Новые колёса

КАК ТЫ СОСАЛ? 4-летнего мальчика заставили дать показания против родного отца

Страшно жить на свете, господа! Особенно, если ты, паче чаяния, любишь своего ребёнка.

Назначили педофилом

...Когда мне было лет пятнадцать, мой папа (ныне покойный) вошёл в комнату, где мы с сестрой переодевались. Мы завизжали, он выскочил, а потом долго смеялся, вспоминая, как мыл нас когда-то в ванночке, как менял пелёнки и ползунки и как расцеловывал те места, на которые теперь ему и посмотреть неприлично.

Какие мы были счастливые дети! Отец мог расцеловать нас, маленьких, совершенно не опасаясь последствий: нашей маме и в голову не пришло бы обвинять его в самых разных грехах, а уж тем более - заподозрить мужа в педофилии!.. Время, видимо, было не то. Педофилия была “не в тренде”.

А вот жителя Калининграда Игоря Климова - в соответствии с нынешним трендом - посадили. 2 августа 2012 года приговором Московского районного суда ему назначено наказание в виде ВОСЬМИ лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

О том, что предшествовало приговору, мы уже рассказывали (“Твой папа будет педофилом. Игоря Климова отправила в СИЗО бывшая жена”, “НК” №291). Но тогда ещё оставалась надежда на торжество закона и справедливости... Сейчас её практически нет.

Расстался с супругой

Игорь Климов

Говорит юрист Анна Карпович, представитель Игоря Климова:

- Заявление о том, что Игорь совершал в отношении своего 3-летнего сына Паши (имя мальчика изменено, - прим. авт.) развратные действия, написала бывшая жена Игоря Светлана. Якобы Игорь в период с января по декабрь 2010 года запирался в ванной комнате с трёхлетним сыном, демонстрировал ему свой половой член, трогал половые органы мальчика, сосал его пенис, мастурбировал.

Заявление в полицию появилось ПОСЛЕ ТОГО, как Игорь расстался с супругой и обратился в суд с гражданским иском к Светлане (та чинила препятствия его встречам с ребёнком, и он потребовал установить порядок общения с мальчиком). Однако и следствие, и суд Московского района проигнорировали это обстоятельство.

Хотя в материалах граждан­ского дела зафиксировано: Светлана и её мать, гражданка Пасичная, восприняли иск Игоря как его попытку ОТОБРАТЬ у них Пашу. И отреагировали как на реальную угрозу. Всеми доступными им средствами. Дескать “примерно в декабре 2010 года” Светлана стала обращать внимание на странности в поведении ребёнка <...> он задирал майку, начинал вращать животиком, отодвигал ручками трусики, показывал половые органы.

Тихий час

- 20 июня 2011 года он сказал бабушке: “Будем сосаться” <....> стал снимать одежду, высовывать язык и показывать, что он кого-то облизывает”.

Честно говоря, в такой ситуации большинство мам погрешили бы на телевизор: именно там можно случайно увидеть то, что “запустит” механизм детской сексуальности. Но Светлана обвинила бывшего мужа. Хотя между той датой, когда она якобы выявила странности в поведении ребёнка, и датой обращения в правоохранительные органы, её, Светлану, навещал представитель органов опеки.

Которому Светлана заявила, что Паша любит своего отца и что Игорь Климов - хороший отец. А единственная причина, по которой она, Светлана, препятствует их общению - то, что Климов, забирая мальчика, нарушает установленный Светланой режим дня. Всё!

Между тем, развратные действия в отношении сына - аргумент “против Климова” гораздо более убийственный, чем отсутствие “тихого часа”. Почему же он не был сразу использован?

Из заключения амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы следует, что Паша ведом и внушаем. Это вполне естественно для его возраста. То есть при помощи наводящих вопросов у него вполне могли быть сформированы ложные воспоминания о том, что якобы делал с ним папа.

Покажи ещё раз!

Как же эти самые “воспоминания” формировались, наглядно демонстрирует видеозапись, сделанная матерью и бабушкой Паши в ноябре 2011 года.

...Запись, скажу я вам, не для слабонервных. На кровати в комнате лежит голенький мальчик. Вполне себе жизнерадостный. Он улыбается и прижимает к себе белого плюшевого мишку. Потом садится на спинку кровати и утыкается в мишку лбом.

За кадром звучит настойчивый голос женщины в возрасте:

- Как ещё сосался, покажи.

Мальчик начинает крутить плюшевого мишку.

- А в ванночке как, ты говоришь, ты делал? - продолжает голос. - Вода лилась, нет?

- Да, - отвечает мальчик тихо и неуверенно.

- А потом? Куда ты залез потом? В ванну или куда? Ты вместе с ним в ванне был? Покажи, - голос нахрапистый, резкий.

Мальчик утыкается лбом в плюшевого мишку.

- Покажи ещё раз! Как ты сосал? Он тебя в ванную садил голенького или ты рядом стоял? Где ты сосал, покажи, какое место? - не отступается женщина.

Мальчик кувыркается на постели, прижимая к себе плюшевого мишку. Потом он совершает беспорядочные движения, отбрасывает мишку, накрывается простыней.

“А попу лизал тебе?”

Голос продолжает звучать требовательно, настойчиво.

- Где ты сосал, покажи! Какое место?

Мальчик поднимает мишку: “Вот!” И быстро-быстро касается губами живота плюшевой игрушки.

- Какое место? - уточняет голос. Звучит ещё один голос, помоложе, потише:

- Какой у папы пися был? Большой?

Мальчик мнётся.

- Вы вместе на коечке лежали, так делали? - продолжает та женщина, что постарше. Вероятно, это бабушка, Пасичная. - Как, покажи, он делал тебе. А попу лизал тебе?

Мальчик встаёт, убегает в другую комнату:

- Не хочу я!

Потом возвращается, ложится, накрывается простынкой.

Он не выглядит ни удручённым, ни страдающим - ну, знаете, какими выглядят дети, когда рассказывают о том, что СТЫДНО. Я видела таких детей - в одном интернате, где над девочками реально глумился педофил... Видела я и ребёнка, которого ПОЧТИ изнасиловал отчим... Поверьте, они не веселились.

Может, возраст и не даёт детям полностью осознать ужас происходившего, но СТЫД и ощущение НЕНОРМАЛЬНОСТИ того, что по отношению к ним делал ВЗРОСЛЫЙ, напрочь убивает веселье.

“У папы пися такая была?”

А вот Паша... он вёл себя так, точно ему предлагали сыграть в знакомую - и уже изрядно поднадоевшую - игру.

- У папы пися такая была? - мальчику протягивают синий пластмассовый конус изрядных размеров.

- У папы такая пися была, посмотри! И как ты делал, покажи, - настаивает женщина постарше.

- Не-ет, - говорит ребёнок и тянет вверх мишку. Мол, на нём показать?

- Ну, это не интересно. У папы же пися такая была, давай покажи...

Далее следует закадровый обмен репликами: “Надо ещё что-то спросить”.

Голос помоложе:

- А что тебе ещё папа делал? Как он тебе писю целовал?

- Покажи язычком, как он тебе писю целовал, - настаивает та, что постарше.

Мальчик отворачивается от видеокамеры и чмокает в нос медвежонка.

- Вот так целовал, - удовлетворенно говорит та, что моложе. - И под одеялком целовал? Ну-ка покажи...

- И попу лизал? - настаивает женщина постарше. - Как? Покажи? А ты папе так лизал? Ну-ка покажи!

- Н-да, - отвечает мальчик. И трёт медвежонка о свою попу.

Конец сюжета.

Очевидцев не было

Допрос Паши, записанный на видео, выдержан в том же духе. Как только Паша начинает чувствовать себя неуверенно, его (трижды на протяжении получаса) выводят “пописать”. Он возвращается - и начинает бодро показывать, как именно он сосал папе “писю”.

- Никто из домочадцев Светланы (как и она сама), - продолжает Анна Карпович, - не был очевидцем “развратных действий” Игоря Климова. Единственные признаки, по которым они судили о наличии этих действий, - игра, продемонстрированная ребёнком.

Но, во-первых, ещё Зигмунд Фрейд говорил о том, что в 3,5 года у ребёнка начинается так называемая фаллическая фаза детской сексуальности! Я перечитала гору специальной литературы по теме. Американские маститые психологи из клиники Майо опросили почти тысячу матерей - и установили, что в определённом возрасте (до 5 лет) трение ребёнка интимными частями тела о какую-либо вещь или другого человека есть НОРМАЛЬНОЕ проявление его сексуальности.

То есть для установления истины по делу Климова необходимо было провести сексологические исследования и его сына, и его самого. Сына - на предмет специфического проявления детской сексуальности, Игоря - на предмет того, возбуждают ли его маленькие дети в сексуальном плане. Такие методики есть. Но... сексологические экспертизы не проводились.

Без психолога, без сексолога

- Во-вторых, психологическую экспертизу осуществляла И.Л. Баркаева. В заключении указано, что она является кандидатом наук и имеет стаж экспертной деятельности 9 лет. Однако мне удалось выяснить, что г-жа Баркаева - кандидат ПЕДАГО­ГИ­ЧЕ­СКИХ наук. Её диссертация была защищена по теме “Психолого-педагогические условия формирования готовности педагога-психолога к работе с девиантными подрост­ками” по специальности “Теория и методика профобразования”.

Информации о том, что г-жа Баркаева прошла дополнительную подготовку в качестве судебно-медицинского психолога (или сексолога), в свободном доступе нет. Как нет и сведений о том, в каком направлении она выступала как эксперт. Судя по её научным публикациям, сфера её интересов - по-прежнему педагогика.

Так можно ли считать заключение эксперта Баркаевой (а именно на нём строится “доказательная база” стороны обвинения) компетентным?!

Нормальный мужчина

- А эксперт-психолог профессор Холопова (эксперт БФУ Калининградской ЛСЭ минюста России) вообще продемонстрировала новый подход к делу: о психологической достоверности показаний Паши Климова она судила по видеоматериалам. Дескать, чтобы лишний раз не травмировать ребёнка.

Но как, не пообщавшись с мальчиком, можно оценить его склонность к внушаемости и фантазированию? Даже не специалисты знают: дети порой так верят в то, что сами придумали (или им подсказали), что никакой профессор Лайтман из “Теории лжи” не вычислит их по “дрожанию век” и “направлению взглядов”!

И, наконец, все показания в пользу Климова суд проигнорировал. Например, показания его несовершеннолетнего племянника, который утверждал, что в отношении него дядя никогда не пытался совершать “развратных действий”... Показания гражданской жены Игоря, говорившей о том, что в сексуальном плане - он нормальный мужчина с естественными потребностями и предпочтениями...

Всё это суд отмёл на том основании, что “свидетели со стороны защиты заинтересованы в благоприятном исходе дела” (доказательства этой самой “заинтересованности” в деле отсутствуют).

Теперь охотно демонстрирует

- Зато показания Светланы Климовой, её матери, её брата и её же нынешнего сожителя суд принимает без­оговорочно. Хотя все эти люди связаны не только родственными узами, но и общим местом проживания!

У них есть МОТИВ! Светлане, которая уверена, что борется с бывшим мужем, возжелавшим отнять у неё сына, готовы помочь все её домочадцы. Но суд почему-то считает их свидетелями объективными и в исходе дела не заинтересованными! Где логика?

Ну а итог известен. Восемь лет лишения свободы. Сломанная жизнь Игоря Климова. Разбитые судьбы тех, кому он дорог. И... искалеченная психика маленького Паши. Которому - это моё предположение - назойливые требования “показать, что именно с ним якобы происходило в ванне, и ещё более назойливое повторение слов “сосаться” и “пися”, уже причинили немалый вред. И этот вред с годами будет лишь усугубляться. А увлечённые “охотой на злодея” мать и бабушка могут проморгать РЕАЛЬНЫЕ психологические проблемы малыша... Ту же внушаемость... Или склонность бегать голеньким перед посторонними людьми. Это есть в материалах дела: ребёнок теперь охотно демонстрирует встречным-поперечным, как “сосался” “с папой в ванной”.

Приговор за любовь

- Мы подали кассационную жалобу в судебную коллегию по уголовным делам Калининградского областного суда, - говорит Анна Карпович. - Мы надеемся, что несправедливый, необоснованный приговор будет отменён.

Может, и впрямь чудо случится? Такое обыкновенное чудо, которое наверняка совершит судья, просто ВЧИТАВШИЙСЯ в материалы этого сумасшедшего дела. Дела об отцовской любви... Которая отнюдь не всегда, знаете ли, педофилия.

 Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля


3 + 3 =