Новые колёса

Козлы и капуста.
Придется ли нам возвращать кредит «Дрезднер-банка»?

О том, в какую "лужу" села Калининградская область в связи со злополучным кредитом "Дрезднер-банка", не говорил и не писал только ленивый. На эту тему неоднократно высказывались и чиновники, и политики, и сотрудники правоохранительных органов, и представители общественности, и рядовые жители области (последние - чаще всего нецензурно). Между тем, в марте 2003 года истекает срок кредита - наступает время платить по долгам. С учетом того, что было взято 10 млн. долларов и в течение пяти лет проценты не платились вообще, речь идет о весьма кругленькой сумме - 15 млн. долларах.

Депутаты областной Думы, работавшие и во втором созыве, не успевают открещиваться: мол, мы тут ни при чем. Да, голосовали за кредит. Но искренне полагали, что заемные деньги принесут благо всему населению янтарного края. А то, что потом кредит принялись растаскивать чиновники - так не депутатам же его охранять...

Правда, думцы признаются: купились на обещания губернатора Горбенко, поверили крепкому хозяйственнику - дали "добро" на взятие 30 млн. долларов, так и не увидев собственно кредитного договора (соглашения). Парламентариям показали только протокол о намерениях. С условиями, которые выставил "Дрезднер-банк", депутатов никто не знакомил, и кредит оформлялся как бы закулисно. Если он оформлялся вообще. (Народные избранники были ошеломлены, узнав позднее, что миллионы были взяты под сумасшедший процент - 13,75 годовых вместо обещанных 5,5.)

Сегодня областная Дума решила исправить "историческую ошибку", отменив свое постановление пятилетней давности. Для того, чтобы задним числом лишить кредит (который то ли был, то ли, натурально, пригрезился) статуса законного. И - окончательно дистанцироваться от этого "сомнительного дела".

Так что же все-таки за петрушка вышла с этим кредитом? И вообще... помнится, Горбенко в 1996 году - сразу после инаугурации - во всеуслышание заявил: "А вы знаете, какое мне осталось от Маточкина наследство? Три копейки в казне!"

А какое наследство - кроме полупризрачного кредита "Дрезднер-банка" - досталось команде Егорова?! (Кстати, на днях губернатор и Ко тихо-скромно отметили вторую годовщину своего правления.) Ответить на эти вопросы мы попросили специалиста, умеющего лучше всех сводить дебет с кредитом - ревизора.

Валентина Николаевна Батманова - ревизор со стажем, много лет проработавшая в администрации области. Ее способность работать с финансовыми документами известна многим и в регионе, и далеко за его пределами. Про Батманову говорят: "Нюх у нее, как у собаки. И хватка - как у бультерьера. Если что в бумагах углядит, так вцепится, что не стряхнешь и не запутаешь".

- Так что реально "унаследовал" Егоров от своего предшественника?

- 797 миллионов рублей. Только не в казне, а в виде разнообразных долгов. Область фактически стояла на грани банкротства. По данным на 1 января 2001 года, более 40 миллионов рублей была задолженность перед Сбербанком и перед банком "Петрокоммерц", где уже во втором полугодии 2000 года (перед самыми выборами) администрация Горбенко брала кредит на приобретение топлива.

По инвестиционно-налоговому кредиту обязательства перед Минфином России составляли около 500 миллионов рублей. Из них более 110 миллионов рублей - это были проценты, и более 160 миллионов - штрафные санкции за несвоевременную уплату.

Этот кредит брала в 1995 году еще администрация Маточкина, он разошелся по предприятиям... Я делала анализ всех документов: очень часто фирмы и предприятия получали ссуды без предоставления надлежащих гарантий и даже без бизнес-планов. Никто этих ссуд не возвращал, а за время правления Горбенко задолженность увеличилась вдвое.

Конечно, должников можно и нужно было "трясти". Но... процесс "вытрясания денег" через арбитражные суды требует времени, а у области его не было: проценты и пеня росли, как снежный ком. Погасить долги перед Минфином в ближайшие три-четыре года область была не в состоянии. Брать для этой цели новый кредит у банков - вариант категорически неприемлемый. Это значило бы просто отсрочить агонию.

Оставалось одно: просить Минфин пойти Калининградской области на уступки, учитывая наше геополитическое положение, аппетиты НАТО, произошедший в девяносто восьмом году дефолт и т.д. и т.п.

На мой взгляд, команда Егорова пошла по правильному пути: и Егоров, и его замы буквально "прописались" в Минфине - и добились даже не реструктуризации, а списания всех процентов и штрафов. Области осталось вернуть только "тело" кредита - 126 миллионов рублей - с рассрочкой на десять лет.

Из практики я знаю, что Минфин никогда и никому ничего не прощает. Даже миллион рублей списать очень сложно - не то чтобы такие бешеные суммы!..

Значит, команда Егорова в Москве котируется.

А со Сбербанком и "Петрокоммерцем" рассчитались в первом полугодии 2001 года.

- А с "Дрезднер-банком" что получилось?

- Я работала в комиссии по проверке комитета по финансам и бюджету администрации области. Мы просмотрели ВСЕ документы - и не нашли ни одного, который подтверждал бы получение этого кредита. На основании чего на баланс Калининградской области поставлена задолженность в сумме 281 миллион 600 тысяч рублей (эквивалент $10.000.000 по курсу $=28,16 руб.), установить НЕ УДАЛОСЬ.

- Вы что, хотите сказать, что этого кредита не было?!

- Возможно, был. Но кто его получил и куда его дели - этим вопросом должны заниматься компетентные органы. Я как ревизор считаю, что на баланс такая сумма поставлена необоснованно. Если задолженность не подтверждена всеми необходимыми документами (кто конкретно получил кредит, в каком размере, на какой валютный или рублевый счет поступили средства и от кого, с какого валютного или рублевого счета они были сняты, куда израсходованы и т.д. и т.п.), она должна быть сторнирована (это бухгалтерский термин такой, специальный). То есть убрана.

- Но документы могли быть уничтожены. Или потеряны...

- Это вопрос не ко мне.

- В бытность Горбенко неоднократно заявлялось, что кредитные миллионы поступили не в бюджет области, а на счет регионального фонда развития (так называемый фонд Каретного). И уже оттуда распределялись по адресатам. На тот же куриный "птицепром"... Однако деньги вообще могли не поступать, в случае, если с кем-то произошел зачет... За оборудование, за прежние долги...

- По зачету, если такой был, тоже должны существовать оправдательные бухгалтерские документы. А их не обнаружилось, хотя мы проверяли все не выборочно, а сплошным потоком.

- А как ведет себя "Дрезднер-банк"? По идее, там-то должен существовать весь пакет документов... Кредитные соглашения в одном экземпляре не пишутся.

- Насколько мне известно, там никто особенно не суетится. Видимо, с этим кредитом задумывалась какая-то крупномасштабная афера... Но суть ее известна лишь немногим. Кредитом "Дрезднер-банка" Леонид Петрович Горбенко и его заместитель Михаил Давидович Каретный занимались практически единолично.

- А что говорят на сей счет в кулуарах?

- Да ничего! Финансисты - народ осмотрительный, языком трепать не любят.

...Все-то у нас не как у людей! Это ж надо: десять миллионов долларов то ли брали, то ли нет. То ли ноги приделали вполне конкретным "бабкам", то ли этих "бабок" и не было... так, мираж... иллюзия... глюк. А главное: ситуация чертовски неоднозначная. Если эти чертовы $10.000.000 были, а следы их отсутствуют в бумагах на ДД, 1 по той простой причине, что прокручены они ($10.000.000) через фонд Каретного, а к Горбенко и Ко попали черным... в смысле, зеленым налом - это один коленкор. И тогда денежки возвращать нужно. Потому как иначе в приличном обществе дела с нами иметь не будут. И денег больше не дадут. Ни под каким видом и соусом.

Если же это и впрямь какая-то афера - то надо трясти ее непосредственных участников. Пусть они и расплачиваются. (Вряд ли г-н Горбенко обеднел настолько, что не наскребет по сусекам пары-тройки "лимонов" долларов.) Хотя бы на первый взнос.

Но!.. Скорее всего, все опять получится серединка наполовинку. Дума отменит свое давнишнее постановление - и успокоится. Поскольку получит, типа, моральное право сказать... кому-нибудь: "Это ВАШИ проблемы". А "Дрезднер-банк"... спокойно дождется времени "че" и предъявит претензии. Отвечать на которые скорее всего придется - если, конечно, не удастся "перетащить" тему из экономической плоскости в политическую и доказать, что немецкий банк участвовал в "отмыве" криминальных денег. (На такую мысль наводит, мягко говоря, странное поведение "Дрезднер-банка". Немецкие банкиры прекрасно знали, что установленная процедура областной администрацией не соблюдена - кроме Думы согласие должен был дать и Минфин России. Но Минфин согласия не дал. Тем не менее, "Дрезднер-банк" пошел на сделку. И теперь ни один международный арбитраж, если банкиры решат-таки обратиться в суд, их не поддержит. Ко всему прочему немецкая полиция проявила интерес к обстоятельствам злополучного кредитного соглашения - изъята вся документация, ведется расследование...)

Веселый год, короче, предстоит - и нам, и тем, кто нами правит. Одно слово: год козла. Да не простого - а, типа, в овечьей шкуре.

Ю. Сергеева


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля