Новые колёса

“Я НЕ ДАВАЛ ЖЕНЕ ДЕНЕГ НА ЧУЛКИ И ПАЛЬТО”.
Михаил Дударев очень хотел купить собственные “Жигули”

Портрет губернатора

После заседания областной Думы я прохожу в кабинет к депутату Дудареву.

Две застекленные рамки над его рабочим столом на стене сразу приковывают мое внимание. В первой - выписка из Указа Президента Российской Федерации о награждении Михаила Дударева Орденом Почета за активное участие в законотворческой деятельности. Во второй рамке - фотография. На ней запечатлены Михаил Дударев и Георгий Боос возле здания филармонии в Калининграде.

Михаил Дударев

- Мы сфотографировались в 2000 году. Тогда я впервые познакомился с Боосом, - рассказывает Дударев. - В нашем органном зале проходят фестивали, посвященные Микаэлу Таривердиеву, и Георгий Валентинович специально приехал на концерт из Москвы. Он выступал от партии “Единство”. Я тоже тогда был в “Единстве”, и мне поручили встретить в аэропорту Бооса. Так мы с ним и познакомились.

- Когда, спустя 5 лет, Боос приехал сюда губернатором, он вас узнал?

- Боос готовился к приезду в нашу область капитально. Он вспомнил все свои давние связи с этим краем. Когда я позвонил ему по мобильнику в Москву, он сразу меня вспомнил. Ничего не забыл...

- Наверное, давние связи вам помогают в выстраивании отношений с губернатором?

- Помогают, конечно.

Презент полковнику

...Михаил Дударев листает номера нашей газеты, внимательно изучает интервью с его коллегами. Открывает материал с Юрием Савенко. Там мэр Калининграда стоит рядом с зеленой “Чайкой” ГАЗ-13.

- О! Так у меня такая “Чайка” тоже была. Но я ее нашему шефу ГИБДД Юрию Казакову подарил. Жаль, а то я тоже сфотографировался бы с такой машиной для газеты.

- Не может быть! Я знаю точно, что сейчас “Чаек” ГАЗ-13 всего две в городе. Одна - 1967 года выпуска, у военного пенсионера Ивана Лихацкого. Другая - у Владимира Мазалова. Машина 1961 года.

- Моя “Чайка” была 1970 года. Я притащил ее из Москвы. Там она находилась в доходяжном состоянии в одном из правительственных гаражей. Крылья мы восстанавливали - они совсем прогнили, задний мост гудел... Когда все сделали, к нам приехал полковник милиции Казаков и попросил отдать “Чайку” ему. Они в ГАИ собирались создавать автомобильный музей.

- Так где сейчас эта “Чайка?”

- А чего гадать-то. Сейчас позвоним Казакову и все узнаем, - сказал Дударев, достал мобильник и набрал номер начальника управления ГИБДД. Юрий Казаков ответил сразу.

- Где сейчас моя “Чайка”? В музее стоит? - переспрашивает Дударев. - Мне это очень интересно. Я сейчас интервью даю...

Дударев сосредоточенно слушает объяснения собеседника. Кивает головой. Я предполагаю, что Казаков рассказывает, сколько сил ГИБДД вложила, чтобы окончательно довести машину до ума.

- Так мы сейчас можем увидеть эту “Чайку”? - теряет терпение Дударев.

Казаков опять что-то долго втолковывает Михаил Сергеевичу. По реакции Дударева я понимаю, что эту “Чайку” сделали как положено и мы скоро сможем на ней прокатиться.

- Ну, ладно, чего там... Давайте про интервью.

- Разговор пойдет об автомобилях и об автобусах.

- Об автобусах? С удовольствием, - оживился Дударев.

Реакция моего собеседника вполне предсказуема. Кто не знает Михаила Дударева - хозяина знаменитого автобусного предприятия “Кёниг­Авто”.

В школу на “КраЗе”

- Наверное, в детстве вашей любимой игрушкой был автобус?

- Не угадали. В детстве у меня никаких игрушек вообще не было. У родителей на подобные забавы денег не оставалось. Мы с братом ходили по свалкам и собирали велосипедные запчасти: колеса, рамы, педали... В результате собрали несколько велосипедов. Мне тогда исполнилось 7 лет, брату -12.

- А когда впервые сели за руль автомобиля?

- Тогда же, когда и за руль велосипеда - в 7 лет. А дело было так. Мы с родителями жили на ул. Аксакова в поселке Октябрьском, на окраине Калининграда. Мой отец работал водителем и в тот день подъехал к дому на своем “КрАЗе”. Если кто помнит, это такой огромный трехмостовый грузовик с дизельным мотором и удлиненной базой. Отец пошел обедать, а машину с работающим мотором оставил на улице. Я залез в кабину, включил передачу и поехал...

- Далеко?

- До школы. Что же я, в самом деле, не сын водителя, что ли?! Пешком пойду? Надо же на машине, с шиком. Чтобы непременно все увидели. Слава Богу, дорога по прямой шла. Я проехал до конца улицы и остановился.

- А что же отец? Три шкуры спустил?

- Отец поблагодарил. За хорошую езду. Я ведь ни во что не вписался, заборы не посшибал.

Термос, хлеб и сало

- Мой отец родом из Смоленской области. Но шоферить стал уже у нас, в янтарном крае. Ездил на разных машинах. На “КрАЗе”, когда работал в управлении механизации, на бортовой “Шкоде” также ездил. “Шкода” - отличная машина. Кабина - на четверых. Большой капот посередине. Вот на этом-то капоте я и спал, когда отправлялся с отцом в дальний рейс. Отец часто брал меня с собой. Лет 6-7 мне тогда было. Ездили в Литву: Шяуляй, Каунас... У нас всегда с собой были термос с горячим чаем, хлеб и сало. Командировочных не платили. Денег лишних не было, чтобы в столовых питаться. Вот и возили продукты с собой - с запасом на три-четыре дня. Отец был степенным и аккуратным водителем. Ездил обычно тихо, не спеша. По трассе редко когда шел со скоростью свыше 60 км/час.

- За рулем “Шкоды” посидели?

- Самые твердые навыки вождения я получил на ГАЗ-51. Иногда отец приезжал на “газоне”. Это когда подменял другого водителя или когда его машина находилась в ремонте. Как вспомню езду на “газоне”... Надо же было еще научиться заводить эту машину. Носком ботинка давишь на круглую, очень неудобную педаль стартера, а пяткой - на газ. Чтобы мотор не заглох. Несмотря на то, что отец ежедневно отсиживал за баранкой помногу часов, он все равно мечтал о собственной машине. В то время различные организации часто продавали старые списанные ГАЗ-69. На новый-то автомобиль нам денег все равно было не собрать. Но, в конце концов, и со списанным “козлом” ничего не получилось...

Откладывали копейки

- От отца я унаследовал любовь к автомобилю и страстное желание иметь свои собственные колеса. Думаю, это и обусловило всю мою последующую судьбу.

Я закончил Калининградский технический институт, получил специальность инженера-механика. Вскоре понял, что, работая в Калининграде, на машину денег никогда не накоплю, и уехал на Север. Устроился начальником цеха по подготовке буровых скважин. Там я отработал 1,5 года.

- Вы что же, обрекли себя на жизнь в таежных местах только ради покупки какого-нибудь “Москвича” или “Жигулей”?

- Это была цель. И я к ней шел.

- А семья?

- Я женился, когда учился еще на третьем курсе. На Север уехал с женой и маленьким сыном. А что делать? Ведь чтобы в те годы купить собственную машину, надо было чем-то поступиться. Мы во всем себя ограничивали. Жили очень скромно. Я не давал жене денег на лишние чулки, пальто... Покупали лишь самое необходимое. Откладывали каждую копейку.

- И в итоге?

- Как только мы набрали необходимую сумму, я сразу же уехал с Севера, и мы приобрели лазурного цвета ВАЗ-21013. Это было в 1982 году. Тогда же я получил и права. В Калининграде устроился начальником гаража “Автоколонны-1115”.

“Тринадцатая” хлопот нам не доставляла. Отличная досталась машина. Никогда не ломалась. Я давал и отцу на ней прокатиться. Думаю, раз уж ему было не суждено купить свою машину, пусть проедется хоть на моей... Мы часто ездили в Литву за колбасой. В Калининграде с продуктами тогда стало еще хуже.

Михаил Дударев

Заявление в милицию

- Через 5 лет мы поменяли машину - и я приобрел ВАЗ-2104. Тогда я работал главным инженером автоколонны пассажирского предприятия №2. Это автобусный парк. Но с “четверкой” мне не очень повезло. На ночь я ставил ее в гараж недалеко от дома. Жил на улице Дарвина в Калининграде, а гараж находился на Тихорецкой. По утрам я делал пробежки. Кстати, сохранил эту привычку до сих пор - бегаю ежедневно. Итак, я добегал до гаража, выводил машину, доезжал до дома, переодевался и ехал на работу. В то утро я еще издали заметил, что ворота настежь распахнуты. Машина исчезла! Оказалось, грабители залезли на крышу, сняли шифер и проникли во внутрь.

- И вы отправились на розыски своей машины?

- Я сделал проще. Я написал заявление в милицию. Очень скоро мою машину нашли.

- Счастливые были времена. Чтобы вернуть себе угнанный автомобиль, достаточно было написать заявление в милицию.

- Правда, машина оказалась полностью разбитой. Какое-то пьяное хулиганье каталось. Побили ее со всех сторон, потом бросили в районе инфекционной больницы. Угонщиков вычислить не удалось. Я восстановил машину и вскоре ее продал.

Большой, как автобус

- Служебной машиной в то время у меня была “Волга”. С тех пор я и полюбил “Волгу”. И несмотря на то, что сменил много европейских и американских автомобилей, преданность марке ГАЗ сохранил до сих пор.

- А когда вы с “Жигулей” пересели на иномарки?

- После “четверки” я сразу пересел на “Опель-Омегу”. Отъездил на ней 5 лет и отдал на предприятие.

- Именно отдали?

- Исключительно в целях экономии. Чтобы не тратиться на приобретение служебной машины. Потом купил “Вольво-740” и долгое время считал, что лучшего авто просто не существует. После “шведа” у меня появился “Скорпио”. А затем я опять вернулся к “Волгам”. Так получилось, что ездил на бэушной ГАЗ-2410, чуть позже купил еще одну “Волгу” ГАЗ-31029.

- Ваш самый лучший автомобиль?

- Хороших автомобилей у меня было много. Но особо добрые чувства я питаю к “Шевроле-Субурбан”. Это такой длинный и большой американский джип. Очень большой, как автобус.

- У вас просто тяга к автобусам...

- Возможно... На “Субурбане” я совершил самое длинное путешествие - настоящий круиз. Купили мы его совершенно новым в Калининграде. Здесь раньше работала дилерская сеть компании “Дженерал Моторс”. Они выставляли свои автомобили в спортивном зале БГА. Купил я этот автомобиль в кредит. К слову, все свои автомобили я покупал и покупаю только в кредит. А потом на новеньком “Субурбане” мы отправились в путешествие. Сначала рванули в Прагу. Затем - в Париж. Из Франции - в Германию. И только потом - домой. Всего за этот вояж я проехал 4 тысячи километров. Этот “Субурбан” до сих пор остается в нашей семье.

Чертовщина на автобане

- Как только открылись “ворота”, то есть, стали реальны выезды за рубеж, мэрия Калининграда стала налаживать контакты с Международным Красным Крестом. Денег в мэрии на поездку не было, и они обратились ко мне, чтобы я помог с транспортом - выезжала делегация во главе с вице-мэром по муниципальной собственности Конюшенко. Из всех более менее приличных машин, которые в то время были в моем распоряжении, я выбрал микроавтобус РАФ, сел за руль и повез делегацию в Европу.

- Вы лично? Вы ведь уже были хозяином “КёнигАвто”...

- А что здесь такого? Мы не баре. От меня что, убудет, если я за рулем прокачусь? Мне - только в удовольствие. Какой же я после этого руководитель автопред­приятия, если не смогу делегацию из родной мэрии в Европу прокатить.

- И как выглядел ваш РАФ на автобанах Германии?

- Несерьезно. По сравнению со всей прочей автотехникой, что бегала тогда по скоростным трассам, наш микроавтобус воспринимался как телега. Больше 80-90 км/час он вообще не разгонялся. К тому же РАФ - это вам не “Неоплан”. Больше 8 часов высидеть за рулем было очень непросто. Жуткая вибрация, картерные газы, проникавшие в салон со всех щелей. Но ничего, выдержали, не один же я там ехал. Все были довольны. Когда встречаемся, вспоминаем. Прекрасные были времена.

- Благополучно вернулись назад?

- Не совсем чтобы... Меня на обратном пути словно бес попутал.

День сурка

- Все началось на автобане. Там как раз развязка проходила. Потом повороты, повороты... Еду, знаю, что вот-вот скоро должен быть поворот. И... проскакиваю мимо. Пришлось проехать несколько километров, чтобы развернуться назад. Опять выезжаю на исходную точку. И... опять проскакиваю мимо. Все члены делегации с Конюшенко во главе тоже переживают за меня. Видят, что-то неладное творится. Шутят, что Германия нас отпускать не хочет. Я пытаюсь быть максимально собранным и... опять проскакиваю мимо. Все как в “Дне сурка”. События с завидной регулярностью повторяются опять и опять. Но ты не в силах ничего изменить.

На пятый раз нервы мои на пределе. Внимательно смотрю за трассой. Раз... и проскочил. Спокойно принимаю решение. Рискую, что в меня врежутся идущие сзади машины. Включаю аварийку и метр за метром начинаю сдавать назад. Мне мигают фарами, гудят... Но я все-таки вывел РАФ на заданный маршрут и разорвал этот мистический круг.

- В аварии когда-нибудь попадали?

- Бог миловал. Ни разу. Хотя все же был эпизод, но тогда не я сидел за рулем. А один мой знакомый, - поправился Дударев. - Это было здесь, в Калининградской области. Ехали мы и... съехали с шоссе в кювет. Уперлись мордой машины в земляной бруствер. Не пострадали. Так что это - единственная авария. За все годы.

Площадь Победы

- Еще в старые советские годы мне не раз приходилось слышать от водителей, что нет автобуса лучше “Икаруса”.

- Так и есть.

- А сейчас, когда появились “Сетры”, “МАНы” и “Мерседесы”, отношение к старым венгерским автобусам изменилось?

- Спору нет, немецкие автобусы лучше “Икарусов”, но многие наши водители-ветераны упорно не хотят пересаживаться с “Икарусов”. Хотя венгерские “бусы” накатали уже по 2-2,5 миллиона километров. “Икарусов” в “КёнигАвто” осталось еще штук 30. Но вообще-то такой точки зрения придерживаются в основном старые водители. Которые начинали свой трудовой путь еще в советские годы.

- А что же молодые водители?

- А нет у нас молодых водителей.

- Может, зарплаты слишком маленькие? И социального пакета нет?

- Зарплаты нормальные и день рабочий нормированный, но молодежь к нам не идет. Хотел бы я знать, где вся наша молодежь.

- Известно где. На площади Победы после 8 вечера вся наша молодежь. С бутылкой пива в руке. Если так дело пойдет, то в “Кёниг­Авто” скоро сядут за баранку “Икарусов” водители-китайцы.

- Возможно, у нас действительно скоро будут работать иностранные водители. Те же литовцы. Их и зарплата, и условия вполне устраивают.

- Кстати, об условиях. В некоторых автобусных компаниях Калининграда водители автобусов ездят по 12-15 часов за рулем. И так по два-три дня подряд. Это нормально?

- Это преступление. И здесь должен работать департамент транспорта при правительстве Калининградской области. А он у нас очень слабый. И бесхребетный вдобавок.

“Я всем дал работу!”

- Мы говорили с вами про старые “Икарусы”, а новые-то автобусы в “КёнигАвто” есть?

- Конечно, есть. Не так давно мы купили 8 немецких автобусов. Абсолютно новых. Все они совершают рейсы в Западную Европу.

- Самый плохой автобус, с которым вам приходилось иметь дело?

- ЛиАЗ-677.

- Как так? Он же когда-то считался флагманом советского автопрома. Его освоили к 50-летию советской власти. Новейшие достижения - коробки-автомат, пневмоподвески, “дневной” свет в салоне...

- В том-то все и дело. Автоматическая трансмиссия постоянно летела, воздушные подушки рвались. Кроме того, он же бензина жрал просто немерено. По 60 литров на сотню. И не какого-нибудь “шестьдесят шестого”, а самого дорогого в то время - Аи-92. Поэтому, когда я привез из Швеции первую партию автобусов “Вольво”, то в один день порезал все “ЛиАЗы” и сдал их во вторчермет.

- Но “ЛиАЗы” же городские и пригородные автобусы, “Вольво” - междугородные.

- Да я же дал всем работу!

- Как это?

- Мы перестали обслуживать калининградские пригородные линии. Освободившуюся нишу сразу же заполнили другие частные перевозчики. Да и не только городские. Раньше мы ведь пускали свои “ЛиАЗы” и на Светлый. А уже потом возникли “Светловские линии”. По согласованию с руководством Светлого и губернатором Горбенко мы планомерно, в течение 6 месяцев, передавали маршрут “Светловским линиям”. При этом Горбенко выделил им кредит - около 200 тысяч долларов. Никто и никогда больше подобных кредитов не получал.

Автобус за $500

- Я умею считать деньги. И когда езжу за границу, творчески подхожу к закупке автобусов.

- Творчески - это как?

- Например, поехал я в Швецию. Выбираю автобусы. Смотрю в автопарке стоит у них “Вольво”. С побитыми стеклами, на спущенных шинах. Спрашиваю, сколько ЭТО стоит. Мне отвечают, что автобус не продается, так как он неисправен. В конце концов мне удается уговорить хозяев гаража отдать мне автобус за 500 долларов. Мои компаньоны виду не показывают, что рады сделке. На радостях они дают мне какие-то старые стекла, насыпают кучу запчастей. И все это абсолютно бесплатно. Я привожу “Вольво” в Калининград. Мои мастера приводят его в порядок за несколько дней. Двигатель и ходовая у него оказались в полном порядке. Как вы думаете, это удачная сделка?

- Автобус за 500 долларов? Конечно, удачная. Если только автобус не развалится в свой первый рейс...

Польская презентация

- В организации автобусного движения вы - профессионал. Руководители области часто обращаются к вам за советом?

- Это кто как. Например, губернатор Горбенко прислушивался к моему мнению. Я помню, как-то поляки хотели продать в Калининград сборочную линию автобусов “Ельч”. И они обставили это с таким шиком! Пригнали к нам автобусы, выстроили их в ряд на площади Победы для презентации. Но я заранее все разузнал об этой фирме и ее автобусах. Съездил в Польшу, побывал на предприятии. Выяснил, что поляки лихорадочно ищут, кому бы эту сборочную линию сбагрить, так как хотели у себя полностью обновлять производство. Да и автобусы - полное дерьмо... Кстати, у меня к тому времени уже был накоплен некоторый опыт эксплуатации этих “Ельчей”. Из пяти автобусов два развалились очень быстро. Мы их потом порезали и сдали на металлолом. В общем, я аргументированно объяснил все губернатору Горбенко, выступил по телевидению, и мы отказались от предложения польских друзей.

- А следующий губернатор Егоров также прислушивался к вашим автобусным советам?

- Первые 3 года прислушивался, потом, с уходом Пирогова, что-то изменилось. Я, например, дважды ездил в Корею, изучал возможность приобретения линии по сборке автобусов в Калининграде. Вроде бы все хорошо, но... “Автотор” почему-то не захотел. В то время я горел желанием наладить свое производство автобусов, но не увидел перспективы...

Губернатор Егоров не поддержал меня и при обеспечении села школьными автобусами. Вместо того, чтобы приобрести экономичные, дизельные корейские автобусы, закупили в России архаичные “КаВЗы” с допотопными моторами от ГАЗ-53. Это же самый капризный и прожорливый мотор!

- Зато Егоров поддержал отечественного производителя.

Опасная схема

- Я же предложил развитую и стройную схему функционирования школьных автобусов. Все они должны быть приписаны к автоколоннам муниципальных образований и автопаркам. Там их должны проверять и обслуживать. Но, увы, к моему мнению не прислушались. Поэтому мы имеем то, что имеем. Нынешняя схема абсолютно неверна и даже опасна.

- Но почему?

- Потому что не решен вопрос перевозки школьников. Что в итоге получилось? Эти автобусы ночуют возле домов водителей. Водителей, которым доверили перевозить детей, никто не контролирует, медосмотр перед выездом в рейс они не проходят.

- То есть водитель может запросто сесть за баранку с будуна, и его никто не остановит?

- Более того, эти автобусы час работают утром, час вечером, а в остальное время на них возят картошку. И они умудряются даже выезжать на коммерческие маршруты... Сам видел.

- Ну а нынешнего губернатора Бооса вы не консультируете?

- Бооса никто не консультирует. Он собирает перевозчиков и сам советуется с ними. По-моему, это неплохой вариант. А транспортным департаментом нынче руководит Николай Петрович Рябичко. Большой специалист... в области железных дорог.

Право выбора

- Что нового сейчас в “КёнигАвто”?

- Один новый “ЛиАЗ” будем брать на обкатку. А вообще за последние 2 года мы ничего не купили.

- А в чем дело?

- Не хватает средств. Мы несем большие потери из-за перевозки льготников. Идет необъективное распределение компенсации за их перевозку. За 2005 год мы недополучили 7 миллионов рублей. В этом году - будет не меньше.

- Такие суммы? Не может быть!

- А вот считайте сами. Ежемесячно мы теряем на перевозке льготников 1,5 миллиона рублей. Областной бюджет нам компенсирует лишь около 500 тысяч рублей.

- Вы обращались к губернатору?

- Не обращался. Но сегодня мы приняли бюджет в первом чтении и закон, согласно которому с 1 января 2007 года все льготники будут получать денежную компенсацию за проезд. По-моему, это справедливо. Хочешь, езжай в Советск, хочешь, купи палку докторской колбасы. У пенсионера будет право выбора...

* * *

В заключение я делаю несколько снимков депутата Дударева на фоне областной Думы и его серебристой “Волги”. Михаил Сергеевич любовно поглаживает “Волгу” по крыше, приговаривая: “Люблю я отечественные машины, люблю... Но когда же вы станете лучшими?”

Юрий ГРОЗМАНИ,

фото автора


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля