Новые колёса

“Я ВЫПРЫГНУЛ С ВЫСОТЫ ЧЕТЫРЕ КИЛОМЕТРА…”.
Мэр Кентшина не самоубийца, а любитель острых ощущений

В кабинете мэра города Кентшина все строго и по-деловому. На стене - большой герб Республики Польша, вышитый по ткани. На противоположной стене - герб Кентшина. Чуть ниже - план города и подробная карта. Кентшинский повят (то бишь, район) граничит с Правдинским районом Калинин­градской области.

Вообще-то, если быть точным, то такой должности, как мэр, в Кентшине нет. Есть староста. Хотя это одно и то же.

- Староста Кентшина - Марек Лешек Ольшевски, - протягивает руку для приветствия хозяин кабинета, и я чувствую крепкое рукопожатие.

Эту поездку, встречу и интервью организовал Генеральный консул Республики Польша в Калининграде Ярослав Чубиньски.

Прыжок с парашютом

Пан Ольшевски необыкновенно рад встрече с автомобильными журналистами из России. Тем более, что он не только автолюбитель со стажем, но и фанат авиаспорта. Летает на самолетах, вертолетах, прыгает с парашютом. Не так давно совершил прыжок с высоты 4000 метров.

- Вы представляете, что такое 4000 метров? - спрашивает меня староста Кентшина.

Киваю головой. Мол, очень хорошо представляю. Сам недавно летал на дельталёте на высоте 2100 метров. И там, наверху, было чертовски холодно. Да и кислорода маловато. А 4000 метров - это вообще экстрим!

Портрет президента

Пока пан Ольшевски отдает распоряжения своим подчиненным, я осматриваю кабинет. Чувствую, что чего-то не хватает... Правильно, в рабочих кабинетах глав районов Калининградской области почти всегда висит портрет Путина.

Мэр Кентшина М.Л. Ольшевски в самолете

Я рассказываю об этом пану Ольшевскому. Он улыбается и говорит, что портреты президента Республики Польша в кабинетах старосты не предусмотрены. Потом показывает на огромную стопку документов:

- Это предложения жителей Кентшинского района по обустройству погранперехода Михалково-Железнодорожный. Мы твердо верим, что наши планы по открытию этого погранперехода осуществятся в самом скором будущем.

Пан Ольшевски демонстрирует висящую на стене схему будущего объекта. Я соглашаюсь, что это было бы здорово. При таком раскладе поселок Железнодорожный перестал быть советским захолустьем и смог бы вернуть себе былую славу старинного Гердауэна - восстановив, например, архитектурные памятники средневековья. А значит, превратиться в туристический центр Калинин­градской области...

Спицы на колесах

- Какой автомобиль вы больше всего запомнили в детстве?

- Старый-престарый “Форд”. Модели “А” - с мягким верхом. Четыре двери. Кузов черного цвета. Спицованные колеса. Машина выпуска конца 20-х годов.

- Это же настоящий раритет! И кто был хозяином реликвии?

- “Форд” принадлежал одному крестьянину. Но он относился к своей машине вовсе не как к музейному экс­понату, а просто ездил на ней. Иногда катал и меня - мы были соседями.

- И даже давал порулить?

- Нет. Я ездил на старом “Форде” лишь в качестве пассажира.

- А потом?

- Потом я стал ездить сам. Но только не на “Форде”. А на мотоцикле “Иж”. Мы с другом где только на нем ни ездили. По лесным просекам. На озера. Да как было без мотоцикла в нашем-то возрасте! С девчонками катались...

Чуть позже у меня появился другой, уже более престижный по тем временам мотоцикл польского производства марки “SXL”.

Инженер- строитель

- Водителем я стал в 17 лет. Это было в 1980 году. Учился ездить на “Фиате-126”. В Польше этот малюсенький автомобильчик называют “малёх”.

- У ваших родителей был автомобиль?

- Был. И тоже “малёх”. Этих машинок и сейчас много в Польше. А в социалистическое время на них ездили почти все. Мне даже кажется, что “малёх” в Польше был более популярен, чем когда-то “Фольксваген-Жук” в Германии.

- О каком автомобиле вы мечтали в детстве?

- В детстве я мечтал о профессии спасателя и пожарника.

- Мечты осуществились?

- Я стал инженером-строителем...

- А людей спасать приходилось?

- Приходилось. Думаю, о случае с перевернувшимся туристическим автобусом, принадлежащем калининградской турфирме, у вас знают многие.

Военврач из Кентшина

М.Л. Ольшевски

- Авария произошла километрах в 20 от Кентшина. Это было в ноябре 2000 года. Когда поступила эта тревожная информация, я находился в городе. Минут через пятнадцать после звонка я уже прибыл на место происшествия.

- Что вы увидели?

- Перевернувшийся, сильно поврежденный двухэтажный автобус “Неоплан”. Всех пострадавших к тому времени уже извлекли из салона. Спасатели сработали очень оперативно. Мы сразу же установили, что в автобусе ехали 72 пассажира. Что почти все из них получили травмы, имеется несколько тяжелораненых, но, к счастью, никто не погиб.

К месту аварии я направил три автобуса, чтобы доставить пассажиров с небольшими травмами в больницу. Подъехали машины “скорой помощи”.

Я помню одного врача, который работал на месте происшествия. Он действовал грамотно, оперативно. Думаю, именно благодаря его профессионализму и самоотдаче удалось избежать более серьезных последствий... Он бывший военврач. Сейчас работает в кентшинской больнице.

Уже позже спасатели приступили к выгрузке из разбитого автобуса вещей пострадавших. Это тоже было не так легко. Все замки и крышки багажников деформировались...

72 заложника

- Как произошла авария?

- О причинах аварии мы узнали значительно позже. Лишь когда получили заключение экспертной комиссии: техническая неисправность рулевого управления автобуса. А на месте происшествия было очевидно, как всё произошло. Вначале автобус съехал с дорожного полотна. Потом протаранил одно дорожное дерево, завалив его, потом ударился о другое. И лишь затем опрокинулся в кювет. Я до сих пор с ужасом вспоминаю те события. Как представлю, что пришлось пережить калининградцам, которые, ни о чем не подозревая, сели в этот злополучный автобус, отправляясь на отдых в Миколайки... 72 человека стали заложниками чьей-то безответственности.

Польские дипломаты

- Я помню, что возникла большая проблема с одним из пострадавших в аварии детей. Ребенок 8-9 лет получил серьезную травму головы. И ему должны были делать операцию польские хирурги. Но тут выясняется, что раньше этому ребенку уже делали операцию на голове в Санкт-Петербурге. Надо было срочно получить историю болезни и прочую необходимую информацию из российской больницы. Счет шел не на часы, а на минуты. Я вспоминаю, как все происходило. Конечно, без помощи генконсульства Польши в Калининграде и Польского посольства в Москве, думаю, мы бы не справились. Дипломаты сделали все, что было в их силах. Все нужные данные из Санкт-Петербурга мы получили. Наши хирурги операцию провели успешно. Ребенок был спасен.

Прожорливый “Полонез”

- Ваш первый личный автомобиль?

- “Фольксваген-Гольф”. Я приобрел его в 1983 году. Отличная машина. И, конечно же, подержанная. Тогда я не мог позволить себе покупать новые автомобили. Очень экономичный мотор - объем 1100 кубиков. Потом у меня появился отечественный “Полонез”. На этот раз новый. Однако не могу сказать, что я остался доволен этой машиной. Двигатель “1600” оказался слишком прожорливым. И если на трассе он кушал по 10-11 литров, то в городе - все 12. А иногда и больше. Кроме того, машина оказалась не слишком надежной. Одним словом, я расстался с “Полонезом” безо всякого сожаления. Потом у меня были разные автомобили. “Рено-19”, “Ниссан”, “Опель-Астра-2”. Затем “Рено-Меган”. Сейчас на “Рено” ездит моя жена. Она работает экономистом и осуществляет расчет налогов...

- А на чем ездите вы?

- У меня тоже “Рено-Меган”. Только не бензиновый, как у моей жены, а дизельный - мотор -1,9. Есть и служебный автомобиль - “Ниссан-Партфиндер”.

Разломился пополам

М.Л. Ольшевски

- В дорожно-транспортные происшествия когда-нибудь попадали?

- Это произошло в 1999 году. Тогда я уже был старостой Кентшина. Дело было зимой. Дорога - сплошной гололед. Я сидел за рулем служебного “Ниссан-Премьеры”. Со мной еще три сотрудника. Мы ехали из Ольштына в Кентшин. Возвращались из командировки - там на совещании мы обсуждали порядок использования средств Евросоюза. Когда я входил в поворот на скорости 100 километров в час, машину сорвало в занос. Она вылетела на полном ходу с дороги, боком ударилась в дерево и разломилась пополам.

- Вы и ваши пассажиры пострадали?

- К счастью, не так сильно, как могло быть. Машина вообще восстановлению не подлежала. Ну а я... У меня до сих пор проблемы со здоровьем.

Мы покидаем здание мэрии и идем на расположенную рядом парковку. Пан Ольшевский показывает свой служебный “Партфиндер”. Новенький серо-голубой джип блестит на солнце отполированными боками.

Пан-самоходик

- Ваш любимый автомобильный кинематографический образ?

- Много-много лет назад по польскому телевидению шел фильм “Пан-самоходик”.

- Забавное название...

- Еще забавнее там выглядел автомобильчик, который мог ездить по дороге, бездорожью и даже плавать по рекам и озерам. Его сконструировал талантливый инженер-изобретатель - мастер на все руки.

- У нас в России принято, что когда заговаривают о польском кино, всегда вспоминают сериал о “четырех танкистах” и обер-лейтенанте Клоссе.

- “Ставка больше, чем жизнь”? Мне очень нравится этот сериал. И старинные автомобили, которые в нем снимались. Например, дивные кабриолеты “Мерседес”, в которых раскатывал разведчик Клосс. Кстати, совсем недавно этот сериал опять крутили по польскому телевидению, и я опять его смотрел.

- А из западных фильмов?

- Вы опять про кинематографический образ? Здесь и думать нечего. Конечно, машина Джеймса Бонда - “Ягуар”. Автомобиль имел массу всяческих приспособлений. Для стрельбы, для отрыва от погони, для горных спусков. Чуть ли не для подводного плавания...

- Чувствуется, что к всепогодным и вседорожным машинам у вас просто-таки тяга...

И я показал на мощную лебедку, закрепленную на бампере джипа “Ниссан”.

- Ну, здесь не все зависело от моих личных пристрастий...

Комбинезон с полосами

Марек Ольшевски рассказал мне, что закупку служебных джипов для мэрий многих польских городов производили за счет средств Евросоюза.

- Существует такая специальная программа. Причем марка машины и дополнительное оборудование строго оговариваются.

- Не понимаю, зачем служебному “Ниссану” лебедка спереди?

Пытаюсь представить, как бы ездил, например, мэр Калининграда Савенко на своем “Мерседесе” с лебедкой спереди.

- Лебедка - это еще не все. В багажном отсеке джипа уложены утепленные спецкостюмы.

- А это-то зачем?

- По условиям финансирования проекта мы должны использовать эти джипы для нужд МЧС. В случае необходимости. А в обычных условиях - это машина для каждодневного пользования.

Мы обходим “Партфиндер”. Марек открывает заднюю дверцу и достает черные синтетические костюмы с ярко-зелеными светоотражающими полосами по бокам.

- Костюмы предназначены для вас?

- Для меня. В случае возникновения чрезвычайной ситуации я его тоже надену и буду работать вместе со спасателями.

- Думаю, это хороший пример для наших мэров и глав районов...

- Мы здесь ничего не изобретали. Все это регламентировано требованиями Евросоюза.

Секретный аэродром

Мы садимся в машину. Марек запускает двигатель. Из больших дефлекторов в лицо ударяет холодный воздух. Климат-контроль работает на полную катушку.

- Этот “Ниссан” мы получили совсем недавно.

Смотрю на приборную панель. Одометр высвечивает цифры 440. Всего 440 километров! И правда, новая машина.

Марек резко берет с места. Мы покидаем Кентшин и едем куда-то в сторону Мазурских озер. Затем сворачиваем с шоссе и катим по лесной просеке.

- Сейчас я покажу очень интересное место. Как вы знаете, рядом с городом Кентшин в годы второй мировой войны находилась секретная ставка Гитлера “Вольфшанце”. С воздуха этот объект охраняло несколько десятков “Мессершмитов”. Опять же секретный аэродром.

Мы выезжаем на открытое пространство и сразу попадаем на бетонированную площадку.

- Вот здесь и стояли “мессеры”, - поясняет Марек.

Мы двигаемся дальше, съезжаем по полю куда-то вниз. Попадаем на сплошное переплетение бетонных дорожек, каких-то площадок.

Ошибка пилотов

- Это рулежки для “Мессершмитов”. И капониры. И еще один интересный элемент - полоса ускоренного взлета истребителей. Нечто подобное применяется на авианосцах.

Взлетка и впрямь необычная. Всего метров 200-250 длиной. И сделана как катапульта - с подъемом вверх. В начале полосы - капонир.

- В этом капонире, замаскированном сверху, дежурный истребитель стоял в полной боевой готовности. И по команде мог взлететь через считанные секунды, - рассказывает Марек.

За старыми рулежками начинается зеленое поле.

Вдруг перед нами словно из земли вырастает большой деревянный крест. Рядом - венки.

- Здесь разбился самолет. Экипаж погиб, - поясняет Марек.

- Разбился в годы войны, и местные жители не забывают об этом?

- Самолет разбился пару лет назад. Ошибка пилотов. Это произошло при взлете. При наборе высоты самолет просел в воздушной яме и рухнул на землю. Мы сейчас едем на аэродром “Виламово”, откуда взлетал этот самолет.

Через несколько минут Ольшевски тормозит около красивого ангара, в котором стоят планеры и несколько спортивных самолетов.

- Это и есть “Виламово”. Самолеты принадлежат частному аэроклубу. Сейчас мы с вами поднимемся в воздух и посмотрим на Кентшин и его окрестности с высоты птичьего полета.

Боковой ветер

Четырехместный спортивный самолет “Вилга” после небольшого разбега по взлетной полосе отрывается от земли. За штурвалом опытнейший пилот Кентшина - Леон. Летает он уже больше 40 лет. На заднем сиденье рядом со мной - Марек Ольшевски. Стараясь перекричать рев мотора, он говорит мне, что авиация - его страсть.

- Когда вы первый раз поднялись в воздух?

- Мне исполнилось лет 8 или 9. Тогда я жил в небольшом поселке. Окрестные поля обрабатывали химикатами и всякими удобрениями с помощью самолета Ан-2. Вот на нем я впервые и вкусил всю прелесть полета. Меня пригласили немного полетать пилоты “кукурузника”.

- Вы рассказывали про автомобильные аварии, а в нестандартные ситуации в воздухе когда-нибудь попадали?

- Это случилось лет семь назад здесь, на аэродроме “Виламово”.Был сильный боковой ветер. Мы летели на небольшом двухместном чешском самолете “Злин-142”. При посадке нас стало так сильно сносить, что пилот не смог вырулить. Мы не попали на полосу, самолет приземлился далеко за ее пределами. Хорошо, что не было ям. Да и ветер при посадке нас не опрокинул. Повезло. Ну и натерпелись мы тогда...

М.Л. Ольшевски

26 дней в году

Над нами центр Кентшина. Мы делаем разворот. Я вижу древний замок, старинный костел с остроконечным шпилем и здание мэрии.

Интересуюсь у пана Ольшевски, как планируется рабочая неделя мэра города. Сколько выходных. Распорядок дня.

- С понедельника до пятницы - административная деятельность. Суббота и воскресенье - различные официальные встречи, обсуждения, переговоры. И так из недели в неделю.

- Как это? А когда же отдыхать?

- Отдохнуть можно раз в год. Нам предоставляется отпуск. Правда, довольно короткий - 26 дней.

- Мэра выбирает население?

- Нет, должность мэра - назначаемая.

- У нас пока только губернатора назначают. По представлению президента.

- У нас - не совсем так. Мэра назначают сами депутаты районного совета. По-польски, депутаты рады повята. Срок полномочий мэра - 4 года.

Ключи от “Варшавы”

Мы пролетаем над Мазурскими озерами. Озера, озера, бескрайний край озер. Красотища!

- Посмотрите вот на тот остров. С ним связана очень интересная история, - в этот момент летчик Леон закладывает крутой вираж, дает полные обороты, из-за усилившегося рева мотора я уже не слышу голоса собеседника.

Самолет разворачивается и ложится на обратный курс.

- По американской статистике в 50-60-е годы самый первый поцелуй парня и девушки почти всегда был неразрывно связан с обширным задним сиденьем “Шевроле”. А ваша личная жизнь в юношестве вписывалась в эти заокеанские стереотипы?

- Могу сказать точно, что американского “Шевроле” у меня не было.

- Но ведь были же польские “Сирены”...

Мэр Кентшина на минуту задумывается. Потом смотрит вниз на землю. Вздыхает. Мол, эх, была не была...

- Это была “Варшава”... Тогда мне только-только исполнилось 17 лет. Я познакомился с одной девушкой на каникулах. Она приехала с отцом из южной Польши. Ее звали Анна.

- Так “Варшава” - это машина отца Анны?

- Да.

- И как потом развивались события?

- Анна втихаря взяла у отца ключи от “Варшавы”. Я к тому времени уже неплохо умел водить машину. Хотя, конечно, прав у меня еще не было.

- А дальше?

- Мы поехали покататься. Выехали на берег озера. Дело было возле города Моронг. Это в 140 километрах от Кентшина.

- И?..

- Там, в машине, все это и произошло...

* * *

Леон сбрасывает обороты, выпускает закрылки. Еще секунда, и самолет уже катится по траве взлетно-посадочной полосы.

- Когда в 1983 году я приехал в Кентшин, я не думал, что останусь здесь надолго, - сентиментально произносит Марек Ольшевски. - И вот я в Кентшине уже 23 года.

Мы заканчиваем воздушную прогулку. Подходит к концу и наш визит в славный и гостеприимный город Кентшин. Мы прощаемся со старостой Ольшевски. И вот, спустя несколько минут, мы уже мчимся назад. К себе на родину - в янтарный край. Снова переживая впечатления от увлекательной экскурсии и встречи с интересным человеком.

Ю. ГРОЗМАНИ, фото автора


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля