Новые колёса

ХУЖЕ, ЧЕМ В ТЮРЬМЕ.
Лечиться в “инфекционке” боится даже её главврач

Россия в ХХI веке

Инфекционная больница Калининградской области впечатлит даже любителя фильмов ужасов. Капитальный ремонт здесь не делался практически с момента постройки, т.е. более 130 лет! Тем не менее, комплекс зданий бывшего военного лазарета пережил и бомбардировку, и советскую власть... Только немцев сюда на экскурсии не приводят - психика европейцев может не выдержать. Условия, в коих обитают здешние пациенты, не оставляют сомнений - Россия встала с колен и шагнула в XXI век.

Инфекционная больница Калининградской области

“Второй сорт”

- Я почти 10 лет здесь работаю и всё это время слышу “Надо, надо, надо...”, - вздыхает руководитель этого славного медучреждения, заслуженный врач России Владимир Бигулов. - Ещё с советских времён так повелось: инфекционные заболевания воспринимаются как некий “второй сорт”.Владимир Бигулов Дескать, нормальным людям они не присущи. Вы посмотрите: новый тубдиспансер уже 10 лет строят! Но ведь от инфекции никто не застрахован. И даже по Конституции любой гражданин имеет право на нормальные условия лечения в любой больнице. Так почему человек, подхвативший инфекцию, считается изгоем?

По словам главврача, однажды к ним в больницу пришёл работник тюрьмы, проведать своего родственника. Так он сказал: “У нас камеры в лучшем состоянии, чем у вас палаты”.

- Я в тюрьме, слава Богу, не был, но ему верю, - говорит Владимир Бигулов. - Скажу честно, я и сам, если бы заболел, то не лёг бы в такие условия...

А заболевания, с которыми люди поступают в инфекционную больницу, самые разные: вирусный гепатит, кишечная инфекция, клещевой энцефалит... Кроме того, на учёте в “инфекционке” все ВИЧ-инфицированные янтарного рая.

Корпус закрыли пожарные

Пять лет назад больница располагала 260 койками. Однако по требованию пожарных один корпус пришлось закрыть. Осталось 175 мест (130 - в большом корпусе и 45 - в соседнем). Теперь во время вспышки какой-нибудь инфекции, врачи вынуждены оставлять только самых тяжелобольных.

Инфекционная больница Калининградской области

- Инфекция, она не предсказуема, - продолжает главный инфекционист. - Иногда у нас все койки заняты, иногда часть свободна. Но такого, чтобы мы не работали, никогда не было. Каждая койка у нас работает не меньше 300 дней в году.

По словам Владимира Бигулова, средства на ремонт больницы выделялись лишь дважды. Сначала помог депутат Калининградской областной Думы Витаутас Лопата - денег из депутатского фонда хватило на ремонт двух туалетов и двух палат. Затем региональное правительство пообещало “инфекционке” 63 млн. рублей на капитальный ремонт пустующего корпуса. В 2008 году успели освоить 14 млн. рублей, сделав всё основное: электричество, канализацию, водопровод, отопление, кровлю, поменяли часть окон... Но из-за кризиса, в 2009 году финансирование прекратилось.

К тому же губернатор Георгий Боос объявил о строительстве новой инфекционной больницы в пос. Родники (через дорогу от будущего кардиоцентра). Этот проект должны включить в федеральную целевую программу, как только будет готова сметная документация. В общем, ждать новую больницу ещё лет 5-7 - в лучшем случае.

Стыдно зайти

Вопрос о положении дел в инфекционной больнице возник и на сентябрьском заседании областной Думы.

- Почему эта больница выбыла из всех категорий финансовой поддержки? - возмутился депутат Александр Орехов, обращаясь к исполнительному директору регионального фонда обязательного медицинского страхования Виктору Анохину.

- На счету у каждого медицин­ского учреждения всегда есть 6-7 миллионов рублей, которые руководитель медучреждения может использовать на текущие нужды, - заверил тот.

- Тогда, может, там директора поменять? Может, там неэффективный управленец? Как вы считаете? - не успокаивался Орехов.

Инфекционная больница Калининградской области

- Эти средства каждый руководитель может использовать по назначению. Мы не запрещаем этого. В конце концов, на них можно сделать пусть не капитальный, но хотя бы текущий ремонт. Задача руководителя состоит в эффективном расходовании денежных средств. Вы посмотрите на кожвендиспансер и наркологическую больницу на Барнаульской. Эти больницы находятся рядом. Одна как музей, лучшая в Российской Федерации, а в другую - стыдно зайти...

- Давайте посетим инфекционную больницу, в формате выездного заседания комитета по бюджету, и сами во всём разберёмся, - вмешался спикер облдумы Сергей Булычёв.

- Только чтобы это была не просто экскурсия, необходимо пригласить министра здравоохранения и прокурора Калининградской области, - предложил депутат Игорь Рудников.

Дайте 50 млн. рублей

Узнав, что к нему с визитом собираются депутаты областной Думы, главврач “инфекционки” только обрадовался:

- Неужели дождусь, что дело сдвинется с мёртвой точки! Наверное, я один в нашей больнице остался оптимистом...

Что касается хотя бы небольшого ремонта действующего корпуса, то Владимир Бигулов считает его нецелесообразным.

- Учитывая, что большой корпус уже разваливается, было бы разумно закончить ремонт во втором корпусе и перевести людей в нормальные условия. Там осталось лишь обустроить палаты, поставить сантехнику, мебель и медицинское оборудование. На это требуется ещё 50 млн. рублей. Я обращался к министру здравоохранения Владиславу Голикову, он обсуждал это предложение с Сергеем Бучельниковым (вице-премьером регионального правительства) и тот нас поддержал.

А с деньгами на счету медучреждения, по словам главного инфекциониста, всё не так гладко, как утверждает Виктор Анохин. В прошлом году одного только земельного налога больница уплатила 2,7 млн. рублей (никаких льгот медучреждению закон не предусматривает). Подушевое финансирование здравоохранения в Калининградской области, как известно, в два раза ниже федерального норматива (в “инфекционке” оно и того меньше - 1.630 рублей на человека в год). Отсюда и многие беды. Хотя средняя зарплата работников инфекционной больницы не меньше, чем в других медучреждениях: медсёстры получают примерно 10.000 рублей, врачи - 13.000 рублей, заведующие отделений - порядка 20.000 рублей.

Баланда у зэков в два раза лучше

На питание пациентов отведено 55 рублей в сутки (на человека), плюс столько же на лекарства. (В тюрьмах и колониях на ежесуточный прокорм одного зэка наше не самое щедрое государство отпускает 110 рублей.)

- Конечно, если бы подушевое финансирование соответствовало уровню, то и зарплаты были бы выше, и питание с лекарствами - лучше, и на текущий ремонт хватало, - считает Владимир Бигулов. - Хорошо ещё, что для ВИЧ-инфицированных у нас отдельное здание на ул. Желябова. После того, как мировое сообщество заголосило, Россия это направление стала отрабатывать по полной программе. Там всё бесплатно, и такое хорошее лечение, и условия, и зарплата почти в два раза выше... Результат налицо: по количеству больных СПИДом мы своё первое место уступили давно уже (сейчас Калининградская область в районе 30-го места по России, а на первых - Москва, Питер, Новосибирск и Урал).

Здесь поработала Лена Клюйкова

Более 60% персонала областной инфекционной больницы - пенсионеры. Остальные - люди предпенсионного возраста. Работать здесь они просто привыкли, только вот заменить их некому.

Кстати, с 1986 по 1995 год врачом-реаниматологом в нашей “инфекционке” работала молодая Елена Клюйкова (в будущем - региональный министр здравоохранения). Она приехала в Калининградскую область после окончания мединститута и выбрала специальность “инфекционные болезни”. В 2008 году Елена Александровна дала интервью “Новым колёсам”, в котором пояснила:

- В инфекционной больнице очень богатая дифференциальная диагностика. Мне, например, привезли больного с диагнозом “пищевая токсикоинфекция”, а оказывается, что у этого больного инфаркт. Или ещё пример. Доставляют больную с кишечным расстройством, а у неё - внематочная беременность. Все эти нюансы требуют высокой компетенции, хорошей профессиональной подготовки, умения логически мыслить и обладать аналитическим складом ума. Без ложной скромности скажу, что обладаю всеми этими качествами...

Видимо, нынешнее поколение медиков уже не то. Во всяком случае, молодёжь считает ниже своего достоинства работать в таких условиях.

Сбегают из инфекционной больницы и пациенты. Здешние врачи даже не удивляются, когда часть принятых больных попросту не доходит до отделения.

- Конечно, у нас остаются в основном социально неблагополучные люди, бомжи и т.д., - признаётся Владимир Бигулов. - Даже на “скорой помощи” есть негласное правило: если больного нигде не берут, то его везут к нам. Мы не отказываем. Эти люди не должны быть изгоями.

Платных палат в областной инфекционной больнице не существует. Да что там платные палаты - здесь и площадей сейчас не хватает (их почти в два раза меньше, чем положено по санитарным нормам).

Так что, если подхватите какую-нибудь заразу, будьте готовы лечиться наравне с остальными - в помещениях с заплесневелыми стенами, разбитыми окнами, отваливающейся с потолка штукатуркой и ледяной водой из ржавых труб.

А. Малиновский

 


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля