Новые колёса

“Я ДЕРЖАЛ В РУКАХ АТОМНУЮ БОМБУ.
В разгар холодной войны Игорь Пастулов снаряжал самолёты на Америку

- Я летал на военных самолётах с самого детства, - вспоминает 76-летний военный пенсионер, подполковник в отставке Игорь Яковлевич Пастулов. В редакцию он пришёл за помощью - сын умершей жены выселил его из квартиры. В “НК” №383 была опубликована статья Ветерана продали вместе с квартирой. Судья Хлебникова приговорила 76-летнего Игоря Пастулова к смерти на улице.

Наш “самый гуманный” суд не обратил внимания на заслуги подполковника Пастулова перед Отечеством. Между тем, он честно отслужил Родине более 30 лет. О годах службы в вооружённых силах Игорь Пастулов рассказал в редакции “Новые колёса”.

Герой СССР

- Мой отец во время войны был ранен, долго лечился в госпитале. Домой не вернулся - завёл другую семью. Нам с мамой помогал дядя, военный инженер. Он служил в авиационной части на Дальнем Востоке.

Мама работала гидрометеорологом на аэродроме той же части.

В 1945 году командиром авиаполка был Герой Советского Союза полковник М.В. Барташов. Мы с его сыном учились в одной школе и дружили. Бывали на аэродроме и даже катались на самолётах. В семь лет я первый раз поднялся в воздух на американском бомбардировщике-торпедоносце Douglus А-20 Boston. В годы Великой Отечественной войны американцы поставляли нам эти самолёты по ленд-лизу. Также мне удалось полетать на американской летающей лодке-амфибии PBY-1 Catalina.

Утонул в заливе

Игорь Пастулов

- Отец моего друга был видным мужчиной, такой красавец хохол. Погиб в 1947 году в Калининград­ской области. Нелепая смерть! С Дальнего Востока его перевели на Балтийский флот - заместителем командующего авиации Балтфлота. Часть наших самолётов находилась в Польше. По заданию командующего Барташов отправился туда с инспекторской проверкой. Взлетел с аэродрома в Чкаловске на кукурузнике “У-2”. Но до Польши не добрался, упал в воду Калининградского залива.

- Что произошло?

- Перед полётом бортмеханики меняли масло в двигателе и не закрыли кран. Масло в полёте вылилось, и двигатель заклинило. При ударе о воду лётчик потерял сознание и утонул.

Его похоронили рядом с братской могилой советских воинов, погибших при штурме Кёнигсберга. Мемориал находится в Калининграде - на пересечении проспекта Мира и улицы Энгельса.

В США через Северный полюс

- В 1947 году дядю перевели в Калининград, и мы с мамой тоже сюда переехали. Жили на улице Адмирала Нахимова, рядом с бывшим Дворцом бракосочетания.

После школы я поступил в Перм­ское военно-морское авиационно-техническое училище, где получил специальность авиационного техника.

Меня направили служить в дивизию стратегических бомбардировщиков 3М (Мясищев), которая базировалась на Волге в Энгельсе. Первые самолёты 3М прибыли в Энгельс в 1957 году. Тогда это был самый большой бомбардировщик в мире, способный нести бомбы с атомным зарядом. Размах крыльев - 52 метра, фюзеляж - 62 метра. Взлётный вес 220 тонн. Я вот этими руками подвешивал на него атомные бомбы!

60-е годы ХХ века - разгар холодной войны. На аэродроме постоянно дежурили два самолёта в полной боеготовности. Кроме того, бомбардировщики несли боевые дежурства - взлетали с аэродрома в Энгельсе, шли на Северный полюс, там дозаправлялись в воздухе и летели к США вдоль побережья Канады. Таким же путём возвращались обратно.

Взорвался двигатель

- В 1961 году один самолёт 3М разбился на моих глазах. Во время тренировочного полёта у него взорвался двигатель. Лётчики хотели посадить машину. Стали разворачиваться. На четвёртом повороте горящее крыло отвалилось - и он упал в Волгу. Погибли семь членов экипажа. Атомных бомб тогда на нём не было.

- Почему лётчики не катапультировались?

- На этом самолёте можно катапультироваться только вниз. Но они это сделать не могли - не хватило высоты.

- Причина аварии?

- Разрушилась средняя опора ротора двигателя. Производственный дефект.

Зарылся в грунт

- За время службы на моих глазах упали три воздушных судна. Через два месяца после первой авиакатастрофы на том же аэродроме в Энгельсе произошло ЧП с самолётом “СУ-7” (истребитель-бомбардировщик).

Было обеденное время. Мы с несколькими военнослужащими стояли на поле, ждали машину, чтобы ехать в столовую. Слышим - самолёт взлетает на форсаже. И вдруг звук резко оборвался - наступила тишина. Двигатель выключился! Мы головы повернули - а самолёт уже падает...

Но лётчик не растерялся. Убрал шасси и сумел перевести машину в управляемое планирование. В результате самолёт зарылся в мягкий грунт в конце полосы. Не взорвался, не загорелся - и лётчик остался жив.

Стыдно за Россию

Бомбардировщик 3М (Мясищев)

- В 1969 году я окончил военно-воздушную академию имени профессора Н.Е. Жуковского в Москве. Получил специальность инженера-механика по эксплуатации самолётов, космических летательных аппаратов и двигателей к ним. Меня направили служить в Германию. Там стоял 20-й гвардейский авиационный полк истребителей-бомбардировщиков.

Мне дали двухкомнатную квартиру в городе Пархиме (бывшая ГДР). Вскоре приехали жена с сыном. Больше всего нас поразил у немцев порядок и чистота, которую мы видели везде - на улицах, во дворах, в домах... А также необычное изобилие в магазинах. И одежды там навалом, и продуктов... Я не мог на это смотреть - очень обидно за Россию. У нас ведь тогда ничего не было! Обыкновенное пальто невозможно купить.

Когда я получил первую зарплату, мы с женой пошли в магазин и накупили одежды. Приоделись так, что на шесть лет службы в Германии хватило.

- Сколько вам тогда платили?

- 700 марок в месяц. По тем временам - очень хорошая зарплата. Меня назначили заместителем начальника ТЭЧ (техническо-эксплуатационной части).

Не хватило топлива

- В 1970 году во время учений в Германии разбился самолёт “Миг‑17”. Конец года, подведение итогов. В Германию на южный полигон прилетел главком ВВС, заместитель министра обороны СССР маршал авиации П.С. Кутахов. Во время войны он командовал 20-м гвардей­ским авиационным полком истребителей-бомбардировщиков.

В учениях участвовали два наших самолёта. Маршал наблюдал за тем, как лётчики работали по наземным целям.

Никто не знал, что именно захочет увидеть главком ВВС, поэтому предусмотрели всё - зарядили пушки, подвесили на самолёты ракеты и бомбы. С таким грузом нельзя залить в баки много топлива.

И вот главком приказал отработать по целям пушками. Лётчики взлетели, сделали круг, постреляли.

Главком доволен: “Блестяще! А что у них ещё есть?”

“Бомбы и ракеты”, - ответил командир.

“Пусть отработают ракетами”.

Они ушли на второй круг, пустили ракеты.

“Молодцы! - воскликнул Кутахов. - А бомбы у них есть? Давайте!”

Он не спросил, могут ли они ещё раз зайти на круг. А лётчики безоговорочно подчинились приказу.

Когда лётчики взяли курс на свой аэродром, на приборной панели уже горели лампочки аварийного остатка топлива.

Заходят на посадку. Первый самолёт коснулся полосы аэродрома и у него кончилось топливо. А у второго - двигатель заглох в воздухе. Руководитель полётов приказал пилоту катапультироваться. Но на этом самолёте для срабатывания системы спасения необходима высота не менее 1.500 метров. Если воздушное судно находится ниже - катапультироваться нельзя. А у него было всего метров 80. В итоге лётчик разбился. Совсем молодой парень!

Командир должен был приказать пилоту убрать шасси и садиться “перед собой” (то есть - без колёс). Тогда бы у него оставался шанс выжить.

- А пилоты не могли предупредить, что топливо кончается?

- Не имели права. Главком ВВС приказал!

Летающая лаборатория

- На пенсию я ушёл с должности начальника летающей лаборатории “Ан-26”, заместителя главного инженера авиации Балтийского флота.

- Что такое “летающая лаборатория”?

- Подразделение ВВС БФ, созданное для расследования происшествий в авиации. У меня в подчинении находились четыре офицера (двоих я обычно брал с собой на происшествие) и два прапорщика. “Ан-26” - это военно-транспортный вариант пассажирского турбо-винтового самолета “Ан-24”.

На базе “Ан-26” было создано несколько модификаций для специальных целей, в том числе и летающих лабораторий для транспортировки исследовательской аппаратуры. Экипаж: два пилота, борттехник и штурман.

Отвалилось левое крыло

- В 1987 году эскадрилья Балт­флота была командирована в Крым на учения. Вдруг в 4 часа утра меня вызывают в штаб - наш самолёт разбился в Крыму.

Я взял свой командировочный чемоданчик, который у меня всегда наготове. Прилетаем в Крым, садимся на авиабазе Гвардейское... Пока мы находились на стоянке, на посадку заходил полк “Ту-22м2” (дальний сверхзвуковой ракетоносец-бомбардировщик с изменяемой геометрией крыла). Все самолёты успешно приземлились, а последний разбился на наших глазах.

У самой земли у него стал резко опускаться нос. От перегрузки левое крыло отвалилось и полетело прямо на нас. Мы бросились врассыпную, а самолёт врезался в бетонную полосу.

Три члена экипажа “Ту-22м2” погибли.

В самолёте летел майор авиации, который отслужил в ВВС 30 лет. Его документы уже были подготовлены к демобилизации. Но шли учения. По регламенту нужно показать определённое количество самолётов. Лето, многие лётчики в отпусках. Командир полка уговорил его слетать. Вот и слетал.

Попал в грозу

- А что случилось с тем самолётом, из-за которого вас отправили в Крым?

- Это был истребитель-бомбардировщик “Су-17м”. Самолёт попал в грозовое облако. Видимо, в него ударила молния. От перегрузок лётчик потерял сознание, а когда очнулся, спасти самолёт уже было нельзя.

Пилот катапультировался, но высоты не хватило, и он погиб.

Когда мы прибыли на место катастрофы, он лежал рядом с обломками своего самолёта. От воздушного судна остался один хвост - торчал из земли. Местные жители видели, как самолёт вылетел из грозового облака, стал кувыркаться в воздухе, а затем рухнул на землю.

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля