Новые колёса

КТО УБИЛ КРИСТИНУ.
11-летнюю девочку школьный кардиолог назвал “ходячим трупом”

- Кристине плохо! - прокричала в трубку руководитель пятого “Б” класса Ксения Животченко. - Она потеряла сознание!

Родители 11‑летней девочки, Елена и Анатолий Сметанины, бросились к своей машине. От волнения у них внутри всё сжалось - никогда раньше их ребёнок в обморок не падал.

- В каком она кабинете? - Елена на ходу перезвонила классной руководительнице.

- Она на улице, на спортивной площадке!

От мотеля “Балтика” до школы №36 на Московском проспекте родители долетели минут за пять - игнорируя даже красные сигналы светофоров.

На месте уже была карета “скорой помощи”. Причём, машина так и не смогла проехать через запасные ворота, которые никто не додумался открыть. Медикам пришлось бежать через всю территорию. Когда же они добрались до Кристины, то увидели, что вокруг неё тупо стоит толпа, а девочка уже не подаёт признаков жизни. Подъехавшие позже реаниматологи осмотрели ребёнка, затем отвели отца в сторону и тихо сказали: “Простите. Мы не смогли её спасти...”

Больное сердце

Случилось всё это утром 21 мая 2009 года. Урок физкультуры по расписанию был вторым. Только Кристине присутствовать на нём не следовало - в тот период она была освобождена от спортивных занятий, и даже не брала с собой форму. На девочке были футболка, джинсы и мокасины.

К тому же, за четыре месяца до этого, мама Кристины в присутствии классной передала физруку справку о том, что девочка должна заниматься в спецгруппе, так как у неё обнаружен “пролапс митрального клапана” - одно из самых распространённых сердечных заболеваний. Жить с этим можно, но большие нагрузки противопоказаны.

Кристина Сметанина

- Учитель физкультуры (Вероника Николаевна Давыденко) эту справку забрала, - вспоминает Елена Сметанина, с трудом сдерживая слёзы. - Мельком в неё глянула. Но, видимо, всё, что она там увидела, это указание перевести Кристину в спецгруппу.

- Персонально для вашего ребёнка спецгруппу делать никто не будет, - хмыкнула тогда физрук.

И вот, невзирая на указания врачей и на отсутствие у Кристины формы, Давыденко допустила девочку до занятий. А та и бегала наравне с остальными. Как рассказывают родители, Кристина всегда стремилась быть лидером. Она была высокая и подтянутая. А ещё весёлая и очень активная.

Когда девочка потеряла сознание, физруку даже в голову не пришло, что это связано с сердцем. Она подумала, что у ребёнка то ли астма, то ли эпилепсия... Вместо реанимационной бригады, Давыденко вызвала обычную “скорую”. Что было дальше - известно.

“Ещё себе детей родите...”

- В тот же день к нам домой приехала директор школы (Нина Бабченкова), учитель физкультуры и ещё какой-то социальный педагог, - рассказывает Елена. - Ни грамма сочувствия на их лицах не было. Учитель вообще вела себя нагло - откинулась на спинку дивана, положа ногу на ногу. А директор, вместо соболезнований, сказала: “Вы молодая. Ещё себе детей родите...” Эти слова меня настолько шокировали, что я отказалась от их помощи. Хотя ничего конкретного они и не предлагали. Кристину мы хоронили за свой счёт и за счёт наших друзей. Деньги приносили даже люди, которых мы не знаем.

Впрочем, школа всё же оказала материальную поддержку семье Сметаниных. В день прощания с Кристиной, когда ритуальная процессия подъехала к злополучному образовательному учреждению, Елене передали толстый конверт. Внутри были купюры от десяти до ста рублей - в общей сложности 2-3 тысячи рублей. На этом “помощь школы” закончилась.

Вечером того же дня Елена и Анатолий Сметанины включили местный телеканал.

- В смерти Кристины виноваты её родители, - невозмутимо вещала с экрана завуч 36-й школы Наталья Рекун. - Они скрыли, что у ребёнка больное сердце...

Эти слова стали последней каплей терпения родителей. В надежде добиться правосудия они подали гражданский иск, требуя, чтобы за гибель ребёнка школа возместила им 1,5 млн. рублей морального ущерба.

Судились бы с трамваем...

Как рассказывает Елена, сразу после случившегося медицинская карта Кристины странным образом опустела. За пять лет ни одной отметки о заболеваниях! Даже о простуде.

Кристина Сметанина

По ходу рассмотрения дела физрук меняла свои показания несколько раз. Сначала она утверждала, что никакой справки о здоровье Кристины не видела. Затем сказала, что мама Кристины приносила справку, но не отдала её, а только показала и убрала в сумку. При этом она якобы вела себя неадекватно - кричала на всю школу...

Ещё дальше пошла юрист Наталья Скольницкая, которую школа №36 наняла для своей защиты. Из её высказываний следует, что Елена Сметанина - неадекватный и психически неуравновешенный человек, а её муж Анатолий вообще пьяница. Мол, семья у них неблагополучная, воспитанием своего ребёнка они не занимались. Да и второй ребёнок у них больной, но Сметанины это тоже скрывают.

- Мне хватило двух-трёх заседаний, - говорит Елена. - Про нас там наговорили такого! Ни один родитель бы не вынес. После первого слушания я вообще пришла домой и мне не хотелось жить... Хамством школьных юристов были возмущены все свидетели. Только куда на них жаловаться? Они же просто отрабатывают свои деньги. Но должна же оставаться какая-то человечность!

Циничные упрёки в адрес убитых горем родителей продолжались на суде больше года. Так, приглашённый со стороны школы кардиолог объявил, что Кристина была “ходячим трупом”. А юрист Скольницкая заявила, что, если бы ребёнок умер в трамвае, то Сметанины судились бы с трамваем...

- Они выставили дело так, будто мы никакие родители, а на смерти Кристины спекулируем! - изумляется Елена. - Но мне их деньги не нужны. Мы обратились в суд, чтобы привлечь общее внимание к этой проблеме.

Физрук вышла сухой из воды

Получив все медицинские заключения, Сметанины обратились за независимой медэкспертизой в Санкт-Петербурге. И основная причина смерти Кристины подтвердилась - остановку сердца вызвала физическая нагрузка.

Тогда родители обратились в следственное управление СКП РФ. В ответ пришло письмо, в котором сказано, что нет оснований возобновлять уголовное дело. И вины физрука в случившемся тоже нет. Хотя её Сметанины в своём заявлении даже не упоминали. Они лишь попросили разобраться: кто виноват? Ведь ребёнок умер не просто так. Он умер в школе, на уроке физкультуры, после бега!

Нетрудно догадаться, с какими чувствами Сметанины поведут в первый класс своего второго (теперь уже единственного) ребёнка - сына Женю. Само собой он пойдёт не в 36-ю школу. Только от этого доверия к учителям у Елены не больше.

Когда умерла Кристина, Жене было четыре с половиной годика. И именно на этом возрасте у него затормозилось развитие речи - настолько сильно потрясла мальчика смерть сестры... Сейчас Елена возит сына к платному логопеду, хотя управление образования Калинин­града обещало предоставить им этого специалиста бесплатно.

Уволили директора

Что в итоге? Физрук Вероника Давыденко, как ни в чём не бывало, работает в 36-й школе и поныне. А вот директора Нину Бабченкову в 2010 году уволили. Причём, за несколько дней до первого сентября.

- Сняли её не за смерть Кристины, - утверждает Елена Сметанина. - Причиной стали результаты аудиторской проверки. Как рассказали мне потом родители детей из бывшего класса Кристины, новый директор провёла с ними собрание, на котором сказала, что мы подали иск к школе о компенсации морального ущерба, но эта компенсация нам была выплачена! Как я понимаю, свои грехи Бабченкова решила спихнуть на нас. Кроме того, она объявила всем учителям, что они остаются на голом окладе, так как школе нужно оплачивать услуги юристов. Теперь понятно, почему против нас были настроены все учителя и большинство родителей...

Что делать дальше, Сметанины уже не знают.

- Не зря говорят - против системы не попрёшь, - вздыхает Елена. - Уже два года мы пытаемся добиться правосудия, но успехом это не увенчалось. Ребёнок умер, а виновных нет! Вот, что больше всего поражает. Виновными во всём выставили нас. И мы уже наказаны за то, что на 100% доверяли школе своего ребёнка... Из всей этой истории я сделала только один вывод: ни мы, ни наши дети ни от чего не защищены. Когда нам нужна была моральная поддержка, все от нас отвернулись. Помогали только друзья. Если бы не они, мы бы, наверное, сошли с ума.

А. МАЛИНОВСКИЙ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля