Новые колёса

ГРОЗМАНИ И ПУТИН.
Ради жителей Калининграда журналист “Новых колёс” дойдет до Президента России

6 ноября 2005 года. Калининград. Площадь Победы оцеплена солдатами внутренних войск и милицией. Несколько тысяч калининградцев с флагами “Народной партии” и транспарантами “Нет росту тарифов ЖКХ” пытаются пройти на площадь. Но людей не пускают. Собравшиеся скандируют: “Рудников! Рудников! Рудников!”.

Пытаюсь рассмотреть, кто эти люди? Ветераны войны с орденскими планками, военные пенсионеры, обычные горожане, молодежь. Среди них обращаю внимание на человека лет 45 с плакатом в руках. Статный, подтянутый. В нем угадывается военная выправка. Не иначе, бывший офицер. Рядом с ним - миловидная девушка. Она тоже держит большой плакат “Мэру весело, людям холодно!”

Георгий Грозмани

- Что вас привело на площадь? - интересуюсь у статного.

- А как не прийти? Смотрите, что происходит? - сразу отвечает он. - Наши власти снова хотят поднять тарифы ЖКХ. Многие, особенно пенсионеры, такое не переживут. Что им делать? Разве такую старость они заслужили?

- Сегодня я вышла на площадь с плакатом, потому что мне небезразлично, в каком городе я буду жить, - включается в разговор стоящая рядом девушка. - Но то, что губернатор Боос против нас бросил милицию и внутренние войска - просто возмутительно.

- Не боишься?

- Нас здесь много. Боос побоится разгонять мирную демонстрацию.

Чиновники и “Мерседесы”

Через несколько минут я узнал, что мой собеседник - журналист газеты “Новые колеса” Георгий ГРОЗМАНИ. В прошлом - военный. А девушка с плакатом - его 17-летняя дочь, студентка.

- Может, рост тарифов - процесс объективный, - пытаюсь возразить я. - Ведь энергоносители дорожают, инфляция... Да мало ли что?

Суворовец Георгий Грозмани, 1977 год

- Наши власти так и говорят. Надеются, что никто не станет разбираться, почему такие высокие тарифы. А ведь их рост необоснованный. Чтобы в этом убедиться, достаточно провести независимый аудит. И определить, сколько сегодня реально стоят поставляемые в квартиры газ, электроэнергия, вода.

- Что это даст?

- Квартплата не только перестанет расти, ее еще можно будет существенно снизить. Потому что в нынешние тарифы на услуги ЖКХ коммунальные начальники заложили свои огромные зарплаты и премии, стоимость шикарных офисов и служебных “Мерседесов”. А еще - покупку элитного жилья, загородных резиденций и всякого прочего...

Разговаривая с Георгием ГРОЗМАНИ, я понял, что человек он смелый и весьма компетентный, умеет постоять не только за себя, но и за других. И я решил познакомиться с журналистом Грозмани поближе.

Итальянцы в России

- Грозмани - фамилия грузинская?

- Итальянская. Это очень давняя история. Вообще, Грозмани происходят из древнего флорентийского рода. Первые упоминания об этой династии относятся к XVI веку. Все они - потомственные архитекторы, имели дворянский титул, у них был свой фамильный герб и печать.

- Итальянцы? А как они очутились в России?

Прадед Георгия - статский советник Владимир Грозмани, 1910 год

- В конце XVIII века по приглашению российского правительства из Флоренции в Санкт-Петербург приезжает молодой архитектор Винченцо Грозмани и поступает на государственную службу.

- В России ему понравилось?

- Вероятно. Потому что Винченцо встретил местную красавицу, влюбился, женился и остался в Питере навсегда. Его сын, тоже ставший архитектором, принимал участие в проектировании Исаакиевского собора. В 1858 году за особые заслуги перед отечеством он получает чин статского советника. Об этом есть упоминания в книге “Весь Петербург за 1902 год”. Все остальные Грозмани тоже были архитекторами. Лишь двое - избрали военную карьеру.

- Это ты о себе. А еще о ком?

- Во второй половине XIX века один из династии Грозмани стал офицером русской армии и женился на дочери генерал-адъютанта Радецкого.

- Не того ли Радецкого, о котором в “Гранатовом браслете” писал Куприн?

- Верно. Герой Шипки. Из рук императора Александра II генерал Радецкий получил шпагу с брильянтами.

- Шпага сохранилась?

Отец Георгия - Николай, офицер Красной Армии, 1933 год

- Увы. А вот фамильная печать, привезенная из Флоренции, сохранилась...

- С генералом Радецким ясно. А как складывалась твоя военная карьера?

- В 15 лет я поступил в суворовское училище.

- Что заставило тебя поменять вольную жизнь ленинградского школьника на казарменную дисциплину, строгий распорядок и всякие лишения?

- Я хотел быть самостоятельным. Видел, как тяжело приходится маме. С ее-то зарплатой в 125 рублей (отец умер, когда мне исполнилось 10 лет). А еще меня привлекала романтика военной службы. Мы же все были воспитаны на таких замечательных кинолентах, как “Офицеры”, “Щит и меч”, “Сильные духом”, “Семнадцать мгновений весны”.

Сигнал “бедствие”

- Как проходила твоя офицерская служба?

- В теплых штабных кабинетах не отирался, “паркетным” офицером не был. С первого до последнего дня прослужил в боевых подразделениях - на отдаленных точках войск противовоздушной обороны. Личный состав, тревоги, тренировки, учения... Мы несли постоянное боевое дежурство, работали по самолетам-нарушителям иностранных государств.

- Случались нештатные ситуации?

- Обо всем не скажешь. Сами понимаете. Вот был в 1984 году не боевой, но очень памятный эпизод. Я тогда служил в Монголии... Пришлось сопровождать терпящий бедствие наш транспортный АН-12. Он выполнял плановый рейс Улан-Батор-Чойбалсан и неожиданно отказала гидравлика, заклинили закрылки. Пилоты приняли решение лететь в Чойбалсан и попытаться приземлиться там. В самолете сто человек.

- А ты-то при чем?

- В тот день я заступил дежурным по пункту управления отдельной радиолокационной роты - возле крохотной монгольской деревушки Хавирга. Мы первыми заметили сигнал “бедствие”, который подавал борт “полста четвертый” - я немедленно доложил об этом на вышестоящий командный пункт. И до самой посадки мы вели “полста четвертый”. К счастью, все обошлось. Аварийный самолет посадили на военном аэродроме.

Весь боевой расчет нашей роты поощрил командующий ЗабВО. Оператора и радиста отправили в отпуск. Меня премировали наручными часами “Электроника”.

На границе с Китаем

- Весной 1984 года нас подняли по тревоге. Ночь. Под покровом темноты мы выехали на самую границу. Развернув технику на сопке, вели наблюдение за китайским воздушным пространством. В это время американцы проводили испытательные полеты своей новейшей разведывательной авиации.

- А что делали янки на территории Китая?

- Американцев запустили сами китайцы, чтобы те отслеживали наши радары, фиксировали частоты, осуществляли радиоперехват, изучали тактику действий наших истребителей.

- Как вели себя штатовские пилоты?

- Нагло. Они постоянно пытались нас спровоцировать. Разведчики на предельной скорости шли со стороны Китая прямо на нас. Ежесекундно рискуя нарушить государственную границу. Главное было - не проморгать “пересечение границы”.

- А что же китайцы?

- Они тоже наблюдали за нами.

Беседа с генералом

- Где закончил службу?

- После Монголии и Забайкалья я служил в Прибалтике. В 1995 году получил назначение в дивизион С-300 - стоявший на его вооружении зенитно-ракетный комплекс считался тогда чудо-оружием.

- Доволен службой?

- Вполне. Хотя генералом, как мой именитый родственник, не стал. Это сейчас офицеры умудряются даже на капитанских должностях дослужиться до полковников, не покидая штабных кабинетов. А в середине 80-х все было очень строго. Прежде, чем получить назначение, помню, я проходил отборочный конкурс кандидатов и даже личное собеседование у генерала-командира корпуса ПВО.

Игорь Рудников и Георгий Грозмани

- Десять лет на отдаленной точке ПВО? От тоски можно умереть...

- Мне нравилось там служить. Отличное подразделение. Дисциплина, порядок.

- Но ведь в 90-х годах в армии уже царил полный хаос?

- Правильно. Неуставщина, воровство, пофигизм. Офицеры увольнялись целыми подразделениями. А вот мы, в “пятом дивизионе”, сумели сохранить лучшие армейские традиции.

- Твоя заслуга?

- Это заслуга всего коллектива. И, конечно же, нашего командира - подполковника Владимира Корниенко. Грамотный офицер, порядочный человек.

“Единая Россия” и психушка

- Журналистика - работа опасная?

- Если писать о кошечках-собачках и облизывать чиновников - проблем у журналиста не будет.

- А ты о чем пишешь?

- О многом. В том числе и о коррупции, злоупотреблениях чиновников. Я работаю журналистом уже 10 лет - и никогда не уходил в сторону, когда надо было поднять острую тему.

- Журналист всегда вынужден идти на конфликт с властью?

- Журналист, который удобно пристроился к кормушке, конечно же, ни на какой конфликт с властью не пойдет. Да и гражданское мужество надо иметь, чтобы писать о том, что не по душе чиновникам. Взять хотя бы то, что творится сейчас при губернаторе Боосе. Любое инакомыслие преследуется. Одну журналистку лишь за то, что она отказалась вступить в “Единую Россию” и публично об этом заявила, решили поместить в психушку.

- Многие говорят, что пресса абсолютно бессильна. Что пиши, что не пиши, чиновники чихать на это хотели.

- Не могу с этим согласиться. Чиновники делают вид, что им все по барабану. Но они все же вынуждены считаться с общественным мнением, вынуждены реагировать на острые публикации. Отставка прокурора Зиныка - хорошее тому подтверждение.

Сплоченная команда

- Кандидаты всегда обещают избирателям золотые горы. А когда попадают во власть - сразу обо всем забывают...

- Я буду работать так же, как депутаты Рудников и Березовский. Загляните в областную Думу. Ежедневный прием граждан ведут только эти два депутата и их помощники. У дверей кабинетов Рудникова и Березовского постоянно очередь. Люди к ним обращаются, потому что знают - здесь они получат реальную помощь и поддержку. Так что у меня есть с кого брать пример, есть на кого равняться и к кому обратиться за советом.

- Допустим, тебя изберут. Как ты сможешь решать проблемы многих людей, проблемы, которые не под силу одному человеку, даже если он - депутат?

- Но я-то не один. Я уже много лет работаю в сплоченной команде вместе с депутатами Рудниковым, Березовским и другими нашими единомышленниками, вместе мы сумеем добиться очень многого.

- Если тебя выберут, с чего начнешь работу в горсовете?

- Первое заседание нового состава горсовета назначено на 1 апреля 2006 года. В повестке дня уже стоит вопрос о повышении тарифов ЖКХ на 22%. Я буду голосовать против и докажу, что эту проблему можно решить другим путем. Да я вам об этом уже говорил.

Ю. Алексеев


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля