Новые колёса

“Я ДОСТАЛ ПИСТОЛЕТ И СТАЛ СТРЕЛЯТЬ!” Так житель Калининграда пытался остановить вырубку деревьев.
Но его скрутили милиционеры с автоматами

На днях в редакцию “НК” обратился житель Калининграда, частный предприниматель. Молодой человек был крайне взволнован и с порога заявил:

- Про меня тут такое говорят... Будто я - наркоман, напал на рабочих... Неправда всё это!

- А вы, собственно, кто? - поинтересовалась я.

- Меня зовут Николай Чередниченко. Может, слышали про стрельбу в городе? Об этом писали в газетах, показывали сюжет по ТВ в передаче “Особый патруль”.

- Так это вы устроили пальбу на улице Пионерской? - сразу вспомнила я информацию в местных СМИ.

- Да, я действительно стрелял. Но всё было не так, как рассказывают рубщики деревьев. Поэтому я и пришёл к вам в редакцию.

“Сердце кровью обливается!”

- Я вырос здесь - моё детство прошло на Литовском валу, - Николай начал издалека. - Деревья, которые вырубали, этот лес... Всё мне очень дорого! Вообще меня страшно возмущает то, что происходит в Калининграде. Сначала говорят, мол, расчистим, облагородим парк или сквер. А потом на этом месте вырастает какой-нибудь жилой дом или торговый центр. Как, например, Клевер-хаус на площади Победы. Где теперь сирень? Нет её! Так и тут. Соседи рассказали, что на Литовском валу валят деревья. Кто-то даже туда ходил, чтобы помешать рубке, но рабочие их выгнали. А утром 12 марта я сам пошёл посмотреть, что там творится.

Н. Чередниченко

Поднялся на вал в районе заправки “Роснефть”. И увидел внизу, метрах в тридцати, у ручья, как двое рабочих распиливают поваленный ствол дерева. Его уже разделывали на чурбачки! А вокруг - полно пеньков и от леса ничего не осталось. Рядом стояли две машины - белая “Газель” и, кажется, “КамАЗ”.

У меня от этой картины даже сердце защемило. Ведь раньше там было всё зелёное! Я стал им кричать: “Зачем вы пилите деревья?” После моих криков двое лесорубов поднялись наверх. И один сразу ударил меня по лицу. Видите сколы на зубах?

Николай продемонстрировал челюсть и поломанные зубы.

- Я, конечно, не стерпел, дал сдачи - кому-то врезал. После этого меня сбоку ударили палкой по голове - два раза. У меня поплыли круги перед глазами. Может быть, я даже на мгновение потерял сознание. Как сказал потом врач, меня оглушили. Передо мной всё было, как в тумане. Инстинктивно я достал из кармана травматический пистолет “Оса” (он у меня всегда с собой) и стал отстреливаться - наугад. Насколько помню, выстрелил два раза. Нападавшие убежали.

“На меня надели наручники”

- В газетах написали, что я ушёл домой, потом взял пистолет, вернулся и стал стрелять, - продолжил рассказ Николай. - Но это не так. Я никуда не уходил, а после всего этого спустился вниз, чтобы узнать у их начальства, кто меня ударил палкой по голове. Но отвечать они не захотели. Меня окружили человек семь рабочих, опять пытались напасть. Я стал снова стрелять. А потом убежал - чтобы они меня окончательно не забили. Поднялся наверх к себе домой, закрыл дверь в квартиру. Тогда я ещё не совсем понимал, что происходит. Сидел на полу и приходил в себя.

Н. Чередниченко

Через некоторое время стал видеть лучше, немного оклемался. Потом услышал, что в дверь стучат. Я понял, что это милиция. И сразу их впустил. Влетели два человека с автоматами и в касках. Меня повалили на пол, скрутили, надели наручники.

Конечно, затянули руки здорово. Но не били. Стали спрашивать, как было дело. Я им всё рассказал. Стали зачем-то обыск делать, но ничего не нашли. Да я ничего и не прятал! Пистолет лежал рядом - разряженный. Меня увезли в Ленинградский РОВД и продержали там сутки. Относились ко мне нормально. Правда, у меня кружилась голова и тошнило. Я попросил вызвать врача, и милиционеры вроде бы согласились, но доктор так и не пришёл.

Составили протокол. Около четырёх часов на следующий день меня отпустили, пояснив, что для дальнейшего разбирательства вызовут в милицию.

Я сразу поехал в больницу - неважно себя чувствовал. Я также съездил в судмедэкспертизу, зафиксировал побои. Если хотите, посмотрите...

Николай наклонил голову, показал синяки и ссадины, а потом достал заключение судмедэксперта.

“У Н.В. Чередниченко, 1975 года рождения, имеются следующие телесные повреждения: кровоподтёк в левой лобной области, ссадины теменной области, в левой лобной области, откол коронки зуба на нижней челюсти”.

- Вам известно, из какой организации эти рабочие?

- Нет, не знаю. Как мне объяснили, они чистили ручей... Понимаете, я шёл к ним не с кулаками. Они на меня напали, а я оборонялся. Но теперь они другое говорят. А в телепередаче “Особой патруль” сообщили, что я наркоман. Это полная чушь! У меня в доме милиционеры нашли таблетки. На днях заболел зуб и я покупал “пенталгин” - в зелёной упаковке. Увидели их и приняли меня за наркомана?

- А пистолет “Оса” у вас давно?

- Года три уже. Имеется разрешение, оформленное по всем правилам. В наше неспокойное время надо иметь средство для обороны. Я всегда ношу “Осу” с собой.

...Надо заметить, травматический пистолет “Оса” - довольно серьёзное оружие. Пуля со стальным сердечником в резиновой оболочке пробивает обшивку автомобиля и представляет реальную угрозу для жизни человека. Если выстрелить в упор, можно и убить. “Оса” стоит около 7.500 рублей. Но и разрешение получить не так-то просто. Нужно пройти медкомиссию, не иметь судимости, не привлекаться более двух раз в год к административной ответственности за нарушение общественного порядка. А также пройти курс обучения по безопасному обращению с оружием.

“Экскаваторщику подбил глаз!”

Для объективности следует привести мнение другой стороны. Вот что рассказали рабочие, с которыми у нашего героя произошёл конфликт.

- Мы трудимся здесь с осени, - говорит мастер Александр (свою фамилию он не назвал). - Расчистка ручья - часть проекта реконструкции Верхнего озера. Около 9 часов утра мы увидели человека, стоящего на валу. Он начал кричать: зачем пилите деревья? Затем стал бросаться камнями. Двое рабочих подошли к нему. Экскаваторщику он подбил глаз, а затем достал оружие и начал закладывать в него пули. Ребята разбежались, а пожилой шофёр замешкался у машины. Нападавший подбежал к нему и дважды выстрелил.

...Как выяснилось, это были рабочие МУП “Гидротехник”. В СМИ писали, что у водителя Сгуслова на одежде следы от пуль - рваные дыры. А одному из рабочих пуля попала в голову и его увезли на “скорой”. Однако Николай Чередниченко ничего конкретного о последствиях стрельбы не знает и считает пострадавшим себя.

Чтобы выяснить, действительно ли работники муниципального предприятия получили серьёзные травмы, я позвонила в МУП “Гидротехник” по телефону 93-11-76.

Трубку взяла секретарь. На вопрос, есть ли пострадавшие в инциденте на улице Пионерской, она заявила, что ничего говорить не станет.

- Тогда соедините меня с директором или его заместителем, - попросила я.

- Директора сейчас нет на месте, с заместителем тоже поговорить нельзя - он на объекте, - отбивалась секретарь.

Телефон инженера по технике безопасности она назвать отказалась.

- Оставьте свой номер, я сообщу начальству и вам позвонят, - в итоге пообещала она.

Через несколько дней напрасного ожидания я вновь набрала телефон МУП “Гидротехник”. Секретарша сначала многозначительно молчала, а потом пояснила, что её начальство “не считает нужным разглашать информацию”. Что за тайну скрывает руководство муниципального предприятия - большой вопрос.

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля