Новые колёса

ФИЛЬКИНА ФЕМИДА.
Судья Ирхина, не глядя, “прощает” чужие долги

История эта весьма любопытна. Хоть детектив пиши в жанре “судебного триллера”.

Хочу твою “бэху”

Зачин у неё вполне прозаический. Бытовой такой, я бы сказала.

Три года назад 24-летний калининградец Андрей Мартынов купил себе машину - “БМВ-740”. Некоторое время поездил на ней с удовольствием, но... оказалось, что бензина она съедает куда больше, чем он рассчитывал. А тут возникла проблема...

- У нас есть небольшой домик в садовом обществе “Мечта”, - говорит мать Андрея, Елена Сергеевна Мартынова (ей-то и выпало “счастье” оказаться в данной истории главным действующим лицом - точнее, главным страдательным). - Там обнаружился грибок, и нужно было срочно делать серьёзный ремонт. Свободных средств у нас не было. Андрей решил продать машину, а недостающую сумму взять в банке в кредит. Тем более, на его “БМВ” давно поглядывал некто Артур Присяжный - предприниматель. У фирмы, которой руководил мой сын, он арендовал помещения. Человек взрослый, лет сорока, семейный, отец двоих детей... И производство его давало приличные деньги.

У Присяжного была машина “БМВ-735”. Они договорились с сыном, что Андрей продаёт ему свой автомобиль за 350.000 рублей (кстати, мы его покупали за 450.000). Свою машину Присяжный передаст ему в счёт 160.000 рублей, а остальную сумму - 190.000 - выплачивает в рассрочку по 20.000 рублей ежемесячно.

Исчез вместе с машиной

- Зная за Присяжным такую особенность, как некоторая неаккуратность в расчётах (он всегда вносил арендную плату последним, с опозданиями), сын вписал в договор пункт: в случае невыплаты денег в течение двух месяцев подряд Присяжный должен был вернуть сыну автомобиль - до погашения долга. Договор был оформлен в виде расписки, которую оба - и Андрей, и Присяжный - подписали собственноручно.

Но Присяжный, как выяснилось чуть позже, платить не стал. Давал какие-то крохи, и то нерегулярно... Я в это всё не вникала до тех пор, пока мне не позвонили из банка, где сын брал кредит:

- Ваш сын не платит!

Я - к сыну. А он отвечает: мол, ему самому Присяжный не платит, а у него, Андрея, свободных денег нет.

Короче, пока я разбиралась, пока ругала сына за инфантильное отношение - выяснилось, что банк собирается с моим сыном судиться! Правда, когда сын объяснил ситуацию, предъявил расписку Присяжного - ему дали отсрочку на три месяца.

Но сумма, которую необходимо погасить, с процентами, равняется 128.000 рублей. Тут я уже ввязалась в “разборки” с Присяжным сама. Говорю: “Если вы не платите деньги, машина будет забрана, как и прописано в договоре”.

Он привёз 35.000 рублей - я тут же заплатила их в банк. Привёз еще 7.000 - я опять заплатила. А потом Присяжный - исчез. На связь не выходит, задолженность не гасит.

Выломал из неё всё

- Сын написал заявление в ГИБДД с просьбой задержать “БМВ”. Задержали её очень быстро. Правда, Присяжный, понимая, что машину у него отнимут, выломал из неё всё, что выламывалось.

Мы её отремонтировали, продали за 150.000 рублей (вместо 450.000 исходных!), закрыли в банке кредит. А через два месяца выясняется: Присяжный подал иски в суд - на Андрея и на меня! Нам стало об этом известно лишь в декабре.

Присяжный требовал с Андрея около 210.000 рублей. Из них 160.000 - это за машину, которую он передал Андрею в счёт долга.

Но! Он пользовался “БМВ” моего сына полтора года, ремонт обошёлся более 35.000 рублей! Мы специально узнавали в прокате автомобилей: по самым средним прайс-листам он за аренду “бэхи” заплатил бы больше!..

После того, как в суде ему отказали в полном удовлетворении иска, Присяжный решил взыскать часть суммы - 128.000 рублей - с меня.

Нас никто не уведомил о том, что иски рассматриваются в суде. Заседание прошло заочно. А главное, что меня в данном случае удивляет: основанием для принятия иска в суде стали КСЕРОКОПИИ расписок, якобы им, Присяжным, полученных. Дескать, он МНЕ отдал 128.000 рублей!

Ксерокопии трёх расписок

- У нас с сыном отношения очень тёплые. Он ещё в школе получил травму позвоночника, потом - ещё одну. У меня - образование высшее музыкальное, я окончила консерваторию, работала в школе. Когда случилась беда с сыном, была вынуждена уйти: на зарплату школьного работника его невозможно было бы ни вылечить, ни элементарно, прокормить.

Я устроилась в банк. Сейчас - работаю на автотранспортном предприятии... Понимаете, мы - не мошенники. Я никогда никаких проблем с законом не имела. И вдруг - обвинение в незаконном обогащении! Я - в жутком стрессе, живу на таблетках. А главное, никак не могу понять: в суде Присяжный продемонстрировал КСЕРОКОПИИ трёх расписок, текст которых набран на компьютере, распечатан на принтере, а внизу - якобы написанные мною и сыном слова. Причём “мой” текст идёт между тем, что набрано на компьютере, и росписью сына! Будто бы он, Присяжный, выплатил 128.000 рублей в три приёма.

Никаких подлинников в суде Присяжный не предъявлял. И вот ещё: зная, что всё имущество в нашей семье записано не на сына, а на меня - Присяжный в меня и вцепился. Именно со мной он и судится, с меня и требует денег!

Квитанция без номеров

- И в суде идут ему навстречу. Так судья Центрального районного суда Ирхина вынесла решение в пользу Присяжного. В его пользу трактуется вообще всё: и что двое его детей учатся на платной основе в вузах, и что жена не работает, и что его отец - инвалид 3-й группы...

А у меня мама - инвалид 2-й группы, и ей 84 года... Но это никого не волнует. Адвокат Присяжного Михеденко дошла до того, что сама написала иск в суд на меня! Звонит, угрожает, что посадит меня на три года, отнимет квартиру... А сама - в качестве подтверждения запрошенной суммы в 40.000 рублей - предъявляет адвокатские квитанции БЕЗ НОМЕРОВ. Точнее, упоминает о том, что таковые существуют. Самих квитанций в деле нет.

Мы потребовали провести экспертизу расписок, которыми трясёт Присяжный: эксперт вынес заключение: “копирование не исключает возможности монтажа документа из двух и более фрагментов разных документов. Решить вопрос, принадлежит ли исследуемая запись и подпись документу в целом, не представляется возможным. Решить этот вопрос можно лишь после представления оригинала документов”.

Мы написали заявление в милицию с просьбой возбудить уголовное дело по факту предоставления в суд поддельных документов. Нам отказали. Обратились в следственный комитет, в прокуратуру - и везде отказ.

“Никто не будет этим заниматься”, - говорят нам. Дескать, подумаешь - какой-то частный финансовый спор! Но мы-то пытаемся сказать о другом: как могло получиться, что два судебных процесса прошли по КСЕРОКОПИЯМ расписок, подлинников которых не существует в природе? И никого этот факт не волнует.

Вердикт без подлинника

- На днях, правда, приходил участковый. Сказал, что наше заявление ему вернули на новое рассмотрение. Но будет ли это именно рассмотрение - или просто новый отказ?..

Мартынова - в недоумении. Мы, признаться, тоже. Судебных процессов на нашем веку было предостаточно. Так, я прекрасно помню, что в судах отказывались принимать ксерокопии газетных статей и информацию, “скачанную” из Интернета и распечатанную на принтере. Только оригинал! Нет оригинала? До свидания! Дескать, при нынешнем уровне развития техники любую “копию” состряпать - что плюнуть.

А тут - финансовый спор, который в чью-то конкретную пользу решается по натуральной филькиной грамоте? Да-а, слепа Фемида. Но ведь не настолько, чтобы ксерокопию от подлинника не отличить?

В любом случае - создаётся опаснейший прецедент. Хотя вряд ли завтра все наши суды окажутся буквально завалены странными бумажонками копировально-множительного происхождения. Очевидно, что речь идёт об исключительном случае. Т.е. об избирательном правосудии. Когда по закону нельзя, но, если кому-то особенному очень надо, то возможно и такое.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля