Новые колёса

“МЕНЯ ПОКУСАЛА ЖЕНА СЛЕДОВАТЕЛЯ”.
Галина Макуха с трудом отбилась от подполковника Александра Тютюнника и его супруги

Слушая городские сводки новостей, диву даёшься. Какими изощрёнными способами люди колотят друг друга! В бытовых разборках в ход идут не только кулаки, но и всё, что попадётся под руку - ножи, топоры, ножницы, отвёртки... На днях средь бела дня в центре Калининграда палили из травматического пистолета “Оса”.

Не прекращается “война” и за городом. Казалось бы, родные просторы, леса и поля должны благотворно влиять на нравы здешних обитателей. Ан нет. И в сельской местности кипят недюжинные страсти. К примеру, в садовом обществе “Голубево”, что в 15-ти км от Калининграда, женщина укусила... другую женщину. Жена подполковника юстиции, старшего следователя по ОВД СУ УВД по Калининградской области, цапнула за руку председателя садоводческого товарищества.

“Ну вот, опять милиция виновата, - скажете вы. - Причём тут муж в погонах? Мало ли что могло произойти между женщинами? Супруг, небось, ничего и не знал о случившемся. Был на службе, ловил преступников...”

В том то и дело, что подполковник при этом не только присутствовал, но и был, так сказать, в центре событий.

Спасите - милиция!

Вот, что рассказала нам в редакции газеты укушенная пенсионерка, инвалид 3-й группы, председатель СНТ (садоводческое некоммерческое товарищество) “Голубево” Галина Сергеевна Макуха.

- 22 сентября был обычный день. Я находилась на своём рабочем месте в домике правления. Назавтра было запланировано собрание садоводов, и я готовила документы для отчёта. Вдруг около 10 часов утра во двор въехала чёрная иномарка. Из неё вышли два человека - в гражданской одежде. Один из них представился лейтенантом милиции, сотрудником Гурьевского ОВД. Позже я узнала, что это был Алексей Ганбатын, оперуполномоченный ОБЭП ОВД по Гурьевскому округу. Второй, довольно полный мужчина, не представлялся. (Впоследствии выяснилось, что это водитель “Мазды”, на которой они приехали. Его фамилия - Каркадола.)

Ганбатын объявил мне, что будет производить выемку документов в помещении правления СНТ “Голубево”.

Я спросила, на каком основании он собирается это делать и потребовала предъявить постановление суда. Милиционер ответил, что постановления у него нет, но он и так имеет право изъять бумаги.

Тогда я позвонила своему юристу Марату Даниеляну - он пообещал приехать через 20 минут. Однако лейтенант не стал его ждать и начал сгребать со стола все журналы и документы.

Я, естественно, не хотела их отдавать и сложила в сумку. Тогда он пригрозил, что отвезёт меня в милицию в наручниках. А водитель Каркадола в доказательство серьёзности намерений вытащил из-за ремня металлические наручники и с грохотом бросил их на стол - прямо передо мной.

Я очень удивилась такому грубому обращению, мне стало как-то не по себе. А вскоре началось такое, что и в страшном сне не привидится. В помещение ворвались член нашего садового общества Александр Тютюнник (подполковник юстиции, старший следователь по ОВД СУ УВД по Калининградской области) и его жена Надежда Тютюнник. С криком “Твоя власть закончилась, хватит, насиделась на троне!” Тютюнник стала вырывать из-под меня стул и отбирать сумку.

Втроём, Тютюнник, его жена и водитель, выволокли меня во двор и повалили на землю. Кто-то из них пытался меня душить, а Тютюнник хватала из рук сумку и пакет. Кстати, там находились мои личные вещи и документы - паспорт, пенсионное удостоверение, удостоверение инвалида 3-й группы, кошелёк с 800 рублями, ключи, мобильный телефон, лекарства и т.д. Естественно, я пыталась это защищать. Тогда Надежда укусила меня за правую руку, а мужчины вырвали-таки сумку и пакет. Нападение сопровождалось нецензурной бранью. Тютюнник и полный мужчина по нескольку раз пнули меня ногами по телу. Сколько, не помню. Было очень больно и страшно! В руках у меня остались лишь ручки от сумки и пакета, и тесёмки от мобильного телефона. Так я и лежала на земле. Пока на мои крики о помощи не подоспели соседи-садоводы. Меня подняли и привели в чувство.

“Я упала на капот машины”

- Потом я увидела, как Каркадола загрузил в багажник машины мои вещи. А в это время лейтенант Ганбатын вынес из домика несколько журналов и бумаги. Забрали также металлический сейф. Ганбатын закрыл домик на замок, а ключ положил в карман. Машина стала разворачиваться, пытаясь уехать с документами - заметьте, без всякого оформления протокола об изъятии. Это просто грабёж! Галина Макуха

Увидев такое дело, мы вчетвером (садоводы Жерлыгина, Журавлёва, Королёва и я) перекрыли дорогу. Но водитель “Мазды” не собирался сдаваться. Он несколько раз шёл на таран, так что мы оказывались на капоте.

Журавлёва упала и ударилась, у неё потекла кровь. Я же, уцепившись за дворники ветрового стекла, удержалась на капоте.

Услышав наши крики о помощи, прибежали и другие садоводы. Несколько десятков человек заблокировало дорогу. Кто-то мне дал телефон, и я позвонила в службу собственной безопасности областного УВД. Мне ответили, что сейчас приедут. Через некоторое время действительно прибыли машины. Одна милицейская - с группой милиционеров в форме. Вторая - из Гурьевского УВД, в ней были люди в гражданском. Те, что из Гурьевска, посадили Ганбатына к себе в автомобиль. А сотрудники из области стали разговаривать с Тютюнником - тоже в машине. После этих разборок Тютюнник и Ганбатын сильно поникли. Очевидно, поняли, что придётся отвечать за бесчинства. Кто-то из гурьевской группы сказал, что, мол, подставили тебя, парень. А кто-то из сотрудников УВД намекнул Тютюннику, что он вляпался в неприятности. Ведь на самом деле они не имели права забирать документы, так как не было никакого уголовного дела, не было постановления суда...

- Но ведь лейтенант милиции просто так бы не приехал? - поинтересовалась я, журналистка “НК”.

- Как оказалось, у Ганбатына находилось на рассмотрении заявление Александра Тютюнника на якобы мои незаконные действия. Из-за чего он на меня ополчился, я расскажу позже.

- Хорошо. Что же было дальше?

- Старший милиционер из Гурьевска заставил водителя легковушки достать из багажника “Мазды” похищенные у меня вещи. Вернули сейф и ключ от домика. И в это же время Тютюнник снова схватил мою сумку и начал в ней рыться. После чего её содержимое - лекарства, кошелёк, ключи от квартиры - пришлось подбирать в траве. Всё оказалось разбросанным по двору.

Потом вызванные мной милиционеры составили протокол. Я поставила подпись, где надо - по их подсказкам. Так как сама плохо себя чувствовала. Ничего не могла прочитать. У меня поднялось давление, а укушенная рука распухла и страшно болела.

Я попросила копии протоколов, но мне отказали. Часть журналов из правления они всё же увезли - сложили в мешок и опечатали.

24 сентября я поехала в судмедэкспертизу и зафиксировала побои...

Галина Сергеевна протянула мне заключение судмедэксперта: “У Макухи Галины Сергеевны, 1947 года рождения, имеются ссадины и кровоподтёки правого предплечья, кровоподтёк левого плеча”.

- Судя по медэкс-пертизе, повреждения не вызвали расстройства здоровья, - заметила я.

- Знаете, у меня подскочило давление, я же гипертоник. А этот укус оказался таким ядовитым... Долго болел. Прошло столько времени, а до сих пор на руке - синяк. Посмотрите!

Галина Сергеевна отогнула рукав и продемонстрировала следы от укуса.

Подполковник не платит взносы!?

- Так всё же, с чего начался конфликт?

- Тютюнник не платит взносы в садовое общество с 2003 года. Я, как председатель, в письменной форме напомнила ему о задолженности, но он не отреагировал. В марте 2007 года я обратилась к начальнику УВД генералу Кириченко, сообщила о долге и попросила повлиять на их сотрудника. Пришёл ответ - мне посоветовали обратиться в суд.

- Какие взносы в вашем товариществе?

- Раньше платили 240 рублей в год за участок в 6 соток. В этом году - 300 рублей. Плюс целевые расходы: на содержание дорог (гравий подвезти), на обслуживание электросетей (у нас есть электрик). Кто на машинах приезжает - за дороги (500 рублей в год). Если без машины - 100 рублей. Думаю, это не так много. Ведь некоторые люди здесь живут даже зимой!

Ну, вот. После этого Тютюнник, пользуясь служебным удостоверением, изъял в областном обществе списки садоводов. Откуда-то появились люди, недовольные моим правлением. 23 сентября 2007 года должно было состояться общее собрание садоводов. Наверное, меня хотели убрать, а собрание - сорвать.

- Собрание состоялось?

- Да. Меня садоводы поддержали, одобрили мою деятельность, опять избрали председателем. Хотя я уже и рада бы отказаться. Слишком много проблем. Платят мало, а хотят - много! Кстати, на собрании обоих Тютюнников исключили из товарищества садоводов.

“Следующий раз привезём в наручниках!”

- А документы вам милиционеры вернули?

- Нет. 24 сентября я приехала в Гурьевский ОБЭП. Лейтенант Ганбатын опять грозил наручниками, требовал написать, что я не имею претензий к милиции, что он якобы пытался прекратить бесчинства. Когда я уходила, начальник ОБЭП Бирюков бросил вдогонку: “Следующий раз привезём в наручниках!”

После всего произошедшего Галина Сергеевна написала генералу Кириченко уже жалобу...

12 ноября 2007 года из УВД пришёл ответ:

“По результатам служебной проверки факты, изложенные в вашей жалобе, частично подтвердились. За нарушение служебной дисциплины к старшему следователю ОВД СУ при УВД Калининградской области подполковнику юстиции А.А. Тютюннику приняты меры дисциплинарного характера”.

Но 16 ноября 2007 года появился ещё один документ - постановление следственного комитета при прокуратуре РФ об отказе в возбуждении уголовного дела - за отсутствием состава преступления:

“Служебная проверка от 29 октября 2007 года, заключение которой было утверждено генерал-майором милиции С. Кириченко, в действиях сотрудников УВД по Калинин-градской области нарушений законности не выявила”.

В возбуждении уголовного дела отказали.

Били, душили и кусали

Надо сказать, что свидетели-садоводы Жерлыгина, Куцак, Королёва дали показания, аналогичные Макухе. Однако по версии милиционеров Тютюнника и Ганбатына всё выглядело несколько иначе. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от16.11.2007 года сказано:

“...После того, как Ганбатын попросил председателя правления предоставить ему все документы, Макуха стала собирать документы со стола, прятать под одежду и в сумку. Жена Тютюнник вбежала в правление и стала вырывать у Макухи сумку, в которую та уложила документы. <...> Затем Макуха вытолкнула его жену из помещения правления, отчего та упала и ударилась головой о камни. После этого Макуха стала её душить. Видя это, он (Тютюнник) взял Макуху за руку, чтобы оттянуть от своей жены, которая укусила её (Макуху) за руку. В этот момент прибежал Каркадола и им удалось разнять женщин”.

А вот что увидел лейтенант Ганбатын (из материалов проверки, проведённой Гурьевским межрайонным следственным отделом от 06.12.2007 года):

“В тот момент, когда Макуха стала рвать документы, Тютюнник, его жена и кто-то из присутствующих граждан стали хватать её за одежду и сумку, препятствуя уничтожению документов. Началась борьба, в процессе которой все указанные выше лица переместились на улицу. Выйдя на улицу, Ганбатын увидел, что на земле борются 5-6 человек, в их числе был А.А. Тютюнник. На требования Ганбатына прекратить потасовку они не отреагировали. Ганбатын позвонил по мобильному телефону в ДЧ ОВД по Гурьевскому району”.

- Вы действительно рвали документы? - спросила я Галину Сергеевну.

- Нет! Зачем мне рвать бумаги, если я их готовила специально к собранию? Они теперь говорят, что, дескать, встретились по дороге - случайно. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 16.11.2007 года написано, что 22 сентября утром Тютюнник шёл пешком по грунтовой дороге, в сторону СНТ “Голубево”. Около него остановился автомобиль “Мазда”, водитель которого предложил его подвезти. А по дороге в иномарку сел ещё один молодой человек - сотрудник Гурьевского ОБЭП Ганбатын. То есть они оказались вместе случайно. Я этому не верю. Они с самого начала ехали все вместе - с определённой целью. Это была организованная группа.

До сих пор я считала, что милиция призвана охранять добропорядочных граждан от преступных посягательств. Но теперь убедилась, что сотрудники милиции (надеюсь, не все!) способны издеваться над пенсионерами, инвалидами, беззащитными людьми. Наличие милицей-ских корочек, как я понимаю, позволяет творить беззаконие и уходить от ответственности за содеянное.

“Требуем возбудить уголовные дела!”

На отказ в возбуждении уголовного дела садоводы направили жалобу в прокуратуру. Однако оттуда пришла лишь отписка. Тогда пострадавшие обратились к уполномоченному по правам человека и к губернатору Калининградской области.

Наконец 15 декабря 2007 года постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 16.11 2007 было отменено, а материал направлен на дополнительную проверку. Подписал решение заместитель руководителя Гурьевского межрайонного следственного отдела юрист 2 класса В.В. Бел.

С тех пор прошло больше полугода, а решения - нет.

Но садоводы сдаваться не собираются и написали коллективное письмо Генеральному прокурору РФ, министру внутренних дел РФ и губернатору Калининградской области

“Мы, садоводы и огородники садоводческого некоммерческого товарищества “Голубево”, крайне возмущены грабежом и разбоем, устроенным в товариществе 22 сентября 2007 года группой, состоящей из работников милиции. На заявления в УВД области и прокурору области нет реакции. Садоводы жаловались в Гурьевский ОВД на крупные кражи в домах, на налёты металлистов, кражи алюминиевых проводов ЛЭП. Но ни одна кража не раскрыта. Нам даже отписки не всегда давали! А теперь - дожили! Работники милиции издеваются над женщинами!..

Требуем возбудить уголовные дела по п.п. “а”, “г”, ч. 2 ст. 161 УК РФ (грабёж, совершённый группой лиц, с применением насилия)”.

Под заявлением подписались 14 человек.

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля