Новые колёса

“ЛУЧШЕ БЫ Я РАЗБИЛСЯ НАСМЕРТЬ”.
Родители Антона Попова ждут справедливого наказания.
Но не расправы…

...30 августа умер малыш Антон Рослов, неделей раньше сбитый на Московском проспекте. Прямо на “зебре”.

Мама везла Антона в колясочке, рядом семенил его старший брат Ярослав. Четырехлетний. А 19-летний Антон Попов ехал по Московскому на своей “Хэнде-Сонате”. В третьем ряду. Водители в первом и втором ряду притормозили, пропуская женщину с детьми. А Попов - в нее буквально врезался. И проехал еще шестьдесят метров, прежде чем остановиться.

...Об этом невозможно говорить без слез. Катили малыша в колясочке, думал он о чем-то своем, малышачьем - о молочке... или о маме... о том, как хорошо бы сейчас к ней на ручки... И вдруг - страшный удар. Годовалый ребёнок, он даже не понял, что случилось. И умер он, не приходя в сознание. Не зная, что мамы не стало сразу же: она скончалась на месте.

То, что мамы больше нет, не понял пока и Ярослав. Он лежит в больнице с тяжелыми травмами, ему будут делать операцию - вставлять железный штырь в ножку, чтобы скрепить переломанную бедренную кость. Потом - длительная иммобилизация и реабилитация сроком не менее года. И - постепенное осознание того, что НИКОГДА он больше не увидит ни мамы, ни маленького братика. Прежняя жизнь в счастливой и дружной семье закончилась. Остались - боль, долгая обездвиженность, возможные осложнения... убитые горем отец, бабушка и дедушка...

Московский проспект, 23 августа 2006 года. Место трагедии

Прежняя жизнь закончилась и для Антона Попова. О нем было много понаписано в Интернете. Его крыли матом, проклинали его и потомков до десятого колена, жалели, что в наши дни невозможен суд Линча. Его называли сынком богатеньких родителей (по одной версии, его отец - высокопоставленный чиновник, по другой - просто очень состоятельный коммерсант). Говорилось, что Антон за все время пребывания в автошколе появился на занятиях раза два... Очевидцы утверждают, что “Хэнде-Соната” была битком набита парнями и девчонками, которые возвращались из увеселительного центра - или наоборот, летели туда... Но... честно говоря, закралось сомнение. Если бы за рулем автомобиля-убийцы и впрямь был богатенький, наглый, обкуренный или упитый мальчик-мажор - скорее всего, его родителями уже предпринимались бы попытки сыночка “отмазать”. Много видели вы “сынков” ответивших за свои преступления?

Так что эта ситуация трагична вдвойне. И от того, что погибли женщина с ребенком - и от того, что их смерть сейчас становится поводом для циничной пиар-кампании господ власть имущих. Вот и на первом в этом политическом сезоне заседании Калининградской областной Думы вице-спикер К.Поляков внес предложение: увеличить штрафы для... пешеходов: “Калининградцы пренебрежительно относятся к своей жизни. Перебегают дорогу в неположенном месте...” И теперь, согласно принятым большинством голосов поправкам в Административный кодекс правонарушений, будут за это платить по две с половиной тысячи рублей.

О том, чтобы эти же средства хотя бы аккумулировать на специальном счете, а потом пустить на обустройство переходов, и речи не идет. А зачем? Мир из окна дорогой иномарки и мир глазами затравленного пешехода - это, как говорят в Одессе, две большие разницы... И вообще: истина очень часто зависит от угла зрения на нее.

Буквально на следующий день после трагедии мэр Савенко, стоя рядом с начальником УВД Калининградской области, заявил с экрана телевизора: “Я сделаю все, чтобы этот парень (Антон Попов, - прим. авт.) получил десять лет!”

Следствие еще только начиналось, но высокое должностное лицо уже определило, какой срок отмерить преступнику! Как это по-нашенски, по-калининградски... А что, интересно, сделал сам г-н мэр за восемь лет пребывания в должности, чтобы таких трагедий не происходило?!

Родители Антона от комментариев воздерживаются. На наш взгляд, позиция странная. Гораздо логичнее было бы противопоставить валу слухов-сплетен-домыслов-гипотез свой, собственный взгляд на произошедшее. В конце концов, сказать, кто они - родители Антона Попова, что у них за семья.

Отец Антона, Сергей Павлович Попов - коренной калининградец. Работать начал в шестнадцать лет. В 1972 году окончил КТИ, уехал по распределению в Ульяновск, где прошел все ступеньки - от молодого специалиста до главного инженера рыбокомбината. Потом шесть лет был начальником управления “Главульяновскстрой”. В 1970 году родился старший сын Поповых, Герман, сейчас - штурман на судах дальнего плавания.

Антон родился в 1987 году, когда матери его, Нине Васильевне, было уже сорок лет. До его рождения она работала акушеркой в роддоме, потом - занималась ребенком. (Сейчас Нина Васильевна на пенсии по инвалидности.)

В Калининград Поповы вернулись в девяносто первом году. Сергей Павлович устроился начальником автохозяйства в Пионерскую базу “Океанрыбфлот”, потом был гендиректором АО “Авто-Балтика”. Пытался заняться частным бизнесом, но что-то не срослось. То ли сноровки не хватило, то ли оборотных средств. С 2004 года он работает в таксопарке.

Антон окончил гимназию №1. Занимался настольным теннисом, получил кандидатский спортивный разряд. После школы поступил в КГТУ на бюджетное отделение экономического факультета, два курса закончил без “троек”.

Несмотря на то, что Антон - поздний ребенок, в семье его (утверждают знакомые Поповых) особо не баловали. Машину - эту самую злополучную “Хэнде-Сонату” - он купил на свои деньги: съездил в прошлом году по молодежной программе в Америку, в Нью-Гэмпшир, проработал там четыре месяца в пиццерии. Получал $2.000 в месяц, за вычетом расходов на оплату квартиры, на жизнь. Кое-что удалось скопить.

Машину 1996 года выпуска взяли по квоте. Отец Антона лично пригнал ее из Берлина. Обошлась она в 2.000 евро.

В автошколе на Ленинском проспекте Антон Попов учился с Нового года. Права получил в обычном порядке (отъездив с инструктором отпущенные по программе 30 часов - вместо ста, положенных когда-то).

23 августа Антон сидел во дворе со своим приятелем-однокурсником Димой, знакомым по имени Никита и девчонками, которых ребята накануне подцепили на море. Одной - шестнадцать лет, другой - восемнадцать. Вскоре девушки предложили съездить в “Викторию”, на Остров, купить чего-нибудь вкусненького.

Антон сел за руль. Дима устроился рядом, Никита с девушками - сзади. В “Виктории” закупили булочки, сок, шоколадки, поехали назад и... случилось то, чего уже не поправишь. Как - никто не может понять. То ли Антон, разогнавшийся до 100 км/ч, увлекся разговором и перестал следить за дорогой (версия следствия), то ли не сработали тормоза (будто бы за день до катастрофы Антон попросил шапочно знакомого автомеханика поменять передние тормозные колодки. И будто бы, когда уже после аварии машину перегоняли со штрафной площадки в бокс УВД, следователь и эксперт, ездившие на “Хэнде-Сонате” по площадке, перебрасывались фразами типа “Педаль проваливается”).

У ребят, которые сидели на заднем сиденье, в этот момент упала какая-то булка, они ее доставали - и ничего не видели.

Когда произошла трагедия, Антон выскочил из машины, подбежал к распростертой на асфальте женщине, к детям... Тут же на него накинулся с кулаками водитель тормознувшей рядом тачки. Бил сильно. И вряд ли его, водителя, можно осуждать: любой на его месте испытал бы то же самое желание. Вызвали “скорую”, ГИБДД... По случайному совпадению, мимо ехал отец Антона. Увидел пробку, остановился... Потом примчалась мать - Антон ей позвонил.

...После допроса Попова отпустили домой, взяв с него подписку о невыезде.

Родители наняли сыну хорошего адвоката. Собрали какие-то деньги, попытались связаться с семьей погибшей. Муж Ольги Рословой ответил: “Всех убью. Чтоб никто даже не подходил”. Наверное, в данной ситуации, это был единственно возможный ответ. Поповы звонили в больницу, спрашивали, какая нужна помощь, предлагали оплатить лечение или привезти какого-нибудь профессора. Им отвечали: “Все необходимое есть”. А потом малыш Антон (еще одно жуткое совпадение: убитый - тезка своего убийцы) умер. И Антона Попова взяли под стражу. Говорят, он поэтому поводу не расстраивался: с момента трагедии он постоянно твердил: “Лучше бы я разбился насмерть”.

...Следствие покажет, виновен ли он. Его родители говорят знакомым, что настроены принять любое наказание - если оно будет назначено по справедливости и закону. А не по каким-либо иным соображениям.

* * *

...Конечно, справедливость в такой ситуации - штука спорная. Конфликт между пешеходами и автомобилистами в нашем неустроенном городе - отдельная и очень больная тема. Я сама не раз оказывалась в такой ситуации, когда тебя, торопящуюся преодолеть “зебру” (толкая перед собой коляску), пропускает один водитель... прямо под колеса другого, едущего во втором ряду и плевать хотевшего и на ПДД, и на всякие там сантименты. Меня чуть не сбили и на улице Зарайской (жуткий переход напротив Дворца бракосочетания), и на ул. Суворова(перед ж/д переездом). Дядечка в первом ряду притормозил, а вот дамочка в синем “Рено”, наоборот, газанула. Мы с коляской еле успели отпрыгнуть назад. Наверное, мой папа-шофер на небесах сработал ангелом-хранителем.

Я могла бы написать толстенный и очень грустный роман о том, как чудовищно наш город не приспособлен для маленьких деток в колясках! Как практически нигде днем с огнем не сыщешь нормального пандуса. (Свеженький пример: пафосный подземный переход от “Мега-Сити” к “Седьмому континенту” на улицу Озерова. Там есть все: интерьер, декор, киоски, подземная стоянка, электрическое освещение... Там чисто и уютно, почти как в немецком метро до наплыва в Германию турок... Единственное, чего там нет - это пандуса! Поэтому кучу ступенек приходится преодолевать или сволакивая коляску - или перенося ее на руках с кем-нибудь вдвоем.)

...Как нынешним летом, в Эпоху Тотальных Раскопок, никто из дорожников не догадался (а никто из чиновников - не надоумил), превратив Советский проспект в вереницу глубоких ям, положить хоть где-нибудь поверх этих ям доски, чтобы по ним можно было проехать на коляске!..

В Интернете промелькнуло чье-то высказывание: “На переходе надо поставить памятник женщине с коляской”. На площади его надо ставить, на площади перед мэрией! Вместо идиотской колонны.

А еще лучше, не тратя деньги на памятники, обустроить наконец тротуары (а не только проезжую часть), утыкать дороги “лежачими полицей­скими”, установить (как это делается везде в Европе) радары, электронные табло, видеокамеры... и взимать штрафы через банк - присылая лихачу вместе со счетом фотографию его собственной тачки. С указанием, насколько в данный момент он превысил скорость. Ведь ни в одной стране мира человек не рождается уже готовым чтить правила. К порядку - приучают.

На Западе существует целая система, манкировать которой станет только самый отчаянный “отморозок”... у которого, кстати, сразу же отберут права. Вон, в Америке голливудская супер-звезда Мэл Гибсон недавно получил три года условно за то, что сел за руль нетрезвым!.. Да что там Америка! Уже и в Литве лихачи присмирели. Потому что система контроля - на уровне. И у водителя, как у собаки Павлова, возникает условный рефлекс: а) нарушать - себе дороже; б) нарушить и не получится. “Полицейские”-то везде “лежат”!

А нашим муниципальным властям лишний “геморрой” не нужен. Вы думаете, после трагедии на Московском проспекте мэр Савенко метнется оборудовать калининградские дороги всем упомянутым выше? Щас.

...Или сотрудники ГИБДД перейдут от выполнения карательно-собирательных функций к нормальной организации дорожного движения? Ага. Себе в убыток. ...Или силовики откажутся от своих привилегий - ездить как угодно, где угодно и с какой заблагорассудится скоростью?! Тоже нет.

А вот чтобы население, отреагировавшее на трагедию не по-калининградски живо, “выпустило пар” и не начало, сохрани Боже, задумываться - КТО ЖЕ в действительности виноват в том, что девятнадцатилетние пацаны могут гонять по улицам города беспрепятственно, калеча жизни, чужие и свои - скорее всего, будет использован так называемый “эффект Щербинского”. То есть одного водителя накажут образцово-назидательно. По полной программе... Благо, с места происшествия он не скрылся и не является ничьим сынком-внучком-племянничком.

Обратите внимание: другая трагедия, случившаяся в эти же дни (неустановленный водитель на том же Московском проспекте сбил насмерть женщину-дворника, которая была в своей форменной одежде со светоотражателем), не получила никакой огласки. Потому что преступника надо искать, да еще неизвестно, КЕМ он окажется!..

А в соседней с маленьким Ярославом палате лежит девочка Ангелина. Ее мама скончалась на месте аварии в машине, в которую на бешеной скорости влетел некий лихач... тоже оставшийся неизвестным широкой калининградской общественности.

Нет, мы не оправдываем Антона Попова. Просто... если уж он избежал суда Линча на Московском проспекте - пусть его действительно судят. Беспристрастно. А не используют как некий жупел - в надежде на то, что люди объединятся в Пятиминутке Ненависти к Убийце и... И все затихнет. До новой трагедии. Которая может завтра случиться. Потому что дороги останутся прежними, а те пацаны, которые получат права через год-два, газет не читают.

Да если бы и читали... скорость опьяняет... А если сзади весело щебечут девчонки, а рядом сидит опытный друг, считающий тебя “чайником” - ну как не поддаться искушению сыграть в Шумахера? А потом... плачь не плачь - ничего уже не изменить, не поправить. Антону Попову - так и жить с сознанием того, что он - невольный убийца двоих человек.

Да, убийство это произошло по неосторожности - но как можно будет ему (пусть даже отсидев положенное) учиться-жениться-смеяться-таскать своего ребенка в зоопарк... зная, что на 15‑м км Балтийского шоссе есть две могилы? В одной из них - женщина, в другой - годовалый ребенок. Которые могли бы долго и счастливо жить, если бы 23 августа некий Антон Попов не сел бы за руль своей бэушной “тачки”... А сколько их еще будет, Антонов Поповых?.. Если мы наконец не потребуем от властей привести наш город в порядок. Кстати, на наши же деньги. Но... мы крайне нетребовательны по отношению к власти. Так что... простите нас, бедные дети. Горько, но в нашей стране рожать опасно. И особенно - в нашем городе.

...Древние мудрецы говорили: “Плохое - начало хорошего”. Увы, в сегодняшнем Калининграде плохое чаще всего - начало худшего.

Д. Еремина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля