Новые колёса

КУДА ПРОПАЛИ 200.
000 ЕВРО? Следствие ведёт директор нацпарка “Куршская коса” Анатолий Калина

Баба с возу...

Анатолий Калина

- Как только я стал директором национального парка “Куршская коса”, немедленно занялся одноимённым фондом, - выложил на стол пачку документов Анатолий Калина. - И сразу бросились в глаза финансовые нарушения. Да и сфера деятельности фонда вызвала недоумение - он занимается всем: от велосипедной дорожки до поддержки демократии в Швеции. “Фонд сохранения и развития национального парка “Куршская коса” получил крупные гранты: около 200.000 евро от Евросоюза (на строительство велодорожки), 300.000 рублей от компании “Лукойл-Калининградморнефть” (на экологическое образование молодёжи), ещё деньги из других источников...

А что получил национальный парк? Ничего. При этом на кредитную карточку директора фонда с таким же названием “Куршская коса” Геннадия Семёнова перечислено 278.000 рублей - с расчётного счёта возглавляемой им организации.

По словам Анатолия Калины, никакой пользы от этого фонда нет. Один только вред и тотальная коррупция. Вот и решил новый директор навести порядок.

Не тут-то было! Сотрудники национального парка Александра Королёва (зам. директора нацпарка) и Андрей Соколов (научный сотрудник), одновременно работающие в фонде, тут же уволились. Но бывший милиционер Калина им спуску всё равно не даёт: он хоть и не эколог по образованию, но в природоохранной деятельности за два месяца (столько он пребывает в новой должности) разобраться успел.

Следом за Соколовым и Королёвой уволились ещё шесть человек - все - экологи.

- Ничего личного, - уверяет Калина. - Просто штаты были раздуты, а федеральные бюджетные средства необходимо экономить. А то у прежнего директора нацпарка было аж шесть заместителей.

В общем, баба с возу - Калине легче. Экологическая ситуация в национальном парке, по его мнению, после ухода экологов только улучшится. Больше будет лесников...

Кооператив “Шлагбаум”

- Фонд создан в 2002 году, по инициативе тогдашнего директора национального парка Теплякова, - пожимает плечами Геннадий Семёнов. - Идея была проста: государственные структуры не могут работать с зарубежными грантами, а фонд может. С руководством парка был подписан договор, где чётко прописали права и обязанности фонда. Так что никакой самодеятельностью мы не занимались. Все документы фонда я уже предоставил Анатолию Калине. Он их передал в управление по борьбе с экономической преступностью. Там их изучают. Я даже этому рад. Надеюсь, что бывшие коллеги Калины во всём разберутся.

По мнению Семёнова, в национальном парке следует развивать сферу услуг: экскурсии, музеи, обучающие семинары. Но до сего дня Куршская коса существует, как место “шашлычно-пляжного” туризма. А деньги зарабатывают только за счёт сборов за въезд автотранспорта. Национальный парк, по сути, превратился в кооператив “Шлагбаум”. За год здесь собирают около миллиона долларов. Что-то менять при таких доходах руководство не хочет.

- Что касается получаемых мной денег, - продолжает Семёнов, - так я нанятый директор фонда. Получаю зарплату, которую мне вовсе не господин Калина установил. Из средств различных грантов и работники нацпарка деньги получали. За конкретную работу. В какую сумму её оценили грантодатели - их дело, поскольку деньги принадлежат им. На их средства мы и школьников из посёлка Рыбачий за границу возили, и различные буклеты печатали, и семинары проводили. Такая работа тоже необходима - потенциальные иностранные туристы должны знать о косе как можно больше. А господин Калина многого пока не понимает. Взять, к примеру, музей, который новый директор сразу после своего прихода начал ремонтировать. Изменение экспозиции - это деликатный вопрос, требующий умения и профессионализма. Но стоило специалисту Андрею Соколову поинтересоваться, каков концепт изменений в музее, как он тут же получил от Калины исчерпывающий ответ: “Кому не нравится - пусть уходит”. Вот Соколов и ушёл...

Велосипед - не роскошь...

Но самое неприятное в этой истории - велодорожка.

- Я очень огорчена и не понимаю, что происходит, - посетовала зам. министра промышленности регионального правительства Марина Друтман, курирующая туризм. - Велодорожка - это маленькая, но важная составляющая организации цивилизованного отдыха на Куршской косе.

- Это возможность привести в порядок часть бесконтрольного туристического потока. Федеральные власти на косу денег не выделяют, правительство Калининградской области такими средствами не располагает. Почему бы не воспользоваться помощью Евросоюза?

По словам Марины Друтман, проектная документация по велодорожке разрабатывалась при активном участии регионального правительства. При общем бюджете в 224.880 евро, мэрия литовского посёлка Неринга выделила - 6.000, администрация Зеленоградского района - 5.000, национальный парк “Куршская коса” - 4.500 и правительство Калининградской области - 15.000. Остальные деньги заплатил Евросоюз.

Бюджетные деньги через фонд не шли: они отправлялись напрямую исполнителям тех или иных работ (топографическая съёмка, экспертные заключения, изготовление буклетов, информация в СМИ). Все расходы проверила счётная палата - замечаний нет.

Аналогичным образом использовались деньги Зеленоградского района, нацпарка и Неринги. Средства Евросоюза выделялись под определённые условия (обязательные поездки российских специалистов для знакомства с зарубежным опытом, семинары с участием иностранных экспертов). Но это право европейцев - они сами устанавливают правила и очень жёстко проверяют расходование выделенных денег.

Тотальная невезуха

Самое главное - результат. Это конкретный проект и пакет документации, разработанный фирмой “Дорсервис-Запад”. Под него можно получить второй транш от Евросоюза и приступать к строительству.

Марина Друтман

- Всё выверено лесниками национального парка, - подвела итог Марина Друтман. - Все замечания и пожелания учтены, маршрут скорректирован, все экспертизы пройдены. Господин Калина утверждает, что проект ещё нужно согласовать в Министерстве природных ресурсов РФ (которому нацпарк подчиняется). Хорошо. Директор парка мог бы отправить всю документацию своему начальству. Если, конечно, он заинтересован в велосипедном туризме на Куршской косе. Но Калина этого не сделал. Что сказать по этому поводу - парку тотально не везёт с руководителями...

Что же мы имеем в сухом остатке? Кооператив “Шлагбаум” плюс шашлычно-пляжный туризм, минус велодорожка, которую можно было построить на европейские деньги. Ну, плюс к этому - Геннадий Семёнов, Александра Королёва и другие экологи лишились дополнительного заработка (тоже из Европы), а школьники из Рыбачьего прекратили мотаться по всяким заграницам. Что ещё? Ах, да! Расследование, которое ведёт управление по борьбе с экономической преступностью УВД Калининградской области. Вероятно, наши милиционеры надеются в скором времени выехать в Брюссель для всеобъемлющей проверки тамошних бюрократов. Чтобы еврочиновникам неповадно было деньги добропорядочных налогоплательщиков на своих экспертов, консультантов и российских велосипедистов тратить. В следующий раз экономнее будут...

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля