Новые колёса

КОЛБАСА С КРЫСАМИ.
На мясокомбинате страшно ходить без оружия – загрызут

 

Свиная элита

В апреле этого года министр сель­ского хозяйства РФ Алексей Гордеев торжественно вручал достойнейшим сельхозпроизводителям страны национальную премию имени Петра Столыпина “Аграрная элита России”. Среди лауреатов престижной награды был и Василий Егорович Дудкин, генеральный директор ОАО “Росагросервис” (г. Москва). Он удостоился премии в номинации “За стабильность и развитие”. Кроме того, что Дудкин неустанно печётся о продовольственной безопасности России, именно ему принадлежит “Калининградский мясоконсервный комбинат”.

- А ещё в Калининградской области мы строим новый комплекс в совхозе “Восход”, - с гордостью рапортовал Василий Егорович. - Это позволит обеспечить собственное производство на мясоконсервном комбинате высококачественной постной свининой, что значительно повысит качество выпускаемой продукции, которая сейчас в основном производится из импортного мяса.

4.000.000 рублей хряку под хвост

В общем, ещё немного, дорогие калининградцы, и мы с вами вдоволь наедимся постной свинины, вскормленной на отечественных экологических кормах. Хотя, стоп! Что-то я об этом “Восходе” уже слышал. Не то ли это хозяйство, о котором весной этого года нелицеприятно отзывалась прокуратура Гурьевского района?

Крыс, расплодившихся на мясокомбинате, боятся даже служебные собаки

Точно, оно самое! С октября 2006-го по июнь 2007 года ООО “Восход” перечислило свыше 6 миллионов казённых рублей другому обществу с не менее ограниченной ответственностью - ООО “Декорстрой”. Бюджетные деньги, выделенные в рамках реализации национального проекта “Развитие агропромышленного комплекса”, предназначались для строительства свиноводческого комплекса в посёлке Константиновка.

Только вот “постной свинины высокого качества” калининградцы так и не дождались. Почему? Ответ банально прост: на строительство израсходовали лишь около 2 миллионов. Куда делись остальные четыре “лимона” - даже спрашивать неловко. Испарились.

Понятно, что свиноматки остались без крыши над головой. Комплекс не достроен, а завезённое дорогостоящее оборудование гниёт под открытым небом. По факту хищения бюджетных средств возбуждено уголовное дело. В общем, не очень фигуристо у нашего номинанта вытанцовывается...

Может, с мясокомбинатом дела получше обстоят? Хоть и на импортном мясе, но работает...

Химически опасный объект

“Калининградский мясоконсерв­ный комбинат” (Аллея смелых, 80), у нас в городе известен не столько на вкус, сколько по отвратительному запаху. В сентябре 2005 года на этом предприятии произошёл выброс в атмосферу 100 кг аммиака. И только благодаря героиче­ским действиям пожарных удалось избежать отравления людей ядовитыми парами.

В ноябре 2006 года ещё одно ЧП - пожар в электромеханическом цехе. И снова в опасной близости от ёмкостей с аммиаком.

Вновь ситуацию спасли пожарники. Тенденция, однако.

- Мы убедились, - сказал месяц спустя побывавший на комбинате с комиссией управляющий делами мэрии Леонид Донских, - что руководство не сделало никаких выводов после пожара. Предприятие остаётся химиче­ски опасным объектом.

Правда, после этого разговоры о комбинате почему-то затихли. То ли там порядок навели, но прессе сообщить об этом забыли, то ли все пожароопасные объекты уже сгорели, а ядовитый аммиак испарился - мы не знаем. Чтобы прояснить ситуацию, я, журналист “НК”, обратился непосредственно к руководству. Тут меня ожидал первый сюрприз - генеральным директором мясокомбината оказался Юрий Васильевич Дудкин. Сын того самого “элитарного агрария” со столыпинской премией.

Совершенно секретно

Юрий Васильевич владеет 5,43% акций ООО “Калининградский мясокомбинат”, его папа-столыпинец имеет 25,12%, второй сын Василия Егоровича, Вадим - 25,54%, сестра Дудкина-старшего Вера Непахарёва - 36,65%. Все они входят в совет директоров предприятия. Помимо них, членами совета являются - Непахарёв Юрий (сын сестры Дудкина-старшего) и Непахарёв Андрей (муж сестры Дудкина-старшего). В общем, семейный подряд. По-итальянски - мафия.

Встретиться с генеральным директором мне не удалось. То он ещё на работу не явился, то только что вышел и тут же куда-то запропастился. А потом и вовсе телепортировался - Юрий Васильевич убыл в командировку. Вероятно, в родную столицу. К остальным родственникам-совладельцам, которые вообще из Москвы не вылезают.

Попытки поговорить с кем-либо другим - из руководства или с рядовыми сотрудниками мясокомбината - тоже не удались. На предприятии секретность, как на стартовой площадке ракет “Искандер”. Журналисту пройти на территорию невозможно. Охрана, едва увидела “представителя четвёртой власти” - сразу поднялась “в ружьё”, словно застава на таджико-афганской границе при прорыве моджахедов. Разве только пулемёт “Максим” на крыльцо не выкатили. Хотя, казалось бы, чего журналиста бояться? В столовую мясокомбината толпами ходят на обед сотрудники рядом расположенной налоговой службы. И не только они - работники частной фирмы “Лотос” тоже там частые гости.

Пришлось обойти режимный объект по периметру и найти место для нелегального проникновения. Забор, правда, был высоковат, но вполне преодолим. Единственная неприятность - перепачкался с ног до головы. Грязюка кругом - просто ужасная. Походил, посмотрел, общее впечатление составил.

Теперь дело было за малым - получить компетентный комментарий. Раз действующие работники молчат как рыба об лёд, оставалось выслушать свежеуволенного. Таковым оказался бывший заместитель директора мясокомбината по безопасности Николай Алексеевич Галиченко. Он на предприятии более двух с половиной лет отработал, а от дел отошёл буквально недавно - поэтому в курсе, что почём на комбинате.

Чтобы охрану не загрызли...

Вид у территории, прямо скажу, не презентабельный. Старые, обшарпанные строения, груды мусора, остовы недостроенных зданий, прохудившиеся крыши. Да тут только в “пейнтбол” играть! Или фильм “В развалинах Сталинграда” снимать.

- С кровлей прямо беда, - Николай Алексеевич рассматривает сделанные мной фотографии, - денег на её ремонт выделяют крайне мало, поэтому латают кусками. В основном там, где без этого уже никак не обойтись. Так что случаи, когда с потолка прямо в чаны с фаршем падают мусор и пыль - не редкость.

Глядя на кирпичные цеха немецкой постройки позапрошлого века, покрытые дырявым советским шифером, ничему не удивляешься. Можно представить, какие условия труда внутри этих ветхих “памятников архитектуры”. По словам Николая Алексеевича, там можно найти оборудование, установленное ещё немцами. А что такого? “Гансы” толк в колбасе знали.

- А сколько крыс бегает! - Галиченко разводит ладони, показывая размер грызуна. - Огромные!

В бытность Галиченко начальником охраны его бойцы получили на вооружение пневматические винтовки для отстрела распоясавшихся крыс. Жестокие бои местного значения продолжались несколько месяцев, но хвостатые твари позиций не сдали. Разве их всех перебьёшь? Там же целые полчища. Они и в цехах вольготно себя чувствуют - нередко их из чанов с фаршем вытаскивать приходилось! Некоторые, правда, там и оставались - за всеми не уследишь.

Взлетит на воздух в любую минуту

- Понимаете, - говорит Николай Алексеевич, - это просто такой стиль руководства. Тут даже не в том дело, что денег на ремонт и закупку нового оборудования не хватает. Создаётся впечатление, что владельцам попросту наплевать. А сотрудники, включая инженерно-технических работников, сами не в состоянии кардинально улучшить ситуацию. Только дыры подлатать и могут.

Галиченко в сердцах машет рукой. Нельзя ведь сказать, что денег у хозяев вовсе нет. Когда наличка на непонятные нужды требуется, тот же генеральный директор всегда находит способ выкрутиться. К примеру, на комбинате существует ёмкость с соляркой. Там хранятся 25 тонн горючего на случай, если произойдёт аварийное отключение электроэнергии - тогда будут задействованы генераторы. Для них и предназначен аварийный запас топлива. Подобных происшествий на предприятии пока не случалось, но солярка почему-то регулярно списывается. Как израсходованная. Так цистерна за цистерной и уходят налево. А кому-то денежки капают.

По словам Галиченко, генеральный директор вообще очень своеобразно относится к финансовым операциям. У предприятия есть масса должников, которых по неизвестным причинам “прощают”, и возвращать мясные деньги не пытаются. А это не один миллион рублей. Например, мясокомбинат подписал договор займа с футбольным клубом “Балтика”. На 300.000 рублей. Занятые на время деньги клуб не вернул. И ничего - простили. Аналогичные вещи происходят и с некоторыми другими “избранными” коммерческими структурами.

- И всё это на фоне крайне плачевного состояния оборудования мясокомбината! - возмущается Николай Алексеевич. - При таком техническом состоянии вовсе неудивительны пожары и аварии с аммиаком. Нечто подобное может повториться в любую минуту.

Нечистоты сливают в озеро

- Один из главных принципов управления предприятием - “и так сойдёт”, - продолжает рассказ Галиченко. - Вот взять, к примеру, отходы производства. Точно знаю место на территории мясокомбината, где с помощью бульдозера закопали 30 бочек всякой дряни.

Конечно, зачем заботиться об утилизации. Она ведь денег стоит. Поэтому неподалёку от производственных цехов ржавеет не одна единица брошенной автотехники. Лень списывать. А нечистоты мясокомбината вообще сбрасываются по трубе в озеро, расположенное в парке “40-летия ВЛКСМ”. Денег на очистные сооружения нет. А летом жители близлежащих к комбинату домов страдают от вони. Ничего, потерпят.

И что интересно, никакие проверки господину Дудкину не страшны. Хотя на мясокомбинат часто наведываются и представители санэпиднадзора, и пожарники, и прочие вроде бы заинтересованные в наведении порядка службы. И что? В крайнем случае, выпишут небольшой штраф. Не далее как в июле сего года предприятие было оштрафовано управлением “Роспотребнадзора”. За мусор и грязь на территории. Вот только чище после этого не стало - насыпали прямо в мусор побольше хлорки, и делу конец.

- Чему удивляться? - горько усмехается Николай Алексеевич. - Сами знаете, как у нас такие проблемы решаются. Мне самому не раз поручали конверты с деньгами нужным людям передавать.

С кружкой пива и водочкой...

Работники мясокомбината всё это видят, но вынуждены терпеть. Начальствующий состав Дудкин-младший задабривает конвертами с деньгами. Чёрный нал на предприятии в чести. Ну а простые работяги и так перебьются.

Тут у директора особая кадровая политика. К примеру, сварщик у него получает около 14.000 рублей, в то время как на других предприятиях города такой специалист запросто заколотит 30.000 и больше. Почему такая разница? Очень просто - люди подбираются, которые и на любые условия согласны. Стоит ли удивляться, что в обеденный перерыв у киоска, неподалёку от проходной мясокомбината, постоянно можно увидеть рабочих. С кружкой пивка и водочкой, естественно.

- Руководство это устраивает, - хмыкает Галиченко. - У отца и сына Дудкиных к “гегемону” отношение особое. Они оба не прочь на народ прикрикнуть. Мол, мы вас кормим, а вы нас - объедаете.

Получается, Дудкины трудятся, как проклятые, а люди под ногами путаются, мешают, да ещё незаслуженно зарплату получают. Прямо беда.

Но сами хозяева жизни и мяса, мягко говоря, не бедствуют. Опять же награды получают. По такому поводу Пётр Столыпин, премию имени которого поимел глава клана Дудкиных, как-то сказал: “Родина требует себе служения настолько жертвенно чистого, что малейшая мысль о личной выгоде омрачает душу и парализует работу”.

Про паралич работы правильно замечено, но вот насчёт омрачённых душ - явно загнул. Время сегодня другое - дудкинское. Так что о душе даже и вспоминать смешно. Не говоря уже о жертвенном служении.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля