Новые колёса

“Я ЗНАЮ ЧТО ТАКОЕ ЗАКРУЧИВАТЬ ГАЙКИ.
Лев Шнейдер даже “копейку” заставил ехать со скоростью 140 км/час

Лев Робертович получил права в 1942 году в Вологде, и с тех пор “баранку” из рук не выпускал. Свою шоферскую биографию начинал с легендарной “Эмки”. Имеет первый разряд по авто и мотоспорту. Первый его личный автомобиль - “Москвич-401”. Он приобрел его в 1953 году. В Калининградской области с 1958 года. Сейчас ездит на “Жигулях” ВАЗ-2105.

Лев Шнейдер за рулем только что купленного “Москвича-401”. Эстония. 1953 год

Своей главной водительской чертой Шнейдер считает - внимательность. Именно она позволяет ему избегать конфликтов на дороге и оставаться “в седле” более шести десятков лет.

- Первый раз я сел за руль, когда мне было лет десять-двенадцать, - рассказывает Лев Робертович. - Рядом с нашим домом, а тогда мы жили в Вологде, был расположен гараж связи. И мы, мальчишки, бегали туда поглазеть на машины, пообщаться с шоферами и механиками, окунуться в удивительный завораживающий мир автомобилей. Уже тогда меня привлекала техника. Посидеть в машине на шоферском сиденье, покрутить руль, представляя, будто под колеса летит нескончаемая лента дороги, было неописуемым счастьем. С одним из водителей у меня сложились особо доверительные отношения. Я одолевал его бесконечными вопросами: “А это что? Потрогать можно?!” В один прекрасный день, набравшись храбрости, я попросил его прокатиться. Шофер, помолчав пару секунд, произнес: “Поехали”. Я уселся на пассажирское сиденье, он - за руль. Тогда, конечно, не было такого оживленного движения, как сейчас. Он выбрал место, где вообще никто не ездил. Остановился, вышел из машины и сказал: “Ну а теперь за баранку садись ты. Покатаемся…”

“Газ-два-раз”

- Азы водительского мастерства я осваивал на ГАЗ-АА - “полуторке”. Или, как мы еще ее называли - “газ-два-раз”. Машина тяжелая, в полторы тонны весом. Неуклюжая по теперешним меркам. Но она показалась мне верхом технического совершенства. Как описать чувство, которое я испытал, впервые сев за руль? Восторг. Эйфория. Я еду! Нажимаю на газ, приказывая машине прибавить скорость, и она подчиняется. Поворачиваю руль - она послушно выполняет мое желание. Как теперь говорят - фантастика.

Первые права - любительские - я получил в семнадцать лет, экзамены сдавал экстерном. Шел 1942‑й год. Война. Однажды первый секретарь горкома ВЛКСМ предложил мне поработать у него во время летних каникул. Мол, знаю, водить умеешь, а что восемнадцати нет - ничего. Водителей-то не хватало - почти все ушли на фронт. В обкомовском гараже стояли прекрасные машины. Новенькие “Эмки”. Еще был ЗиС-101. На нем возили первого секретаря обкома партии.

Мне выделили абсолютно новую черную “Эмку” - так я впервые и познакомился с этой легендарной машиной. Для меня все это было в диковинку - на легковых автомобилях я же еще не ездил. А после скрипучего грузовика - “Эмка” - просто супер-машина.

Л. Шнейдер. Тереоки. 1952 год

“Убежавшее” колесо

- ...И начались мои трудовые будни. Машину обслуживали слесари в гараже, я же только крутил баранку. Один случай интересный припоминаю. С моей “Эмкой” это связано. Пробил я как-то колесо. Ремонтники, как и обычно в таких случаях, временно поставили запаску. Затем, когда завулканизировали проколотую камеру, запаску прикрутили назад, а отремонтированное колесо вернули на место. Но, наверное, забыли как следует затянуть гайки. И вот что в тот день произошло. Отвез я своего “хозяина”, возвращаюсь в гараж. И вдруг слышу звуки, равномерные такие: бум-бум-бум. Останавливаю машину. Обхожу вокруг - ничего. Л. ШнейдерБеру тряпку. Стелю на землю, залезаю под машину, дергаю за карданный вал, проверяю. Нет, все в порядке. Что же так колотит? Я так и не нашел неполадку. Решил доехать до гаража, и там на месте во всем разобраться. Когда мне оставалось до места назначения ехать минут пять, “Эмка” слегка дернулась и стала плавно оседать направо. В это мгновение я увидел укатившееся вперед колесо. И тут глухой удар. Металлический скрежет. Вся машина содрогнулась, и ее стало разворачивать в строну. Руль вырвался у меня из рук. Когда “Эмка” остановилась, я, едва переведя дух, выскочил из машины. Переднее колесо от моей машины лежало впереди, метрах в пятидесяти. Гайки, конечно, все потерялись. Видно, они не были закручены до конца. От вибрации стали отвинчиваться и одновременно соскочили со шпилек ступицы. Резьба на шпильках сильно повреждена. Что делать? Решил, сам все исправить. Поддомкратил машину. С остальных колес открутил по одной гайке и закрепил ими “убежавшее” колесо. Вроде получилось. Так и доехал до гаража.

“Ночные ведьмы”

- 7 февраля 1943 года меня призвали в армию и со своей “Эмкой” я распрощался.

Меня направили в Саратовскую военную школу пилотов. В то время она была единственной, где учили летать на военных планерах. Вообще в те годы все мальчишки мечтали об авиации. Я не стал исключением, и еще до войны окончил Вологодский аэроклуб. Моим инструктором была Женя Ланенькина - отчаянная деваха! Во время войны она в составе женской эскадрильи летала на “небесном тихоходе” У-2. Девчат - пилотов “этажерок” - немцы прозвали “ночными ведьмами”….

По прибытии в школу оказалось, что аэродромы, на которых нам предстоит осваивать военные планеры, находятся довольно далеко от Саратова. И я снова сел за руль с детства знакомой мне “полуторки”. Возил сокурсников на аэродром и обратно. Ну и летал, конечно. А совсем рядом шла Сталинградская битва….

Чемпион по мотокроссу

“Ночная ведьма” Женя Ланенькина. 1940 год

- После войны я поступил в Ленинградский институт физкультуры и спорта. По существующим тогда правилам, после его окончания я обязательно должен был иметь первый разряд по двум видам спорта - на выбор. Я занимался гимнастикой, продолжал летать на планерах, прыгал с парашютом.… Ну а что выбрать - сомнений не возникало. Конечно, мотокросс. Чемпионом Ленинграда по мотоспорту я стал в 1951 году. Ездили мы на М-72. Это тяжелый мотоцикл. А кросс - это ведь не кольцевые гонки. Всякое бывало. Как-то раз - во время подготовки к международным соревнованиям в Тереоки (это под Ленинградом) - заехали мы в болото, так мотоцикл затянуло по самые уши. То бишь по руль. Насилу вытащили….

Вообще можно сказать, что вся моя жизнь прошла на колесах. Если попытаться посчитать, сколько километров осталось за плечами, то… в общем, вокруг “шарика” объехал. И не единожды...

“Победа” и крестоносцы

- Мне приходилось ездить на разных машинах. Однажды, это было где-то в начале пятидесятых, мой приятель попросил перегнать его “Победу” из Таллина в Ленинград - своих прав у него пока еще не было. Я согласился. Выехали рано утром. Едем, едем. Я постоянно сверяюсь с картой, чтобы не заблудиться. Вроде бы давно пора появиться очередному городишке (названия уже не помню). Но - нет. Вообще ничего. Никаких населенных пунктов не видно. Остановились, тормознули встречную машину. Спрашиваем у водителя, далеко ли до города N? А он: “Километров 120…” Как? Мы же давно должны были до него добраться! Оказалось - не в ту сторону едем. Ну, объяснил он нам, как можно скостить пару десятков километров по проселочной дороге, чтобы не возвращаться. Видно, опять заблудились, и выехали мы на “Победе” прямо на Чудское озеро. Красивые места. Все дышит историей. Перед мысленным взором пронеслись картины Великой битвы. Александр Невский, крестоносцы... Да, специально мы туда уж точно никогда бы не выбрались.

Задом наперед

- Свою первую машину - “Москвич-401” - я купил в Таллине в 1953 году. Не новый, конечно. Подержанный. Но в состоянии отличном. Красивый автомобиль. Стильный. Один в один “слизанный” с “Опель-Кадета”. Потом у меня были и другие автомобили - “Москвич-403”, “Москвич-408”, “Жигули”. Но этот, самый первый, особенно запомнился.

На чемпионате Ленинграда по мотоспорту. 1951 год

Один случай припоминаю с “четыреста первым”. Тогда я только-только приехал в Калининград. Город еще весь в руинах стоял. Едем мы вчетвером в “Москвиче” со стороны Московского проспекта к нынешнему Дворцу бракосочетаний. Мимо разрушенного Королевского замка пролегала старая плохая дорога и уходила круто вверх. Слева и справа - груды кирпичей, камней. Поднимаюсь на второй передаче - машина не тянет. Переключаю на первую. До половины подъема “Москвич” дошел, а потом встал. Мотор-то маломощный - всего 23 лошадиных силы. Что делать? Я быстро нашел решение. Скатился вниз, развернулся, включил заднюю передачу и задом наперед без особого напряга забрался на подъем. Почему я принял такое, на первый взгляд, неординарное решение? Потому что в технике немного разбирался. И вспомнил, что передаточные числа на задней передаче всегда больше, чем на первой. Значит, на “задней” автомобиль будет “сильнее”...

...Сейчас я езжу на “Жигулях” ВАЗ-2105. Машина 1986 года выпуска. Купил я ее в 1990-м. Счетчик спидометра моей “пятерки” скоро завершит второй круг.

8 “бочек” подряд

- Есть мнение, что автоспортсмены переносят “соревновательный” стиль вождения в повседневную жизнь. Не знаю. Сам я “испробовал на прочность” свою машину лишь единожды. Тогда у меня был ВАЗ-2101. На трассе Каунас-Вильнюс я разогнал “копейку” до 140 км/ч. И тут же сбросил скорость: вспомнилась давнишняя история. Когда-то, еще будучи курсантом, во время учебного полета я “подправил” задание и “навертел” подряд восемь “бочек”. Попало мне, конечно.… Именно тогда я впервые задумался о возможных последствиях лихачества. Любого. Хоть в воздухе, хоть на земле. И больше никогда не шел на неоправданный риск.

И еще. Я всегда помню поговорку, которой научил меня шестьдесят лет назад один старый шофер: “Никогда не надо спешить на свои похороны. Без нас они все равно не состоятся”.

Т. Шапошникова,

фото М. Закеева

и из архива Л. Шнейдера

 


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля