Новые колёса

“Я ТЕБЯ УРОЮ!” Педагог начальных классов оказалась “чёрным риэлтором”

Уже много лет наши власти не хотят замечать, что в янтарном рае орудуют банды чёрных риелторов. Одинокие хозяева квартир бесследно исчезают, но их никто не ищет.

Наконец, в феврале 2014 года в Калининграде осудили трёх аферистов - за мошенничество с квартирами. 41-летний Сергей Амелин, 26-летний Владимир Прус и 50-летний Ренат Батыршин продавали чужое жильё, подделывая различные документы. Жертвами становились люди, злоупотреблявшие алкоголем. Хозяев спаивали и под различными предлогами вывозили в область, а их квартиры продавали. За четыре эпизода мошенничества обвиняемые получили тюремные сроки - от 5 до 9 лет.

Однако чёрных риелторов в городе меньше не стало. Появляются новые любители погреть руки на чужой собственности. А методы преступного бизнеса становятся всё изощрённее.

Квартира в подарок

Представьте, 62-летняя жительница Калининграда, пенсионер-инвалид - ни с того, ни с сего - дарит свою однокомнатную квартиру знакомой. Не родственнику, не близкой подруге, а продавщице из соседней палатки, которую знает всего несколько месяцев.

Причём другого жилья у дарительницы нет!

Об этом случае редакции “Новых колёс” рассказала 69-летняя Ирина Владимировна Проровская.

- На проспект Победы (дом 130 а) я переехала в августе 2004 года. Тогда же здесь поселилась Елена Шатыренко. Сейчас Елене Михайловне 62 года, она инвалид 2‑й группы по психическому заболеванию и состоит на учёте в психоневрологическом диспансере.

- Раньше семья Лены жила в 3‑комнатной квартире на ул. Сапёрной. Она там выросла, её помнят соседи и по сей день.

Заболевание у неё проявилось ещё в детстве - из-за инфекции матери во время беременности. Мать едва спасли, а дочь родилась больной.

Время шло, родители её состарились и умерли. У Лены из родственников остался один брат, но он в Калининграде не живёт. После смерти родителей брат приехал, продал квартиру на Сапёрной и купил сестре “однушку” на проспекте Победы.

Специфика заболевания

- Лену не заметить нельзя - она очень общительная. Сразу подошла, сказала, что тоже здесь живёт - в квартире №10. Потом часто захаживала в гости к моему отцу (ему было 90 лет). Он на крылечке сидел, а Лена подходила, показывала свой семейный альбом, награды своего папы (он был военным), вспоминала свою жизнь...

В нашем доме одиннадцать квартир и все мы, жители дома, относились к ней с пониманием. Помогали, подкармливали, общались...

Она выходила утром из дома - то к одним соседям зайдёт, то к другим.

Специфика её заболевания - частая смена настроения. Она может любого человека остановить на улице и что-то ему наговорить. К примеру, почему у тебя платье такое короткое, или, наоборот, длинное... Сегодня она к тебе относится хорошо, улыбается, обнимает, а завтра в твою сторону не посмотрит.

Лена также ходила на Сапёрную, её там тоже принимали, угощали.

Продавщица из Казахстана

- Вдруг в январе 2009 года она перестала с нами общаться. Как-то раз встретила её на улице, говорю, почему не заходишь. А она так резко ответила: “Я тороплюсь, мне некогда!”

Я спросила у соседки, Людмилы Гавриловны, что это с Леной произошло.

Та говорит: “Она подружилась с продавщицей продовольственной палатки, которая находится метрах в ста от нашего дома. Ходит к ней, чай пьёт, пирожками угощается...”

Я тогда ничего плохого не подумала. Ведь мы, соседи, помогали ей бескорыстно, без всякой задней мысли. А вышло вот как...

В августе 2009 года я копалась в цветнике возле дома, вдруг Лена подбегает ко мне с криком: “Ирина Владимировна, почему у меня тут написано, что не я хозяйка квартиры, а Мирошниченко? И прописано два человека...”

Я сразу подумала, что это просто какая-то техническая ошибка - в ЖЭКе не то написали. Посоветовала ей сходить в управляющую компанию и всё узнать.

После обеда Лена возвращается, идёт мимо меня, опустив низко голову. Я спрашиваю: “Ты была в ЖЭКе, разобралась?”

Она отвечает: “Всё правильно. Я подарила квартиру Мирошниченко. Я уже давно это сделала. И вообще!.. Не ваше дело! Это моя квартира, я ею распоряжаюсь...”

Нас всех такой поворот дела просто шокировал! Мы с соседями всё обговорили, “обсосали”, стали уговаривать Лену потребовать возврата квартиры. Ведь рано или поздно, она станет бомжихой! Но не смогли её переубедить. Лена только твердила: “Ира сказала, всё будет хорошо. Ира хорошая, она меня не обидит...”

Оказывается, Мирошниченко обещала Лене в обмен на дарственную оплачивать коммунальные услуги, сделать ремонт, утеплить фасад, заменить окна...

- Кто такая эта Ира?

- Она приехала из Казахстана с семьёй - мужем и тремя детьми. В Калининграде они снимают квартиру.

“У нас нет денег!”

- Что же дальше?

- В январе 2013 года ко мне прибежала Лена - вся в слезах: “Помогите вернуть квартиру. Ира меня выгнала!”

Я согласилась ей помочь. Мы сходили в прокуратуру Центрального района, отнесли заявление. После этого Ирину Мирошниченко вызвали к прокурору - на беседу. Тогда она уже не работала в палатке, а трудилась в “Седьмом континенте” у кинотеатра “Победа”.

Я сама с Ирой говорила, спрашивала, в чём дело, почему вы не хотите возвращать Лене квартиру. Вы же ничего для неё не сделали - ни ремонта, ничего!

Ира оправдывалась: “У нас не было денег...”

“Зачем же вы брались за это дело? - наседала я. - Ты кому на уши лапшу вешаешь?”

В общем, разговор не получился.

Мы обратились в органы опеки, но с нами отказались говорить: дескать, Елена Шатыренко у них на учёте не состоит.

Потом Ирина и её муж Богдан сами повезли Лену в прокуратуру.

После этого она пришла ко мне и объявила: “Я решила, что не буду давать ход своему заявлению, вы больше не принимайте участия в этом деле”.

“Лена, ведь ты сама ко мне пришла! - возмутилась я. - Взбудоражила всех соседей. Нравится тебе это или нет, а мы это дело так не оставим”.

В апреле 2013 года мы позвонили на горячую линию президента РФ, обратились к депутатам областной Думы. К тому времени Мирошниченко (у неё ведь теперь право собственности) прописала там своего мужа, двоих сыновей и дочь. То есть всех членов семьи!

“Всё равно продадим!”

- В мае 2012 года Лена прибежала ко мне вся побитая. На лице синяки и ссадины, за живот держится... Вызвали “скорую”. Врач хотела отвезти её в больницу и вызвать полицию. Потому что была уверена, что Лену избили. Но бедолага отказалась ехать в больницу и всё твердила: “Богдан меня не бил - я сама упала”.

А через некоторое время Лена снова пришла ко мне и говорит: “Ира хочет, чтобы я подписала согласие на продажу квартиры”.

Я сказала: “Не вздумай подписывать! Где ты будешь жить? Ты лишишься квартиры и превратишься в бомжиху!”

В общем, Лена отказалась ставить подпись. Ирина не расстроилась: “Ну и не надо. Мы и так квартиру продадим”.

Тогда мы, соседи, написали письмо в прокуратуру Центрального района - уже от своего имени.

...Итак, в ноябре 2013 года помощник прокурора Центрального района Д.А. Зырина провела проверку и передала дело в суд - о признании недействительным договора дарения. На квартиру был наложен арест. Экспертиза показала, что на момент заключения договора Елена Шатыренко была больна и не отдавала отчёт в своих действиях.

16 июля 2014 года суд вынес решение: факт дарения признать недействительным, жилплощадь вернуть прежней хозяйке.

Вызвала полицию

- Квартиру вернули?

- Нет.

- А где сейчас Елена Шатыренко?

- Она живёт с семьёй Мирошниченко в их съёмной двушке. Там ещё находятся Ира с мужем, её мать и двое детей. В одной комнате - дети, бабушка и Шатыренко, в другой - супруги. А однокомнатную квартиру Лены на проспекте Победы заняла дочь Мирошниченко, 21-летняя Полина. В феврале 2014 года она родила ребёнка. Наверное, они и его туда прописали, и будут теперь этим козырять.

Несмотря на решение суда, Мирошниченко обустраиваются в квартире Шатыренко - обои поклеили, шторы повесили. Я недавно видела там девушку и молодого человека. Иду мимо, смотрю - свет горит. Постучала в дверь и спросила: “По какому праву вы находитесь в чужой квартире?”

Девушка ответила: “Я дочь Ирины Мирошниченко и буду здесь жить, сколько захочу”.

Я вызвала полицию. Приехал наряд, затем супруги Мирошниченко с Леной.

Полицейский сказал, что ничего не может сделать, пока решение суда не вступило в законную силу. До 30 августа они могут пользоваться жилплощадью.

“Вас посадят в тюрьму!”

- А какую позицию занимают органы опеки?

- Сейчас встаёт вопрос о дееспособности Шатыренко. Начальник отдела опеки и попечительства Елена Васильевна Прокопчук “с пеной у рта” защищает Ирину Мирошниченко. Мол, ещё неизвестно, кого Елена выберет в качестве опекуна.

А Ирина хочет представить дело так, что она всё выполняла: и ремонтировала квартиру, и ухаживала за Шатыренко... Более того - она настраивает Лену против меня.

Однажды Шатыренко приходит ко мне и говорит: “Вас скоро в тюрьму посадят. Я на вас написала заявление”.

“Что ты могла написать, если ты, по сути, писать не умеешь?” - удивилась я.

“Мне Ира диктовала, подсказывала буквы, а я писала”.

Через некоторое время ко мне пришёл участковый. Сказал, что в полицию поступило заявление. Я попросила посмотреть, но он возразил: “Вам лучше этого не читать”.

Полицейский составил протокол, сказал, что у правоохранительных органов ко мне претензий нет.

Устроилась в школу №59

- А 2 ноября вечером со мной говорил Богдан - по телефону, - продолжает Проровская. - Он дальнобойщик, звонил откуда-то из-за границы. Стал материть меня всякими словами, какими только можно: “Если ты не оставишь мою семью, то, несмотря на то, что ты старуха, я тебя так отметелю... Я тебя урою!”

Я не стала слушать и положила трубку.

...Лично мне никакое опекунство не нужно. У меня и возраст не тот, и силы не те. Просто, как соседи и добрые люди, мы принимали участие в судьбе Елены Михайловны.

- Ирина Мирошниченко по-прежнему работает в супермаркете?

- Нет. Она теперь учительница начальных классов, преподаёт в школе №59 в посёлке имени А. Космодемьянского.

О. Рамирес

P.S. Я позвонила помощнику прокурора Центрального района Дине Анатольевне Зыриной. Именно по её заявлению суд рассматривал дело о неправомерном дарении квартиры.

- Скажите, по факту мошенничества было возбуждено уголовное дело? Ведь, по сути, Мирошниченко воспользовалась беспомощным состоянием Шатыренко, чтобы завладеть её собственностью.

- Нет, дело не возбуждали, - ответила Зырина. - Сложно доказать, что в действиях Мирошниченко был какой-то умысел. Она утверждала, что ничего не знала о болезни и психическом состоянии Елены Шатыренко. 2 сентября решение должно вступить в законную силу, если Мирошниченко не обжалует решение суда. Думаю, она квартиру просто так не вернёт...


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля