Новые колёса

“МЕНЯ ВОЗИЛ ТАКСИСТ САВЕНКО”.
В Калининграде на съемках фильма “Водяной” актрису Татьяну Яковенко ждал сюрприз

Раннее утро. Парковка возле отеля “Анна” в Калининграде.

Серая “Волга” срывается с места. Крутой вираж, визг покрышек... Машина останавливается возле центрального входа. Из “Волги” выскакивает женщина и, озираясь по сторонам, исчезает за воротами.

- Внимание! Снято! - кричит режиссер.

Так начался последний день съемок нового триллера “Водяной”.

“Вино отравлено!”

- Здесь я играю роль таксиста Савенко, раскатывающего на этой, видавшей виды “Волге”, - говорит мне актер Валерий Лысенко, он же художественный руководитель музыкального театра на Бассейной. - Меня пригласил сниматься автор сценария и режиссер картины Виталий Москаленко.

- То есть вы, руководитель театра, изображаете таксиста?

- А что здесь такого? Я часто снимаюсь в кино. Например, на “Ленфильме” режиссер Соловьев снимал меня в картине “Прорабский участок”. Там я исполнял одну из главных ролей. А в знаменитых “Трех мушкетерах” я работал вместе с Михаилом Боярским. Режиссер Хилькевич специально для меня придумал в картине эпизод под условным названием “Вино отравлено”. Ну, помните, в харчевне один из персонажей пробует из кубка вино и, сраженный ядом, падает на пол замертво. Тогда мушкетер кричит: “А-а-а!!! Вино отравлено!” И начинается драка.

- Вы сыграли мушкетера?

- Нет, я сыграл отравленного...

- В “Водяном” у вашего героя Савенко тоже фатальный исход?

- Не то что бы фатальный... Но режиссер Москаленко тоже немного изменил финал сцены. По начальному замыслу я привожу героиню на своей “Волге” к отелю “Анна”. Она выходит из машины. Я завел двигатель, вздохнул и уехал...

- А что, теперь таксиста Савенко задушит серийный убийца?

- Не упреждайте события. Все увидите собственными глазами, - интригует меня Валерий Лысенко. К нам подходит эффектная блондинка.

- Главная героиня фильма, прекрасная актриса и, вдобавок ко всему, страстный автолюбитель, - знакомит меня с женщиной Валерий Лысенко.

- Татьяна Яковенко, - мило улыбаясь, протягивает мне руку актриса.

Неприличный цвет

- Весь наш фильм построен на каких-то эпизодах с автомобилями, - рассказывает Татьяна Яковенко. - Погони, слежка, преследования... И моя героиня активно пользуется автомобилем, но... ездит с водителем. “Водяной” - пожалуй, единственная картина, где я не вожу машину.

- А что, во всех других фильмах вы крутите баранку сами?

- Во всех. Хорошие водительские навыки для киноактрисы - это требование времени. Без этого никак нельзя. А вот моя подруга, киноактриса Алена Яковлева, раньше совсем не водила машину. Так для нее это стало огромной проблемой.

- Ваша первая машина?

- Личная? “Пятерка”.

- “Пятерка” БМВ?

- “Жигули”. Причем, такого страшно-отвратительного цвета.

- Это какого же? Гламурно-розового?

- Сине-голубого. Мне муж подарил эту машину. Правда, не помню, на какую дату. Может, в связи с рождением ребенка. И я стеснялась на ней ездить.

- И все из-за цвета?

- Конечно. Ну что это за цвет, сине-голубой? Детский какой-то... Мне было просто стыдно. Потом я попросила, чтобы муж поменял мне синюю “пятерку” на точно такую же, но вишневую. Очень красивая машина.

Без сигнализации

Муж не поставил на мою вишневую “пятерку” сигнализацию, - продолжает рассказ Татьяна Яковенко. - Говорил, что никому она не нужна. Потом в один прекрасный день произошло вот что... Точнее, это произошло в ночь на 21 сентября.

Мы с подругой отмечали день рождения. Я еще мужа ждала. Машина стояла под окном. Окно открыто настежь. И вдруг слышу, что под окном какая-то машина делает вот так: ж-ж-ж-ж... И резко трогается. Такое впечатление, что хочет быстренько умчаться от кого-то.

Думаю, ну надо же! Как странно. Мы еще с подругой переглянулись - ну зачем так срываться с места. Зачем так гнать? Хочешь уехать, так уезжай тихо-спокойно. Зачем всех будить в округе... Выхожу утром, чтобы ехать на работу. И вижу, что место, где я вчера оставила машину - пустое. И тогда я поняла, что накануне именно моя машина умчалась так стремительно.

За мной кто-то следил...

Потом мы купили вторую машину - “шестерку”. Она была беленькая как невеста. Даже пипикала так нежно-нежно. Ведь у каждой машины свой гудок. У каждой машины свой характер. А эта была такая нежненькая... Девочка, одним словом. Она побыла у меня ровно месяц.

Когда я отправилась на ней ставить сигнализацию, то попутно решила заехать к бабушке - завезти продукты. Запарковала машину возле дома, поднялась в квартиру. Буквально через три минуты спустилась - а машины уже нет. Похоже, за мной кто-то следил. Вот такое стечение обстоятельств - угон двух машин за один месяц. Но это меня не остановило. Я и сейчас продолжаю ездить на машине.

- И с регулярностью раз в месяц у вас крадут машины?

- Второй угон - последний угон.

- Наверное, потому что стали во­время ставить сигнализацию?

- Видимо.

- Какие автомобили вам нравятся?

- Я женщина миниатюрная, и мне всегда казалось, что мне должны нравиться маленькие машины. На самом деле - все наоборот. У меня тяга к большим автомобилям. Особенно к внедорожникам.

- Например, к “Ленд-Крузеру”?

- “Ленд-Крузер” для меня все же великоват...

“Жизнь одна”

- В фильме Ричарда Раша “Трюкач” самым опасным и сложным оказался эпизод, где “Дьюзенберг” падает с моста. А режиссер, которого играл Питер О`Тул, рисковал актерами, требуя максимальной достоверности. С вами на съемках что-либо подобное происходило?

Валерий Лысенко

- Это история с “Москвичом”... Я ее всю жизнь буду помнить. С режиссером Москаленко мы работали над фильмом “Жизнь одна”. У нас уже почти

закончились съемки. Октябрь месяц 2002 года. Золотая осень. И вот, в последний съемочный день, мне нужно было проехаться на своей машине...

- Москаленко хотел, чтобы вы совершили на автомобиле что-либо невозможное?

- Нет, моей жизнью Виталий Москаленко рисковать не собирался. Он даже не мог представить, что такое получится...

- Так что же произошло на съемочной площадке?

- Поскольку я - человек, отдающий все профессии, то у меня не возникает вопросов, если нужно, например, сниматься в своей одежде. Естественно, я снимаюсь в своей одежде. Даже если она после этого превращается в лохмотья. Если нужно сниматься в своих украшениях - я соглашаюсь. То есть я не отделяю профессию от жизни. То есть все, что я имею, я могу принести на съемочную площадку.

- Вас что, попросили принести фамильные брильянты?

- Меня спросили, не могла бы я сняться на своей “Хонде CRV” - это такой небольшой джип. Надо было сделать буквально один проезд. Это было в Москве. Улица Лебедева. Прямо рядом с университетом, на Воробьевых горах. Движение там было не очень сильное. И съемочная группа немного расслабилась. Мол, все равно ничего произойти не может. И даже не вызвали милицейские машины, чтобы перегородить дорогу. И даже оцепление не выставили. Подумали, что я из левого ряда поверну спокойненько, а они меня снимут...

“Спокойно!  Я женщина беременная!”

- Звучит команда: “Мотор! Начали!”, - вспоминает Татьяна Яковенко. - Я отъехала от тротуара. А там несколько полос движения. Три или четыре, точно не помню. Я двигалась во втором левом ряду. И не увидела помеху. Ни в окно, ни в зеркало. Возможно, другая машина попала в мертвую зону. Или, может, я невнимательно посмотрела. И к тому же я была уверена на все “сто”, что движение на этой улице перегорожено, и никто появиться там не может. Начинаю перестроение. По рации мне сообщают, что я должна поворачивать. Мне так и сказали: “Поворачивай!” Я и повернула. И тут в заднее левое колесо моей “Хонды”, прямо в мост, ударяет какая-то машина. Очень сильный удар. Я стукаюсь головой о боковое стекло. Потом прихожу в себя. Смотрю. О, Боже! В меня врезался “Москвич” синего цвета. И что удивительно: у “Москвича” от столкновения все внутренности повываливались. А мотор прямо на асфальте лежит... Из развалившегося “Москвича” выскакивает разъяренный водитель. Хочет на меня закричать, может, даже ударить. А я ему: “Спокойно! Я женщина беременная. Вы на меня не должны кричать. Я ни в чем не виновата”. И тут со всех щелей, как тараканы, вся наша группа повыскакивала и кинулась ко мне.

Калининградский СОБР на съемочной площадке не простаивал

- И чем закончилась история?

- Приехали инспектора ГАИ. Во всем разобрались. Все нормально. К счастью, я не так сильно ударилась. Потом я благополучно родила девочку. Сейчас ей 2,5 года. Но после того случая зареклась ездить на съемках на своих машинах.

- Ну, а как отреагировал ваш муж?

- Он сказал: “Ты очень хорошо зарабатываешь деньги”. И ведь он прав. Практически весь гонорар, который я получила за фильм, пришлось отдать на ремонт автомобиля.

Влюблена в Джона Малковича

- В каких фильмах вы еще снимались?

- “Вызов” - в прошлом году. Это сериал. Там я играла племянницу ювелира. Потом играла в “Сделке”. Совсем скоро “Сделка” выйдет на Первом канале. Там я тоже была за рулем. “Жизнь одна” - опять за рулем. “Продается дача”. Фильм вышел в 2006 году. Прекрасная новогодняя комедия с Панкратовым-Черным. Тоже управляла автомобилем. Потом я снималась в английской картине Оливье Бонаса “Возмездие”. В марте 2006 года фильм вышел на экраны. В “Возмездии” я каталась на “Мерседесе”.

- Съемки происходили в Англии?

- В Питере. А моя роль была на английском языке.

- Говорили по-английски в кадре?

- Знаете... - Татьяна мечтательно закрыла глаза и произнесла. - Сегодня мне приснился Джон Малкович... Да, я говорю по-английски. Конечно, не так, как по-русски. Но во сне с Джоном Малковичем я разговаривала именно по-английски. И довольно свободно.

- А почему именно Джон Малкович?

- В феврале 2006 года я снималась с Джоном Малковичем в Питере. И была в него влюблена.

- По фильму?

- По фильму... Фильм назывался “По этапу”. Режиссер - Том Робертс. Там снимались Ингеборга Дапкунайте, Женя Миронов.

- И Джон Малкович?

- Да, и Джон Малкович. И сегодня он мне приснился.

- Вы говорили с ним о любви?

- Я обсуждала с ним наш фильм. В фильме идет речь о событиях 1946 года. Женский лагерь.

- И кого вы там играли?

- Я играла начальника женского лагеря. А Джон Малкович - кэгэбэшника.

Вот сколько я вам рассказала. А началось все с машинки...

На задворках Лондона

- Татьяна, а сейчас какой у вас автомобиль?

- А зачем это вам?

- Ну, просто...

- Внедорожник. Но я не очень бы хотела называть марку.

- Почему?

- Чтобы потом не говорили, что актеры такие богатые.

- А кто сказал, что они должны быть бедными?

- Тоже правильно. Ну тогда пишите: “Лексус”.

- Если актер бедный, то это актер какого-нибудь маленького театра на задворках Лондона.

- Или на задворках Москвы...

- Или Петербурга... Но там нет задворок. И все театры - хорошие и богатые... Во сколько лет вы впервые сели за руль?

- Не скажу.

- Вы просто-таки женщина-загадка...

- Я просто скажу, что у меня 12 лет стажа.

- Ну тогда хоть признайтесь, за руль какого автомобиля вы сели впервые...

- Здесь никаких тайн нет - “Жигули-пятерка” неприлично-голубого цвета.

Красавица и чудовище

...Серая “Волга” стоит у подъезда виллы “Анна”. Водитель Савенко-Лысенко опять сидит за рулем. Словно из-под земли возле машины вырастает какой-то субъект. Он что-то говорит водителю, потом распахивает дверцу, грубо хватает его за локоть и волочет в соседние кусты...

В съемках «Водяного» принимал участие калининградский СОБР

- Стоп! Снято! - звучит финальная команда режиссера.

- Ничего себе - поворот! - ошеломленно произношу я. - Этот тип, он что, сексуальный маньяк?

- Ну, что, хороша интрига?! - с восторгом восклицает Лысенко. - А там, знаете, что в кустах?

Я пожимаю плечами. Шут его знает, что там в кустах. Татьяна Яковенко таинственно смотрит на Лысенко и переводит взляд на меня.

- В кустах снайпер в маске. И такие дикие глаза! А-а-а!!! -изображает монстра Лысенко.

У меня холодок бежит по коже. Ну, умеет же худрук театра нагнать ужас.

А загадочную Татьяну разбирает смех.

P.S. Таинственные истории, связанные с триллером “Водяной”, не закончились. После завершения этого съемочного дня “Волга”, на которой лихо раскатывал Валерий Лысенко вместе с актрисой Татьяной Яковенко, была сож­жена. Ночью. На парковке. Милиция ведет расследование.

Интересно, что накануне “Волга” ну никак не желала заводиться и ехать на съемочную площадку. Добрых полчаса худрук Лысенко таскал ее на буксире, чтобы за­ставить завестись капризный мотор. Машина, словно предчувствуя беду, не хотела покидать стены родного театра.

Ю. ГРОЗМАНИ, фото автора.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля