Новые колёса

МАФИЯ НА ПРИЧАЛЕ работает без лицензии, но под крышей полиции

Уже через год нас ждёт “событие века” - в Калининграде пройдут четыре матча чемпионата мира по футболу. В город хлынут тысячи иностранных туристов. Они пойдут гулять по историческому центру (Кафедральный собор, могила Канта, памятник Альбрехту), наверняка заглянут в “Рыбную деревню” и захотят прокатиться по Преголе - на речном трамвайчике...

Война в Калининграде

Леонид Малыгин

Бедняги даже не подозревают, что их ждёт смертельно опасное приключение: перевозкой людей по воде у нас занимаются нелегалы. Те же, кто пытался работать законно, тихо идут ко дну...

На днях в редакцию “НК” обратился 43-летний предприниматель Леонид Михайлович Малыгин (директор ООО “Нашира”).

- Больше десяти лет я занимаюсь пассажирскими перевозками по реке Преголя, - поведал он. - Раньше у меня был один катамаран, а в прошлом году москов­ский инвестор предоставил ещё четыре (на 11 мест каждый).

Обычная прогулка длится 40 минут. Билетик стоит 400 рублей - для взрослых и 200 рублей - детский. Особенно сейчас популярен маршрут к строящемуся стадиону на Острове...

На Малыгине нет капитанской фуражки с золотым шитьём, он одет в обычную одежду, но мозолистые руки выдают в нём трудового человека, а не офисного начальника.

- У меня есть лицензия на перевозки и все разрешительные документы, - продолжает Леонид Михайлович. - Но работать стало невозможно. Дело в том, что город­ская администрация сдала почти все причалы в аренду, и теперь там промышляют нелегалы. Причём они обнаглели настолько, что объявили мне войну!

Швартовка нелегалов

- Проблемы начались в апреле прошлого года, - вспоминает Малыгин. - Мы с капитаном Сергеем подошли к причалу возле Юбилейного моста, а там всё заставлено частными катерами. Нелегалы сидят в них и пьют.

- Ребята, дайте пришвартоваться, - попросил я. - Встаньте хотя бы в два борта.

- Мы ничего убирать не будем, - ответили те. - Иди отсюда!

- Мужики, я уже три года работаю по лицензии, - напомнил Леонид. - А вы кто? Вы вообще не имеете права вставать к пассажирским причалам!

Малыгин пояснил: есть правила плавания во внутренних водных путях, согласно которым, швартовка маломерных судов к пассажирским причалам запрещена.

Впрочем, его аргументы нелегалов только развеселили.

- У нас тоже документы есть! - ответили они.

- А если я ментов вызову? - наседал Малыгин. - Зачем устраивать конфликт?

- Вызывай кого хочешь! У нас везде свои люди.

- И это правда, - признаёт Леонид. - Один из нелегалов - бывший сотрудник линейного отдела полиции на транспорте, подполковник Гончаров. А действующий заместитель начальника этого отдела - Михаил Васильевич Герасимов - раз в неделю приходит к нелегалам в гости.

Не знаю, дают ли нелегалы взятки, или на них закрывают глаза просто по дружбе, но факт остаётся фактом: в полиции всё знают и ничего не делают.

Короче, минут сорок мы препирались. Потом одно место освободилось, мы встали и начали работать. Но нелегалы предупредили:

- Скоро мы тебя отсюда вытолкаем. Ты работать здесь не будешь.

Заработал на пиво

- Почему нелегалы не хотят оформить лицензию и работать по закону?

- Во-первых, их суда не соответствуют требованиям, - объясняет Малыгин. - Безопасности пассажиров там никакой. Во-вторых, собрать все документы - это долгая, кропотливая работа. Зачем им это?

Раньше я сам занимался нелегальным извозом. Но мы не борзели - подошёл вечером к причалу, несколько человек прокатил, “на пиво” заработал, и ладно. А сейчас нелегалы почувствовали, что им всё позволено. Они внаглую стоят у “Рыбной деревни” даже днём!

Я обращался в Северо-Западную прокуратуру (в Питер), но оттуда мои письма пересылали обратно в Калининград. И на следующий день нелегалы мне говорили: “Чего ты туфту там всякую пишешь? Читали мы твою жалобу...”

Это уже примета такая: если нелегалы с утра не вышли - значит, будет прокурорская проверка. Только проверка ушла - через час все причалы захвачены...

Ударил в ухо

- В августе прошлого года конфликт обострился, - продолжает Малыгин. - Мы обкатывали двигатели на четырёх наших катамаранах, и тут на одном из них загорелась лампочка давления масла. Наш капитан пришвартовался у моста и стал смотреть, в чём дело. В этот момент к нему по причалу подошёл капитан с нелегального катера и говорит:

- Иди отсюда! Тебе здесь стоять нельзя.

Наш капитан ответил, что сейчас устранит неполадку и уйдёт. Но второй стал грубить и ударил его по уху! Я был в ста метрах, увидел это и сразу позвонил в линейный отдел полиции:

- У меня нападение на капитана. Что за бардак у вас творится?! Нелегалы совсем страх потеряли!

Приехала полиция, но видимых телесных повреждений нет, заявление писать мы не стали.

Рядовые сотрудники ЗУВДТ объяснили:

- Если будет команда сверху, то мы этих нелегалов уберём. А пока - они как работали, так и будут работать.

Малыгин сжимает натруженные кулаки и тяжело вздыхает.

- В тот же день произошла диверсия, - продолжает он свой рассказ. - Ночью на стоянке у меня разукомплектовали все пять судов! С одного сняли редуктор мотора (а деталь это редкая), с остальных - блоки управления двигателем. Это такая коробочка размером с две пачки сигарет, но цена одной - 80 тысяч рублей.

В сумме ущерб превысил полмиллиона рублей. Запчасти пришлось заказывать в Японии, при этом три месяца мы не могли работать. По факту кражи полиция завела уголовное дело, которое не расследуется до сих пор.

Серая схема

- Первого апреля 2017 года открылся сезон на реках, и теперь главный вопрос: откуда нам работать? - говорит Малыгин. - Дело в том, что произошла монополизация городских причалов. Всего их у нас пять. Это объекты общего пользования, однако четыре из них мэрия через аукцион сдала в аренду.

- Один причал достался юридическому агентству, которое к перевозкам вообще отношения не имеет. Другой - выиграла компания, которая занимается перевозками, но разрешительных документов у неё нет.

Мы тоже участвовали в торгах. Начальная цена была 80 тысяч рублей в год - за один причал. Но потом она перевалила за 300 тысяч, а столько мы не потянем.

В итоге все причалы оккупировали нелегалы. Это такая серенькая схема, как уйти от ответственности: причал в аренде у какой-то фирмы, судно принадлежит физическому лицу, а капитан - вообще наёмный работник. Если придёт полиция, он скажет: “Я взял катер покататься и решил подзаработать”. Штраф за это - 1.000 рублей.

Нелегалы забирают пассажиров, закрывают калитку и уходят. А я подхожу к причалу и не могу забрать людей. Не через забор же им лезть! Туристы в шоке от того, что в Калининграде творится.

Представьте, если мэрия сдаст в аренду остановки общественного транспорта в центре города. Какая-нибудь фирма огородит их забором, и будут только её маршрутки там останавливаться. Ну это же глупость!

В Питере была аналогичная ситуация, но теперь там город сам ведёт распределение: какой длины судно - столько метров причала и выделяют. Причём судно должно быть с лицензией.

Разговаривал с коллегами из Саратова - они тоже диву даются:

- У нас на Волге мы не можем подойти на частных катерах к пассажирскому причалу. А у вас тут стоит непонятно кто. И они ещё возят людей!

Уродуют облик

- Убрали же с остановок общественного транспорта “бомбил”, - недоумевает Малыгин. - Так почему не навести порядок с причалами? Вот выгоню я свои пять судов, а где им швартоваться?

Я писал в городскую администрацию: “У меня есть лицензия на перевозку пассажиров. Покажите мне место, где я могу работать. Где у нас причал общего пользования?”

Пока ответа нет.

Что мы в итоге имеем? Я перестал платить налоги (платить их просто не с чего), разогнал работников в отпуска, а город потерял деньги за аренду. Ведь если брать плату не за причал, а с каждого перевозчика, то доход будет больше.

Страшные заборы, которыми огорожены причалы, уродуют облик города. Туристов катают нелегалы... Хотите прославить Калининградскую область чрезвычайным происшествием? Не дай Бог, как “Булгария” кто-нибудь утонет...

Багром по голове

- Как простому человеку отличить нелегального перевозчика?

- Лицензию спрашивать. Хотя они могут любую бумажку показать - кто ж знает, как выглядит настоящая лицензия...

Внешне суда нелегалов смотрятся прилично. Они зарегистрированы в ГИМСе (государственной инспекции маломерных судов). Но они - не для коммерческого использования.

Мои суда зарегистрированы в Реестре судоходства. Оформление разрешений заняло целый год. Там куча требований. На каждое судно нужно собрать толстенную папку документов и подать её в Транснадзор. Потом комиссия всё осматривает и выдаёт лицензию. Только после этого можно возить людей.

Малыгин показывает официальные бумаги.

- Московские инвесторы вложили в покупку четырёх наших катамаранов 4,5 млн. рублей, - вздыхает предприниматель. - И теперь они спрашивают: “Когда вы начнёте зарабатывать?” А мы не можем!

Я уже опасаюсь за жизнь персонала. Вот скажу я капитану: “Иди там швартуйся”. Он подойдёт и снова получит по морде.

А если он в ответ ударит багром и кого-нибудь убьёт? Не все же могут контролировать себя, когда их бьют в лицо...

А. МАЛИНОВСКИЙ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля