Новые колёса

«Кто хозяин города?» — кричал мэр Калининграда, подписывая приговор муниципальному банку

Всегда был уверен, что мэрия Калининграда для того и существует, чтобы горожанам лучше жилось. Чтобы в их квартирах были вода и тепло, чтобы не текли крыши и ремонтировались подъезды, чтобы вывозился мусор и чинились дороги... Тем более, что все для этого у мэрии есть - муниципальное предприятие (МП) "Водоканал", и "Теплосети", и МП "Эдис", и "Чистота".

И уж должны быть у мэрии деньги. Ведь есть еще в Калининграде и муниципальный коммерческий банк (МКБ). И, надо думать, ТАМ умеют извлекать прибыль, преумножать бюджетную копейку.

Увы, как оказалось, все не так. Потому что доход МКБ, к примеру, за 2000 год составил... аж 200 (двести!) долларов (подробно об этом казусе рассказано в открытом обращении депутата областной Думы И.П. Рудникова к депутатам горсовета Калининграда, опубликованном в статье "Почему пуста казна города", "НК" №125 от 19 сентября 2002 года).

Признаться, лично меня впечатлила цифра... Двести долларов за год. Для банка - более чем скромно. Потому как торговец бананами на Центральном рынке

В МЕСЯЦ больше зарабатывает. Что ж в банке не так? Может, бухгалтера того... несведущие? Или, еще хуже - проворовались? Сами понимаете, узнать, что творится за стенами муниципального коммерческого банка - практически невозможно. Как и мэрия, банк совершенно засекречен.

К счастью, пролить свет на кухню МКБ согласился сведущий человек - Алексей Николаевич Петухов, владелец топливной компании "Хэлп Кириши". Какое отношение имеет его компания к указанному банку? Да самое прямое: "Хэлп Кириши" - один из учредителей МКБ. А не так давно компания и вовсе владела контрольным пакетом банка. Впрочем, начал свой рассказ Алексей Николаевич не с банка, а с мэрии Калининграда.

- Так уж заведено, но в Калининграде предпринимателю без мэрии и шагу не сделать. Каким бы бизнесом он в городе ни занимался. Достаточно сказать, что до сих пор мэр единолично (!) решает, кого наделить земельным участком под строительство, а кому дать... от ворот поворот. Более неблагоприятный инвестиционный климат - трудно представить. Неудивительно, что свою первую автозаправку мы построили за пределами областного центра.

Еще при Шипове начал набирать силу ЗАКРЫТЫЙ МЕХАНИЗМ распределения земли. Никаких тебе конкурсов-аукционов...

- Но и земля тогда не была такой дорогой...

- Да, в те годы коррупция в мэрии только начала расцветать. Так много еще не брали. Но я не привык давать взятки... по принципу. Поэтому моей компании пришлось уйти подальше от Калининграда. И занимать ниши, связанные не только с топливным бизнесом и строительством АЗС. В частности, сейчас стратегическое направление развития "Хэлп Кириши" связано с районами области.

- ?!

- Такая уж тенденция: чем дальше от столицы региона, тем меньше бюрократии.

- А бюрократия и коррупция в Калининграде - почти одно и то же?

- Именно так. В нашей мэрии работали и работают далеко не бессребреники. Когда обращаешься к чиновнику, у него в глазах читается вопрос: а что я с этого буду иметь? Безусловно, такой подход "государевых людей" к делу идет во вред не только бизнесу, но и лишает Калининград доходов. Да, на Руси взятки всегда были. Николай I даже ввел "табель о взятках". Ну, тот самый, где предписывалось, сколько на каком посту чиновник может брать "на лапу". С тех пор, кстати, и пошло выражение "берет не по чину".

- А наша мэрия берет по чину?

- Отвечу примером из личного опыта. Когда мэром стал Кожемякин, мы серьезно поговорили на эту тему. Честно говоря, Игорь Иванович пытался навести порядок в "послешиповской" мэрии. И наталкивался на плохо скрываемое сопротивление чиновников. Тогда я и сказал Кожемякину: "Компания готова платить городу деньги. Но - ГОРОДУ!" Мы перечислили солидную сумму на городские нужды, а взамен получили земельный участок. Увы, в первый и в последний раз.

- А что сейчас?

- А сейчас я убедился: Калининград - не лучшее место для ведения бизнеса. И не только из-за взяток. Свидетельство тому - история с МКБ (муниципальным коммерческим банком) Калининграда... Который на улице Леонова, 2 (второй этаж). Впечатлений на всю жизнь хватит.

В 1996 году, еще до выборов, одна коммерческая структура предложила нам купить контрольный пакет акций МКБ. Мы прикинули свои возможности... и приобрели 55% акций... в том числе и у Внешторгбанка. За 500.000 рублей (тогда один доллар стоил 4 рубля 50 копеек, так что сделка обошлась нам более чем в 100.000 долларов США).

И тут - выборы мэра.

Признаться, мы даже НЕ ДУМАЛИ, что смена руководства Калининграда повлечет ИЗМЕНЕНИЕ ПОЛИТИКИ обычного хозяйствующего субъекта. Планировали ипотеку, начали разрабатывать интересные проекты... Однако столкнулись с неожиданной проблемой. Имея контрольный пакет акций, мы по простоте душевной полагали, что можем РУКОВОДИТЬ БАНКОМ... То есть изменить менеджмент, назначить другого управляющего. Ан нет. Мэрия, обладавшая 45% акций, категорически не соглашалась. Так я узнал, что такое "номенклатура" и "корпоративность чиновников".

Представляете, управляющий, по сути, наемный работник, в нашем банке... перестал нам подчиняться! Более того, начал через мэрию на нас ДАВИТЬ!
Меня начали вызывать в горсовет, заставляли давать объяснения по каждому шагу... в общем, как говорят в армии - "строили". Вообще, позиция горсовета Калининграда (где ключевые посты занимали коммунисты) была... ну что-то вроде: "У-у, буржуи! Руководят, понимаешь, НАШИМ банком! Не позволим!.."

Тем временем Игорь Иванович Кожемякин, который уже вроде и согласился с нашей позицией, вдруг заболел... перестал контролировать ситуацию. Принять решение в мэрии было некому. Положение усугублялось. Тогда мы впервые серьезно пожалели, что связались с муниципальным банком.

Прошел год. Мэром стал Юрий Савенко. Однако ничего не изменилось: имея 55% акций (контрольный пакет!), мы НЕ МОГЛИ влиять на управление банком.

И мы решили уйти из МКБ. Попросили Савенко: верните нам вложенные деньги, мы отдадим акции. В ходе переговоров я решил совершить эдакий акт доброй воли: "Хэлп Кириши" переуступают мэрии 6% акций, дабы контрольный пакет теперь был у города, а взамен получают право РАБОТАТЬ.

Зачем? Мы думали, что неуступчивость мэрии была связана с некими опасениями. Мол, нельзя доверяться бизнесменам. А вдруг обманут, уведут весь банк? Чтобы таких сомнений не возникало, наша компания и согласилась на уступку контрольного пакета. Лишь бы РАБОТАТЬ. Пускай уже и не на правах хозяев положения, а хотя бы как младшие партнеры...

- Потеря вашей компанией контрольного пакета - рискованное дело. В мэрии Калининграда оценили этот шаг по достоинству?

- Да уж, оценили. В 1999 году заплатили за эти 6% акций... 60.000!

- Долларов?

- Какое там! 60 тысяч рублей. То есть номинальную стоимость акций. (По которой мы сами покупали их в 1996-м. Только вот доллар стоил уже около 26-28 рублей, а не четыре с полтиной, как тогда.)

Жест доброй воли нас не спас. РАБОТАТЬ нам не дали. Мэрия предложила на пост управляющего банка... некоего Александра Алексеевича Стасева (в бытность которого приказал долго жить "Эмбакенигбанк"). Мы остереглись от такого шага. Хотели уж было продать свои 49% акций другим банкам (были интересные предложения). Но... опять пошли навстречу мэрии Калининграда.

И дали "добро" на то, чтобы под патронатом мэра московские структуры (ОАО "Госзагранинвест", ООО "ВЭК Интеграция", ООО "ДМД групп"), тогда связанные с Пал Палычем Бородиным, увеличили уставной капитал - с миллиона рублей до двух с половиной миллионов (соответственно, наша доля уменьшилась с 49% до 19%). Мы согласились на это, поскольку взамен Савенко предложил нашей компании земельные участки в Калининграде. Что-то вроде компенсации.

Честно говоря, это была неравноценная сделка. Наша компания теряла больше, чем получала. Но... мы и на это пошли. Лишь бы уйти из этого... выполнив обязательства и сохранив отношения.

- Не прогадали?

- Какое там. Столкнулись с форменным спектаклем. Кино - хоть Оскара вручай... Короче, с участками Юрий Алексеевич нас кинул. А выглядело это так. Я регулярно появлялся у мэра: мол, землю не выделяют.

Тот вызывал архитектора Горбача, строгим голосом давал указание - "немедленно найти подходящий вариант". Иногда даже стучал кулаком по столу и кричал: "Кто хозяин города? Я руководитель города!"

Горбач просил нас подождать, проходила неделя, другая, месяц... И все начиналось по новой.

Через полтора года мэр развел руками: "Ну, я не бог... ничего не получается".

А надо сказать, что в свое время мы пошли на уменьшение нашей доли в МКБ отнюдь не под честное слово Юрия Алексеевича, а только под гарантии посредника. Одного очень уважаемого в Калининграде человека. Уж не обессудьте, не могу назвать его имя. Получилось, что мэр обманул и нас, и этого человека.

- И что дальше?

- Я предложил мэру компромисс. А именно: вернуть ситуацию в исходное состояние. То есть выводим московские структуры из банка, вернем мне обратно 49% акций, и я начинаю развивать банк. На что Савенко ответил: "Хорошо, я решу этот вопрос". Началась новая эпопея - растянувшаяся еще на 8 месяцев. В конце концов Савенко заявляет: "Я договорился с москвичами. Они выкупят твои акции на выгодных для тебя условиях".

- Опять обманул?

- Его "москвичи" предложили мне за все-про все... те же 490.000 рублей. Только вот доллар стоил уже не 4, а 30-31 рубль. Так что фактически мне предложили 15 тысяч долларов за акции, которые мне несколько лет назад обошлись в более чем в 100 тысяч долларов.

Я посчитал, что это форменное издевательство. И отказался от сделки. На этот момент у москвичей был 61% акций, у города - 20%, у меня - 19%. Судите сами, сколько я потерял... при том, что ничего не приобрел.

Тогда москвичи - с согласия мэрии Калининграда - еще раз попытались увеличить уставной капитал. Моя доля уменьшилась бы соответственно всего до нескольких процентов. "Хэлп Кириши" перестали аппелировать к мэрии (бесполезно!), а обратились к горсовету, к председателю Гану. Имеет ли право "Муниципальная собственность", управляющая долей города в банке, увеличивать уставной капитал без разрешения горсовета? Через месяц в адрес нашей компании поступила форменная отписка.

В сентябре 2002 года мы получили письмо из правления банка, что один из учредителей ("ДМД-групп") продает 1% акций пятидесяти восьми физическим лицам. За свою долю каждое "лицо" платит 150 долларов. То есть 1% акций был продан за 8.500 долларов. С копейками.

Мы начали лихорадочно размышлять: что задумали московские братья?

Сообразили очень быстро: от этих 58 лиц (скорее всего, подставных) пятеро-шестеро войдут в Совет директоров банка. По закону. Плюс москвичи и так уже имели в Совете по одному представителю от каждого из трех московских учредителей. Соответственно, нынче от одного нашего голоса и одного голоса мэрии Калининграда уже ничего не зависит. А кроме того (тоже по закону) ООО "Муниципальный коммерческий банк" должен быть преобразован в акционерное общество (раз учредителей больше пятидесяти). Понимаете, в чем дело? После такой реорганизации учредители, имеющие ДОЛЮ (или пай), превращаются в обычных акционеров, имеющих красивые бумажки, цена которых весьма условна.

И в итоге комбинации и мы, и город теряем (а "москвичи" приобретают, можно сказать, в собственность) не только помещение банка (а это 200 квадратных метров в центральной части города), но и сам городской банк!

Мэрия и горсовет (или, если хотите, Савенко и Ган)... безмолствуют. Не верю, что собственность ценою в две сотни тысяч долларов утеряна городом без их ведома и участия.

...Нам, наверное, придется судиться, чтобы защитить свои финансовые интересы. А вот интересы города... Похоже, их никто защищать не собирается.

О. Березовский


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля