Новые колёса

“МЕНЯ НАПОИЛИ КОКОСОВОЙ САМОГОНКОЙ”.
Николай Цуканов боялся, что его посадят в тюрьму

На предложение дать интервью для нашей газеты глава Гусевского района Николай Цуканов откликнулся сразу.

В парадном местной администрации обращает на себя внимание вывеска “Центр обслуживания граждан”. За стеклом - девушка-диспетчер. Окошко. И никакой очереди. Лишь одна молодая женщина. Да старушка, которая сидит напротив “центра” на лавке. Со всеми своими проблемами сюда идут жители района. Здесь подают жалобы, выдают справки, принимают заявки... Не нужно бродить по этажам в поисках заветного кабинета, а потом часами ждать приема. Ни в каких администрациях я такого не видел.

- Да, система себя оправдала, - говорит мне председатель горсовета Зинаида Моисеева. - Все организовал наш глава - Николай Николаевич Цуканов. Если не ошибаюсь, он “подсмотрел” это где-то в Швеции. Или в какой-то другой скандинавской стране.

...И вот я в просторном кабинете Цуканова. Мы говорим об автомобильных пристрастиях главы.

Бензовозы из Эстонии

- Водительские права я получил в 1992 году, - начинает с главного Николай Цуканов. - Хотя, если честно, сначала я ездил без прав. Причем, на грузовом автомобиле. Я как раз уволился из горкома комсомола и решил заняться бизнесом. Поехал в Москву на выставку “Строительные конверсии” и познакомился с одним полковником. Он представлял конверсионную продукцию и рассказал мне, что сейчас отовсюду выводятся войска и высвобождается старая военная техника. Спросил, не хочу ли я что-нибудь приобрести. Я отказался. Еще подумал про себя: ну зачем мне танк или, скажем, бронетранспортер? Но потом приехал домой в Гусев, посоветовался с друзьями, и мы решили купить несколько грузовых автомобилей.

- А деньги? Это же стоило немало?

- Взяли кредит в банке. Приобрели четыре МАЗа и четыре ГАЗ-66. Это были топливозаправщики. Находились они в Эстонии. Я собрал всех своих друзей. Причем, прав ни у кого тогда не было. Впрочем, и границ тоже. Поэтому мы съездили за машинами и благополучно перегнали их в Калининградскую область. После этого я еще два года ездил без прав.

- А как же ГАИ?

- Все гаишники в Гусеве считали, что они у меня есть. Вообще-то меня они периодически останавливали, а я всякий раз говорил, что права забыл дома. В те времена ГАИ была более лояльна. Но все же, когда в очередной раз меня оштрафовали, я твердо решил сдать на права. Купить права я и не пытался. Во всяком случае, даже не знал, как это сделать.

Правила изучил хорошо, поэтому за теорию рассчитался без проблем. Практическое вождение сдал влегкую. Так и получил первое в своей жизни водительское удостоверение.

- А куда вы ездили на бензовозах?

- Да в общем-то никуда. Так получилось, что все бензовозы мы очень быстро продали и у нас остался только ГАЗ-66.

Шланг и армейская подушка

- На московской выставке мы приобрели деревообрабатывающий станок, и я сам отправился за ним на грузовике ГАЗ-66.

Николай Цуканов

- За рулем? Без водителя?

- К тому времени у меня права-то уже были. Жуткое путешествие. Машина больше 70 км/час не выжимала. Зима, холод жуткий. К тому же еще и тросик оборвался...

- Какой тросик?

- К педали газа. Хорошо, что капот находился в кабине. Я открыл крышку капота, подвязал шнурок, так и газовал этим шнурком... вплоть до самой Москвы. В пути промерз так, что ног не чувствовал. Где-то за сиденьем нашлась старая армейская подушка. Я разодрал ее и законопатил ватой все щели. Но и это не помогало. Вытащил гофрированный шланг от печки и засунул его себе под свитер. Чтобы вконец не замерзнуть. И так ехал 1200 километров. Потом уже перед самой Москвой я остановился на милицейском посту. Сотрудник милиции за канистру бензина разрешил снять тросик с другой машины, помог установить запчасть куда следует. Милиция тогда помогала всем... Сейчас я вспоминаю это путешествие и понимаю, что теперь на такой подвиг я бы не отважился. А тогда... Мне казалось, что это страшно интересное приключение. Представьте себе, по Москве я качу на ГАЗ-66!

Помощник комбайнера

- Когда впервые сели за руль?

- Начинал я ездить не на автомобиле, а на мотоцикле. Тогда мне исполнилось 16 лет. Купил я его у своего приятеля за 120 рублей. По тем временам - немыслимые деньги.

- Как заработали на мотоцикл?

- Трудился помощником комбайнера, потом на заводе газоэлектросварщиком

- Это в каком же возрасте?

- С 14-ти лет. Как-то раз поздно вернулся от девушки - ездил в близлежащий поселок Красногорское. Ведь телефонов мобильных в то время не было - не мог позвонить. Лишь под утро приехал - дело-то молодое. Мама ждала меня всю ночь, переживала страшно. А потом взяла в сердцах и порубила тяпкой мой мотоцикл. Но я не растерялся и сделал из него спортивный мотоцикл. Снял все крылья. Поставил маленький бак от мопеда. Переделал и вскоре опять стал гонять. А когда уходил в армию, то подарил его своим приятелям.

- Кто ваши родители?

- Мои родители - самые замечательные люди. Мама работала на трикотажной фабрике “Чайка” в Гусеве. Была закройщицей. Затем, уже почти в 50 лет, она получила красный диплом зоотехника и поехала работать на село, в совхозы “Восход” и имени Колоскова. А папа работал мастером-наладчиком.

- В семье автомобиль был?

- У отца был мопед марки “Рига”.

Инспектор с юмором

- Ваш самый нелепый случай с гаишником?

- Один мой приятель из Калинин­града катается на японском джипе “Тойота”. Причем, внедорожник этот с правым рулем. Дело было года полтора назад. Едем мы по шоссе. Возле Гурьевска нас останавливает гаишник. Милиционер подходит ко мне. Потому что я сижу слева. То есть с той стороны, где у нормальных машин находится руль. А Саша, мой товарищ, быстро снимает оплетку с руля и дает ее мне в руки. “Ваши права!” - строго говорит мне человек в форме. “Это не ко мне, это к нему”, - весело отвечаю я блюстителю порядка. Милиционер теряет терпение и строго командует: “Выйдите из-за руля!” “У меня нет никакого руля!” - как ни в чем не бывало отвечаю я. Открываю дверцу, протягиваю ему оплетку и говорю: “На! Возьми!”

К счастью, парень нормальный оказался. Не вредный. Оценил нашу шутку. Все повторял и приговаривал: “Здорово вы меня прикололи!” Потом еще анекдот на память рассказал. Несмотря на то, что мы скорость все же превысили, он нас с миром отпустил. Есть же все-таки нормальные гаишники...

- А про плохих гаишников?

- Это произошло под Москвой. Суббота. Я только-только въехал в Кунцево. В то время штрафы на месте брать запрещалось. Их надо было оплачивать только через Сбербанк. А я ехал на очень ответственное мероприятие. Какой-то концерт с политическим оттенком. И я на него опаздывал. Итак, останавливает меня милиционер за нарушение скоростного режима. Я, конечно, извиняюсь. Объясняю, что времени у меня в обрез - мэр Москвы на концерте будет. Инспектор мне заявляет: “Обнаглели совсем! На буржуйских машинах здесь раскатываете...”

Ну, я вижу, что из него так и прет классовая вражда. Тогда спокойно объясняю: “Чтобы купить такую машину, я столько лет работал...” Но он слушать ничего не желает: “Кто может заработать на такую машину? Вас всех вешать и стрелять надо. Страну разбазарили”.

Тогда деликатно интересуюсь, уж не коммунист ли он. “Да, коммунист. И партбилет с собой ношу”.

Пытаюсь вызвать у него хоть капельку сострадания и рассказываю, что я - бывший комсомолец и чисто случайно не стал коммунистом. Но милиционер твердо стоит на своем. Забирает права, документы на машину и отправляет меня платить штраф в Сбербанк.

“У вас аптечки нет!”

Но Сбербанки по субботам не работали. Возвращаюсь назад и опять иду на поклон к гаишнику. Но он как каменная глыба: “Ставь машину на штрафплощадку. Ничего не знаю”.

- Вы предлагали ему деньги?

- Предлагал. Но он категорически отказался. И все твердил свое: “Все вы подонки. Мерзавцы. И вообще, у вас аптечки нет”.

- Именно аптечки?

- Ну да. Уж не помню, я, кажется, выложил ее накануне, а вернуть на место забыл.

- Так чем дело закончилось?

- Я позвонил по сотовому телефону одному довольно высокопоставленному лицу. Тот, видимо, стал уговаривать гаишника отпустить меня. Но милиционер гнул свою линию: “Нарушитель мне нахамил, нагрубил, деньги мне предлагал. И вообще, у него аптечки нет”.

- Так вас отпустили?

- Отпустили.

- И кто дал команду?

- Первый заместитель мэра Москвы. Когда он позвонил, гаишник мне все документы сразу же и отдал. Но потерял я почти час. Причем, нарушение-то было пустяковое - превысил скорость всего на 15 километров в час. Вместо 40 км/час ехал 55 км/час.

- А на каком автомобиле вы ехали, что вызвали классовое негодование блюстителя порядка?

- На “сто двадцать четвертом” “Мерседесе”.

Кокосовая самогонка

- Были случаи, когда гаишники пытались вымогать у вас деньги?

Лето 2006 года. На военных сборах на танковом полигоне под Гвардейском. Сергей Булычев в роли механика-водителя, Николай Цуканов - стрелка-радиста

- Сплошь и рядом. Хотя в Калининградской области этого значительно меньше, чем в Москве. В Калининграде я даже и не помню, когда в последний раз гаишнику деньги платил. Протокол вот составляли. Раза два. Но здесь все было строго официально. А что делается на Северном Кавказе! Или в Ижевске. Там всякое бывало...

- В страны Западной Европы на автомобиле выезжаете?

- Был в Германии, во Франции, в Италии. Но самый нестандартный случай из моих зарубежных поездок связан с путешествием на Сейшельские острова. В этом государстве проживает около 100 тысяч человек, и оно расположено на нескольких островах. Мы поехали отдыхать на самый большой остров. Решили взять машину напрокат. А дороги там - один серпантин. Горные перевалы, спуски, подъемы...

И вот администратор отеля приводит меня к стоянке с машинами напрокат. Но когда я посмотрел, что это за машины, пришел в ужас. Я даже их названия не помню. Это как телега с рулем, тремя педалями и коробкой передач. Вместо сидений - что-то вроде табуретки, обшитой дерматином. Спрашиваю администратора: “Как по вашим горным дорогам на такой машине можно ездить?”

“Да нормально, - не понимает моего беспокойства клерк. - Конечно, у нас есть машины и получше, но в данный момент их все разобрали. Остались только эти. Берите, что есть”.

И вот когда я поехал с женой по этому серпантину, у нас было жуткое состояние. Ощущение, что вот-вот какая-нибудь шестеренка вылетит и машина покатится назад. А там пропасти по нескольку сот метров глубиной. Потом вниз стали съезжать. Спуск страшный. Вся надежда на тормоза. А тормоза - ну, просто никакие. Визжат. Скрипят...

Попадались дороги с одной полосой движения. Едем как-то по такой “магистрали”. Навстречу - военный грузовик. И что нам оставалось? Сдавать задним ходом километра два, чтобы его пропустить.

После всех этих дорожных приключений я чуть не поседел. Но потом приспособился к этой “табуретке”, привык немного. Правда, когда я думал, что наконец-то общий язык с дикой машиной нашел, она вдруг заглохла. Но на помощь мне пришло местное население. Там хорошие люди, добрые такие - креольцы. Они меня чаем напоили, кокосовой самогонкой... Вначале я пытался было возражать, отказывался: “Я за рулем не пью”. “Ты не за рулем, - убеждали меня аборигены. - Ты с нами”.

Разорвало от смеха

- В аварию после креольского угощения не попали?

- На Сейшелах - не попал. Все обошлось. А вот в Таиланде угодил в переделку. Движение там левостороннее. Руль - справа. Собственно, поэтому все и произошло. С непривычки. Ехали мы с моим давним приятелем Игорем Петрушой на джипе “Самурай”. И еще все спорили, кто из нас поедет за рулем: он или я. Сел за руль Игорь. На перекрестке стали делать поворот. Немного не вписались. Движение-то левостороннее. И врезались в... толпу велосипедистов.

Это в Европе велосипедисты ездят организованно, рядами, колоннами. А там - настоящая толпа. К огромному счастью, никто не пострадал. Вообще никто. Это даже удивительно. Но полицейский тут как тут.

Николай Цуканов

- Вас же могли посадить в таиланд­скую тюрьму!

- И у меня вначале были серьезные на этот счет опасения. Пока я не поговорил с полицейским. Он оказался коррумпированным, взял у нас деньги и отпустил с Богом.

Я и раньше с Игорем Петрушой попадал во всякие переделки. Игорь - наш местный парень, гусевский. Сейчас живет в Москве. Когда-то давно у него была машина “Таврия”. У нас ни у кого не было, а у Игоря была. По тем меркам - крутой автомобиль. И первый в его жизни. Поехали мы как-то на этой “Таврии” в Польшу. Причем, поехали впятером. Представляете себе “Таврию”? И нас в ней - пятерых здоровых ребят. А надо сказать, что Игорь очень плохо водил машину в то время. То под “КамАЗ” попадет, и эту несчастную “Таврию” грузовик на колеса намотает. То лошадь собьет. То в чистом поле толкнет нечаянно машину, а она укатится неведомо куда. Прикольный автомобиль, одним словом. Когда мы ехали в Польшу, то Петруша от встречных машин так шарахался, что прижимался к самым деревьям на обочине. А мы-то знаем, чего стоит Петруша как водитель, от страха трясемся. Чтобы немного разрядить обстановку, решили рассказать анекдот. Рассказали и все враз расхохотались. Хохочем так, что слезы из глаз брызжут. Чувствуем, что хлипкая машина уже ходуном вся ходит. “Стой!” - кричим. Петруша тормозит. И тут происходит что-то невероятное. Мы так напряглись, что от нашего гомерического хохота повышибало все двери. Разорвало машину от смеха!

Первые лица

- С кем из первых лиц государств вам приходилось встречаться?

- С королем Таиланда, например. В отеле “Амбассадор”. Он приехал на шикарном черном “Мерседесе”. Но не это меня поразило. Король постоянно ходил с фотоаппаратом на поясе. Словно он не король, а фотокорреспондент.

Когда отдыхал в Шарм-Эль-Шейхе, то жил по соседству с премьер-министром Египта.

- А из российских политиков с кем общались?

- С Владимиром Вольфовичем. Мы в Москве с ним встречались.

- Ваши впечатления?

- В жизни он совсем не такой, каким мы привыкли его видеть в Думе и по телевидению.

- Неужели еще более активный?

- Наоборот. В жизни Жиринов­ский более рассудительный и спокойный. Компанию поддерживает, шутит, выпивает, держится со всеми запросто. А вот когда я был в Казани, встречался с президентом Татарстана Шаймиевым. Двойственное впечатление осталось. От него идет энергетика. Энергетика восточного человека. Я это на себе ощутил.

- Вам помогает в работе давнее знакомство с Георгием Валентиновичем?

- У Бооса принцип простой. Делаешь хорошо свое дело - молодец. А допускаешь ляпы - получай по первое число. Боосу безразлично, кто ты ему: сват, брат... Без разницы.

Еще я хорошо знаком со спикером Калининградской областной Думы - Сергеем Булычевым. Летом 2006 года нас вывозили на военные сборы на танковый полигон под Гвардейском. В ходе занятий Сергей Васильевич загорелся идеей проехаться за рычагами БМП. Военные стали возмущаться: “Нельзя! Не положено!” Но Булычев все же сел. И поехал. Круто развернулся. Пронесся на большой скорости, да так мастерски... Все были просто сражены. Раньше Булычев командовал мотострелковым батальоном. За героизм и мужество во время войны в Афганистане он награжден орденом Красной Звезды. Для политика - это круто! На память мы с ним сфотографировались. Он - в роли механика-водителя, я - стрелка-радиста.

Часы на башне

Цуканов предлагает совершить небольшую поездку по Гусеву. Николай Николаевич садится в свой “Мерседес W-220” и приглашает меня занять место рядом.

Мы выезжаем. Едва успеваем отъехать, как звонит мобильник. Цуканов долго слушает, потом отвечает, что возьмет на контроль и все сообщит начальнику ГОВД Гусева. А сам, как только освободится, сразу же подъедет.

Николай Цуканов

- Мне только что звонил социальный работник по делам несовершеннолетних. Какие-то молодчики шантажируют одного парнишку. Обвиняют его в воровстве фотокамеры, взамен требуют крупную сумму денег. Но ведь очевидно, что он ничего не крал.

- И вы лично будете заниматься этой историей?

- Будет заниматься милиция. Но вникнуть мне придется. Не нравится мне, что в городе, за который я отвечаю, происходят подобные безобразия. Не потерплю, чтобы какие-то подонки чувствовали себя здесь хозяевами.

- А кто в городе хозяин?

- Конечно же, законная власть.

Мы продолжили экскурсию по городу. Посмотрели чудно отреставрированную лютеранскую кирху. Подъехали к часовне, воздвигнутой еще в старые немецкие времена в память погибших русских солдат. Теперь здесь католический приход Святого Андрея Апостола. И, наконец, остановились возле монументальной аркады, когда-то входившей в общий комплекс спортивных сооружений, построенных к Олимпийским играм 1935 года.

Потом - центральная площадь.

- Эти часы на башне - мой подарок городу. Дело в том, что раньше никаких часов там не было. Вверху располагался кайзеровский герб. Убирать его мы не стали - историческая ценность. Поэтому поверх герба установили часы. По моему проекту они были изготовлены в Москве. Как вы думаете, они не выпадают из общей стилистики здания?

- По-моему, часы органично вписались в исторический ансамбль всей площади.

Раздается бой часов. Николай Цуканов спешит по делам. И мы прощаемся.

Ю. ГРОЗМАНИ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля