Новые колёса

ЯНТАРНЫЙ ЧЕРНОБЫЛЬ.
Смерть придёт скорее, чем медицинская помощь

Чтобы у нас болеть, нужно

иметь лошадиное здоровье.

Лион Измайлов, сатирик

Кровь пополам с бензином

- Ой, мамочка! - голосила роженица. - А-а-а!

Фельдшер Неманской районной больницы Леонтьев схватил трубку радиотелефона - нужно было срочно выяснить, примут ли пациентку в роддоме Советска. В самом Немане родильное отделение давно прикрыли.

Александр Леонтьев

- Нет мест, - сообщили из Советска, - езжайте в Гусев.

- Реформаторы, ядрёна копоть! - в сердцах выругался фельдшер. - Скоро все роддомы закроют, бабам рожать негде будет.

Машина “скорой помощи”, подпрыгивая на ухабах, помчалась в Гусев...

Александр Иванович Леонтьев - медик со стажем. Начинал ещё военным фельдшером, многое повидал: за плечами Афганистан и Чернобыль. Там он на практике понял, как важно своевременно оказать человеку медицинскую помощь. Промедление в таких случаях бывает смерти подобно.

Леонтьев до сих пор помнит, как на Баграмский аэродром приземлился советский транспортный самолёт “Ан-12”, прошитый ещё при взлёте в Кабуле пулемётной очередью моджахедов. Все члены экипажа были ранены, командир скончался сразу после того, как шасси коснулись посадочной полосы. Как ребята дотянули - одному Богу известно. Фюзеляж - в решето, а в транспортном отсеке бочки с бензином, из которых ручьями лилась горючка. Леонтьев бросился к самолёту, а над ним в жарком афганском небе стояло марево бензиновых паров. Чудом удалось вытащить окровавленных, залитых бензином лётчиков из готовой взорваться машины. Тут же, прямо на посадочной полосе, им оказали первую медицинскую помощь. Благодаря этому все остались в живых. Кроме, командира...

После увольнения из вооружённых сил прапорщик запаса Леонтьев устроился на неманскую “скорую”. Тогда, в 1993 году, Александр Иванович и представить не мог, в какой кошмар превратится его работа всего через десять лет.

Вместо медицины - здравоохренение

- В прежние времена, - вспоминает Леонтьев, - на машинах “скорой помощи” работали бригады двух типов: врачебная (врач, две медсестры, санитар и водитель) и фельдшерская (два фельдшера, санитар и водитель). Сегодня всё иначе - по вызовам ездим в сокращённом составе: фельдшер и водитель. На весь Неманский район всего две таких “скорых”! Уедет, к примеру, одна из них в посёлок Забродино (40 километров пути) и два часа Неман остаётся со второй - единственной! - машиной. На 24 тысячи человек. Потребуется помощь сразу двум жителям - спасти сможем только одного.

Так и этого нашим реформаторам показалось мало! Теперь они вводят новое правило: две машины будут работать только по ночам, а днём на дежурстве останется лишь одна бригада.

Сокращение коснулось не только бригад “скорой помощи”. Раньше в терапевтическом отделении Неманской больницы имелось 40 коек (и мест уже тогда не хватало), теперь осталось 17. В хирургическом отделении и того хуже: 40 коек превратились в 14.

- Ничего страшного, - убеждает граждан директор Неманской районной больницы Елена Ивановна Малахова, - просто в больнице идёт реструктуризация ввиду перехода на новую систему оплаты труда.

Кстати, реформатор медицины Малахова по образованию... учитель младших классов. А до неё пост директора больницы занимала экономист Наталья Михайловна Юркова, ранее работавшая на целлюлозно-бумажном комбинате. Ясен пень - эти люди крупные специалисты по части здравоохранения.

- Вы должны меньше расходовать медикаментов! - не раз говаривала фельдшеру Леонтьеву директор Юркова. - Знаете, сколько они стоят?!

- Я на вызове не калькуляцией должен заниматься, а людям жизнь спасать! - горячился Александр Иванович. - По вашему, так я и за искусственное дыхание деньги брать должен...

Но начальство стоит на своём: медицина должна быть экономной.

Жертвы реформы

- У нас в сутки в среднем бывает по 20 вызовов, - сокрушается Леонтьев. - Разве мы теперь успеем ко всем вовремя приехать? Знаете, что на это наше начальство отвечает? “Скорая помощь”, говорят, стала затратной. Не вписывается спасение людей в их концепцию здравоохранения.

При этом паразитирующие на медицине фирмы не бедствуют и денег особо не экономят. Дочерние компании фонда обязательного медицинского страхования живут припеваючи.

- Сколько их расплодилось! - возмущается Леонтьев. - “Согасмед”, “ОМСК”, “КМС”, “Газпроммедстрах”... Всех не перечислить. И везде шикарные офисы и толпы менеджеров. Сокращение, судя по всему, им не грозит.

В общем, картина маслом. А тут ещё поблизости от Немана начали строительство Балтийской атомной электростанции.

- Вдруг, не дай Бог, какое ЧП, - хмурится Александр Иванович. - Разве мы справимся? Тут и при менее масштабных происшествиях сил не хватает.

Не так давно в Неманском районе семеро подростков в легковушке налетели на придорожное дерево. На всех пострадавших - две “скорые” и два фельдшера. Отходили только пятерых ребят. Двух пацанов спасти не удалось. Умерли. Можно сказать, пали жертвами реформы системы здравоохранения.

Прапорщику запаса Леонтьеву до сих пор Чернобыль снится. Особенно, чёрный, словно выгоревший лес - мёртвый от радиации. И сирены машин “скорой помощи”. Там их не две было - гораздо больше. А сколько людей не успели спасти - подумать страшно...

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля