иначе копы вытащат тебя из машины, наденут наручники, отвезут в участок. Еще и штраф заплатишь немалый за неподчинение блюстителям закона.

- Так вас останавливали на дорогах американские полицейские?

- Это произошло в районе Лэнгли (в этом крохотном пригороде Вашингтона расположено ЦРУ - Центральное разведывательное управление, - прим. ред.).Там террористы завалили несколько сотрудников полиции. Для благопристойной Америки - настоящее ЧП. Меня остановили. Проверили документы и сразу же отпустили. А за нарушение Правил дорожного движения... я ни разу не попадался.

Ямы на Уолл-стрит

- В ДТП в Америке попадали?

- Слава Богу, нет. Да там дороги отличные. Движение организовано очень грамотно. Широкие трассы, виадуки, объезды, разъезды. Но все равно в Нью-Йорк я на машине не ездил. Из-за сумасшедшего движения, пробок. В такой обстановке чувствовать себя безопасно я не мог.

- Из Вашингтона в Нью-Йорк летали на самолете?

- Ездил на поезде. А дальше - на такси. Так быстрее и удобнее.

- Как выглядят улицы Нью-Йорка? Как в “Брате-2”?

- Улицы Нью-Йорка выглядели тогда на уровне улиц Калининграда того времени. Я говорю о начале 90-х годов.

- Как будто сейчас они в Калининграде стали лучше...

- И все же лучше. По моим наблюдениям. Ужасно разбитой в Нью-Йорке тогда выглядела Уолл-стрит. Это меня сильно удивило. Говорят, что сейчас там хоть какой-то порядок навели.

На противных “Жигулях”

- Вы начали свой рассказ с того, что все же первоначальные навыки вождения получили в Калининграде перед самым отъездом в Америку. Как это было?

- Все просто. Действительно, в Калининграде я учился на водителя. Экзамены сдавал на противных “Жигулях”.

- Поскольку больших черных леди среди экзаменаторов в те годы у нас уж точно не было, вы, наверное, справились с испытанием с первого захода?

- С первого. Только инструктор мне на прощанье сказал: “И все-таки возьмите дополнительные уроки вождения”.

- После возвращения из Америки вы на чем ездили?

- В 1993 году мы для банка купили “Шкоду-Фелицию”. Зелененькая такая машинка. Небольшая. В ней уже чувствовались какие-то новые веяния западного автомобилестроения. Хотя само по себе это было еще творение совдеповской эпохи. Поездили мы на “Шкоде” немного, потом поменяли ее на “Вольво-940”. Прекрасная машина. Отлично держала дорогу. К сожалению, разбилась. Водитель ехал в аэропорт, спешил. Вот и не рассчитал. На счастье, никого кроме него, в машине не было. Потом мы взяли “Мерседес W-124” такого... “фантазийного” цвета.

- Желто-оранжевого?

- Сине-голубого... Краска - металлик. А потом наступило 15 марта 1998 года...

“Перевернутый” мир

- В тот день я разбился. Это случилось в предместье Варшавы. И теперь всю свою жизнь я делю на два отрезка. То что было до 15 марта. И то, что было после. Шансов выжить в той автокатастрофе у меня не было никаких...

- Из-за чего произошла авария?

- Я очень спешил. Возвращался из аэропорта. Попал в метель. Простоял в пробке. И опаздывал на встречу. Незаметно стал засыпать за рулем. И вот, что интересно. Я же чувствовал, что очень устал. Чтобы не уснуть и воду на голову лил, и кофе пил, и окошко боковое открыл... Ничего не помогло.

- Как все произошло?

- Там был поворот. И я его пропустил. Задремал. Когда открыл глаза, резко переложил руль влево. Слишком резко... Машина пошла юзом и почти тут же перевернулась. Причем, дважды. Когда она летела в воздухе, время для меня, словно, остановилось.

- О чем вы подумали в тот момент?

- Я подумал: “Почему это со мной?” А еще: “Как нелепо сейчас погибать”. И ждал, пока долбанет. Потом машина приземлилась на крышу, и ее пронесло по асфальту еще метров 150.

- В тот момент вы видели, что происходило вокруг? Смотрели через окошки на “перевернутый” мир?

- Я ничего не видел, кроме снопа искр. Машина же летела на крыше по дороге... И от точки, где находилась моя голова, до места, где металл рвался об асфальт, было всего 2-3 сантиметра. Хорошо, что ремнем безопасности был привязан. А то вмиг бы на дорогу вылетел. Через окошки. Еще при первом ударе о дорогу все стекла повылетали.

Антишоковые препараты

- Потом сознание покинуло вас?

- Да нет. Что было дальше, я хорошо помню. Шоковое состояние. А то, что произошло потом - просто потрясающее стечение обстоятельств. Возле моей разбившейся машины останавливается “Мерседес” - на нем ехал директор местного “Мерседес-центра”. Он вез из аэропорта свою сестру, которая прилетела в Варшаву из Америки на семинар. Она оказалась крупнейшим в мире специалистом-психоаналитиком по лечению людей, переживших несчастные случаи. И у нее с собой был чемоданчик со всякими препаратами и лекарствами, которые она на мне тут же на шоссе и опробовала.

- Помогло?

- Антишоковые препараты помогли. Так я стал ее первым пациентом в Польше. А боль я почувствовал лишь на второй день. У меня выбило три сустава. Ссадины. Ушибы. Гематомы. Приблизительно - через месяц я стал чувствовать себя лучше. Но вот что любопытно: еще очень долго у меня на ногах сохранялся... отпечаток руля. Прямо как фотографический оттиск. Почти точное отображение. Лечился я три месяца.

“Восток-Запад”

- После этого случая вы стали верить в Бога?

- Если раньше у меня были какие-то сомнения, то потом они ушли. Психологически это повлияло на многие решения, которые я принимал после 15 марта. Например, дефолт 1998 года. Банковский кризис. Мы возвращали все вклады до последней копейки. И организациям, и частным лицам. Это было очень рискованно для нашего банка. Но я, как руководитель банка, шел на это преднамеренно. Хотя советчиков тогда у меня было много. Которые склоняли меня поступить иначе. Но мы все свои обязательства перед вкладчиками выполнили.

- Что это был за банк?

- “Восток-Запад”.

- У ваших родителей автомобиль был?

- Нет. Мой папа - военный строитель. 1930 года рождения. Прослужил в армии до 1966 года.

Поездили мы с ним по отдаленным гарнизонам. Не до автомобиля было. Я родился в Хабаровске в 1954 году.

- Вспомните, какие машины вас окружали?

- Конечно, всякая военная техника. Среди легковых автомобилей я запомнил очень красивую “Победу”. Она стояла в нашем дворе. Потом появился “Москвич”. Приезжал в Хабаровск Председатель Президиума Верховного Совета СССР Николай Подгорный. Он был на какой-то шикарной черной машине. Наверное, на “Чайке”.

В монастырь Монсеррат

- Самый прекрасный автомобиль, на котором вам когда-либо приходилось ездить?

- Самый прекрасный? На лимузинах я ездил. Но не могу сказать, чтобы они произвели на меня особо сильное впечатление. Это же кич какой-то...

- А вообще, какие автомобили вам по душе?

- Такие, на которых мы обычно путешествуем. Когда приезжаем в Европу, в отеле сразу же берем на прокат автомобиль правильного формата.

- Правильного формата, это как?

- Маленький, экономичный. На миниатюрном двухместном “Смарте” мы проехали по дорогам Испании около 1000 километров.

- Ну, и какие ощущения? Говорят, что это сугубо городской автомобиль. На нем только за покупками в соседний супермаркет ездить.

- Заправки на испанских автострадах попадались не особенно часто. Километров через 50. Так что я панически боялся, что у меня кончится топливо. Прямо посередине дороги. Канистры же в Европе с собой возить не принято.

- Самое сильное впечатление от той поездки?

- Это когда на “Смарте” мы ездили в монастырь Монсеррат. Это в Испании. Монсеррат в переводе означает - расщепленная гора. Дорога крайне опасная. Серпантин. И если туда мы ехали вдоль скалы, то назад - прямо вдоль обрыва. Как посмотришь вниз, а там - пропасть. Глубиной километр. Вот это приключение!

Руль не с той стороны...

- На чём ездит ваша семья?

- Так получилось, что в данный момент ни на чем. Муж моей дочери совсем недавно подписал контракт и уехал вместе со всей своей семьей из Канады в Великобританию. Он специалист по банковским операциям. Специализация - “рисковик”. С точки зрения дальнейших перспектив, Лондон - очень удачное место для приложения знаний и опыта в банковском деле. Они только недавно обосновались. Так что им пока не до автомобилей. А вот я могу сказать точно - я бы там ездить не смог.

- Потому что лондонские водители - страшные лихачи?

- Потому что руль не с той стороны...

- Шоферские навыки, полученные в Соединенных Штатах, хоть раз вам пригодились здесь, в России?

- Пригодились. Только не навыки. А права. И не в России, а в Польше. Когда меня остановил польский полицейский за какое-то незначительное нарушение, то я предъявил американские “корочки”.

- И что же полицейский?

- С огромным почтением меня отпустил. Безо всякого наказания.

Дуэль с Юрием Казаковым

- А с российскими ГИБДД отношения у вас складываются так же гладко, как и с американской полицией?

- В принципе, да. Меня очень многие инспектора в лицо знают. Здороваются, когда я мимо проезжаю. А езжу я по центру города по многу раз в день. И машина у меня приметная. Хотя номера - самые обычные. Неброские. Не то, что многие заказывают себе с буквенными сериями “РРР” или “ООО”. Хотя... Однажды был случай. Еду я как-то из Калининграда в Светлогорск. Сзади пристраивается какой-то автомобиль. Буквально виснет на хвосте. Я - быстрее. Он - быстрее. Я еще быстрее. Он - не отстает. Меня это начинает нервировать, и я опять прибавляю газу. Теперь у меня сомнений никаких - неизвестная машина меня преследует.

- Прямо как в “Дуэли” Стивена Спилберга.

- Но там главного героя преследовал бензовоз. Меня же “дожимала” какая-то таинственная легковая машина с тонированными стеклами. Уже перед Светлогорском я предпринимаю последнюю попытку оторваться. И тут следовавший сзади “Мерседес” делает ошеломляющее ускорение, обходит меня на предельной скорости и оказывается впереди. Я вижу вспыхнувшие проблесковые милицейские маячки - мне приказывают съехать на обочину. Торможу. Из остановившейся впереди меня машины выходит Юрий Дмитриевич Казаков, начальник областной ГИБДД. Открывает багажник, достает оттуда календарь с самолетом и говорит: “Это на самолете так летают. А по дорогам - ездят”. Улыбается и вручает мне календарь...

- Обошлось без штрафа?

- А разве здесь нужны были какие-нибудь карательные санкции? Я запомнил этот случай на всю жизнь. И уж поверьте, стал аккуратнее после этого ездить. Хороший урок преподал мне Юрий Дмитриевич.

“Туксон” вице-президента

- О какой машине мечтаете?

- О супермашине не мечтаю. Мне хороший автомобиль покупать нельзя.

- ???

- Я в нем обязательно засну... За рулём, - и Сергей Дмитриевич смеется.

- А как же “Туксон”?

- На нем чаще всего езжу с водителем. Пока добираюсь до офиса, работаю. Делаю необходимые звонки, веду переговоры. У меня график очень плотный.

...Действительно, плотный график. А мы беседуем уже скоро как два часа. Я благодарю вице-президента “Бинбанка” за интервью, и мы прощаемся.

Выхожу из прохладного помещения и опять попадаю в настоящее пекло. Возле центрального входа все так же припаркован вишневый “Туксон” Козлова.

Искрится и слепит на солнце хромированный “кенгурятник” джипа. Стильные серые рейлинги, идущие вдоль крыши. Потом почему-то обращаю внимание на регистрационные знаки - К 771 КК. А что, на самом деле, самые неприметные номера...

Ю. ГРОЗМАНИ, фото автора


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля