Новые колёса

ДЕТЕЙ УБИВАЮТ В БОЛЬНИЦЕ.
По вине врачей в Советске погибли четверо малышей

Вы заметили, что выражение “сильная Россия” уже вошло в наш обиход? На центральных телеканалах изо дня в день твердят, что нам не страшны ни западные санкции, ни собственные антисанкции, ни падение рубля, ни инфляция и другие происки внешних и внутренних врагов...

Мы провели “самую лучшую олимпиаду”, на очереди - лучший чемпионат мира по футболу. И Крым мы лихо вернули в “родную гавань”, и Донбассу помогаем. Шлём гуманитарные конвои, везём в Москву пострадавших украинских детей на самолётах МЧС, оборудованных по последнему слову техники...

А после этих победных реляций на центральных телеканалах объявляют сбор средств на лечение наших российских больных детей. Идут “с шапкой по миру”.

Соучредитель благотворительного фонда “Подари жизнь” Чулпан Хаматова говорит, что больше всего денег детям жертвует нищая интеллигенция и пенсионеры. Хочется спросить: а где же это самое сильное и богатое государство? Ведь по Конституции РФ (ст. 41) медицинская помощь должна предоставляться гражданам бесплатно!

Самое печальное, что не все могут достучаться до центральных каналов и благотворительных фондов. В глубинке дети тихо умирают на глазах своих несчастных родителей.

Конвейер смерти

11 марта следственный комитет РФ по Калининградской области возбудил уголовное дело по факту гибели четырёх малолетних детей в Советске. Часть 2 статьи 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). Медикам центральной городской больницы Советска грозит до трёх лет лишения свободы.

В марте 2015 года в прокуратуру обратились родственники 3-летней Софии Мацияускайте, которая скончалась после лечения в инфекционном отделении. При проверке медучреждения стало известно ещё о трёх случаях гибели детей в конце 2014‑го - начале 2015 года.

Возмущённые жители Советска написали петицию уполномоченному по правам ребёнка при президенте России Павлу Астахову с требованием “спасти детей от халатности и безответственности врачей местной больницы”. Под обращением уже подписались более 2.000 человек.

Крик о помощи

В нашу редакцию пришло письмо от жительницы Советска Аллы Никифоровой, мамы 1,5-годовалой Василисы Виноградовой. Её дочь умерла в ноябре 2014 года.

“Пишу от всех мам города Советска Калининградской области!

...Нам надоело смотреть на то, как в нашем городе умирают дети из-за отсутствия врачей, медикаментов и необходимого оборудования. Все об этом знают и никто ничего не делает! Мы хотим прекратить это позорное безобразие!

Где врачи, где квалифицированная медицинская помощь?! Её нет! У нас нет реанимобилей, на которых можно транспортировать больных в областной центр. Там хотя бы есть шанс на жизнь! Почему за столько лет никто так и не навёл порядок в наших больницах?!

Почему у наших властей в приоритете ставить памятники байкерам и трамваям? Кому они нужны?

Нам нужна больница с квалифицированным персоналом и своевременной диагностикой! Кто нам ответит, почему в праздники и выходные дни не работают лаборатории и диагностические кабинеты?! У болезни нет выходных! В эти дни больных тоже лечат - неизвестно отчего. Без анализов и исследований.

Сейчас в отделении инфекционной больницы у нас нет врачей - вообще! Они предпочли уволиться, сбежать от ответственности. Теперь там дежурят только медсёстры и санитарки. На них ложится вся ответственность за оказание помощи людям!

...Сколько ещё нужно смертей, чтобы на наш, как оказалось, никому не нужный город обратили внимание?!

Самое страшное, что это проблема не только Советска. Так везде. Мы просим вас о помощи! Кто, если не мы, сможем изменить всё к лучшему!”

Ужас в глазах

С Аллой Никифоровой (мамой погибшей Василисы) и Еленой Савинич (тётей 3-летней Софии Мацияускайте) мы встретились в редакции “Новых колёс”.

- Мои девочки заболели в пятницу, 31 октября 2014 года, - вспоминает Алла. - Температура поднялась до 39. У старшей, 5-летней Алисы, удалось сбить жар, у Василисы - нет.

Утром на следующий день я заметила у младшей девочки маленькие синие пятнышки на спине. Мы не стали ждать участкового врача (я вызвала его утром), поехали в дет­скую районную поликлинику. Там принимал дежурный врач. Девочкам сделали уколы - антибиотик, жаропонижающее.

Младшей поставили предварительный диагноз - менингит и гипертермический синдром. Нас с Василисой отправили в инфекционное отделение городской больницы.

Нас принимала заведующая отделением Александра Игоревна Сердюк. Посмотрела дочку, сказала медсестре сделать укол и назвала препарат. Медсестра ответила, что его нет. Я помню, что сообщение об отсутствии лекарства буквально ошеломило заведующую. В глазах - ужас.

- Она вам сказала, какой именно нужен препарат?

- Нет. Просто заменила его на другой.

Сгорела за один день

- Сделали укол. Затем Сердюк вызвала врача-инфекциониста Полиенко. Они посовещались, снова осмотрели ребёнка. Сказали, что неврологических признаков менингита нет.

Уже тогда синюшные пятна на теле девочки увеличились и появились на ножках и ручках. Мне сказали, что у ребёнка состояние инфекционно-токсического шока.

Врачи решили отправить нас в Калининград. Но так как реанимобиля нет, посадили в обычную “скорую”.

Врачи почему-то совсем не торопились. Мы заехали в первую городскую больницу - за направлением в реанимационное отделение. Ждали там, пока врач подпишет бумагу... Потом поехали к фельдшеру домой - она куда-то забегала...

Некроз тканей

- Теперь я понимаю, что мы теряли драгоценное время. Но тогда я ничего сделать не могла. Врачи сами решали, куда нужно ехать и зачем.

До Калининграда - 120 км. В машине - холодно. Никакой поддерживающей терапии во время поездки не было. Ехали 2,5 часа - без мигалки, без световых и звуковых сигналов.

В Калининграде долго стояли в пробках. В больницу на Летней приехали в 14.30. Увидев девочку, врачи были в шоке. Эти ужасные чёрные пятна распространились по всему телу. Начался уже некроз тканей.

Меня в реанимацию не пустили, восемь часов врачи боролись за её жизнь. Но... Организм ребёнка не справился.

Источник не нашли

Счастливая семья, все ещё живы: папа, дочь Василиса, мама Алла и дочь Алиса

- Диагноз поставили?

- Да. Менингококцемия. Инфекция распространяется воздушно-капельным путём. Если вовремя не оказать помощь, человек может сгореть за 12 часов.

- А старшая девочка как себя чувствовала?

- Уже в то время, когда мы уехали в Калининград и медикам в Совет­ске всё было известно, к Алисе пришла участковый врач. Назначила антигриппин и побрызгать раствор в горло. Представляете? Ребёнка, который находился в контакте с тяжело больной девочкой, лечили от ОРВИ.

Врач-реаниматолог из многопрофильной больницы сказал, чтобы старшую девочку срочно госпитализировали и положили под капельницу.

На следующий день Алису тоже привезли в Калининград и поместили в реанимацию. Взяли анализы на менингококк.

В воскресенье у всех контактных с нами людей брали анализы - искали источник инфекции. Но, по словам докторов, они ничего не нашли. Врач рекомендовал всей семье пропить антибиотики. Дело в том, что носитель инфекции может и не болеть. Мы накануне с дочерьми были в садике - на утреннике.

...Когда умерла наша девочка, я была в таком состоянии, что не могла никуда обращаться, чего-то добиваться. Но после случая с Софией в марте 2015 года я не смогла молчать.

Без воды и градусников

- Что случилось с вашей племянницей?

- 25 февраля у девочки начался кашель, - говорит тётя 3-летней Софии Мацияускайте. - 26 февраля кашель усилился - до рвоты. Мама поехала с ней в инфекционную больницу.

- Почему в инфекционную?

- У нас в Советске были случаи ротовирусной инфекции. Вечером (это был четверг) в приёмном покое врача не оказалось. Лишь медсестра. Девочку положили в палату, назначили капельницу с глюкозой и подышать раствором от кашля.

- Анализы сделали?

- Да. Но в понедельник, когда она уже умерла, результаты ещё не были готовы.

- Почему?

- Выходные! У нас это вообще в порядке вещей. Диагноз поставили на основании осмотра: ОРВИ, ротовирус. На следующий день Софии стало хуже, она отказывалась от пиши.

- Флюорографию делали?

- Решили, что необходимости обследовать лёгкие - нет.

Вообще, инфекционная больница в Советске - это полный мрак. Детского отделения, как такового, нет. В одних палатах с детьми и их мамами лежат и взрослые пациенты. Причём, для мам ничего не приспособлено.

София лежала в одноместной палате, где было лишь одно койко-место. Её мама спала с дочкой на одной кровати - так же, как и все остальные родительницы.

Воды горячей в больнице - нет. Туалет один на этаж. Надо идти через весь коридор, где можно встретить любых больных - с разными инфекциями.

Медсестра даже градусник не давала - мать с собой привозила и измеряла девочке температуру.

Её ножки не держат”

- Так мою племянницу “лечили” три дня. Софии становилось всё хуже. В субботу её осмотрел врач - оставил ту же капельницу. В воскресенье вечером у девочки начались судороги. Дежурная врач сказала: “Ну, что вы хотите? Девочка слабенькая, ничего не кушает, её ножки не держат”.

- Что значит судороги?

- Она падала и её начинало трясти. В понедельник, 2 марта, ей стало совсем плохо - опять скрутило в судорогах. Я находилась в соседней палате со своей девочкой (нас госпитализировали с ангиной), поэтому видела, что там происходило.

“На всё воля Господа”

- Около семи часов утра я услышала крики - это кричала мама Софии.

Я побежала в палату. Смотрю - София бьётся в конвульсиях. Прибежала дежурная медсестра. Девочку перенесли в процедурный кабинет - холодный, ничем не оборудованный. Положили на кушетку.

Медсестра пыталась сделать укол в вену, но никак не могла попасть. Кричала санитарке: “Скорей включай кислород, она погибает”.

Санитарка хотела включить прибор, который подаёт кислород, но не смогла. София потеряла сознание. Потом прибежала процедурная сестра. Они стали делать искусственное дыхание.

В то время ни одного врача в больнице не было. Примерно через 30 минут приехал врач-реаниматолог с прибором ИВЛ (искусственная вентиляция лёгких). Прибор не электрический, а механический. С грушей, которую надо нажимать вручную и подавать воздух.

Реаниматолог девочку откачала. Затем пришла заведующая инфекционным отделением Александра Игоревна Сердюк. Зашла в процедурную, осмотрела больную, развела руками и сказала: “На всё воля Господа”.

...У меня до сих пор в глазах этот пронзительный взгляд девочки - она смотрит на нас, а мы ничего не можем сделать.

Потом Софию повезли в центральную городскую больницу Советска. Сделали рентген. У неё оказалось затемнено одно лёгкое. Там она снова потеряла сознание.

Закололи глюкозой

- В больницу сбежались родные Софии - бабушки, дедушки.

Нам сказали, что девочку надо везти в Калининград. Но так как реанимобиля в Советске нет, нужно ждать, когда он приедет из Калининграда. В итоге “скорая” прибыла только к 12 часам дня.

Реаниматолог при первом же осмотре сказал: “Вам девочку загубили врачи. Подавайте в суд”. У неё сахар был 13 - при норме 5. Что влечёт увеличение сахара в крови, знают все - кома и смерть. То есть её закололи глюкозой!

В Калининград ехали 2,5 часа. В районе Большаково у девочки произошло кровоизлияние в мозг. Привезли в реанимацию на ул. Летнюю. На следующее утро нам сообщили, что Софии больше нет. Причина смерти - отёк головного мозга вследствие кровоизлияния, генерализованная вирусная инфекция.

Диагноз не установлен

- В документах, которые поступили из больницы Советска, было написано: диагноз не установлен. Выходит, пять дней ребёнка лечили неизвестно от чего.

...После всего случившегося я написала пост в интернете - о том, что у нас случилась беда, что заведующая инфекционным отделением ЦГБ Советска ничего не сделала, чтобы спасти ребёнка.

После этого Сердюк ворвалась к нам в палату и стала меня отчитывать: мол, это всё неправда. Ничего не стесняясь, кричала в присутствии двух маленьких детей.

Сейчас Сердюк написала на меня заявление в прокуратуру. Требует привлечь за клевету.

Если мы неправы, то почему они с Натальей Васильевной Полиенко тут же написали заявления об увольнении?

Нет шансов выжить

- Меня поразило, как доктора относятся ко всему происходящему в нашем здравоохранении, - замечает Алла Никифорова. - Они не обращаются за помощью, не бьют в колокола. Хотя знают: случись что - у наших детей нет шансов выжить.

В Советске работают четыре бригады “Скорой помощи”. На них ложится колоссальная нагрузка. Они ездят здесь по вызовам, возят больных в Калининград. Туда и обратно - 5 часов.

В инфекционной больнице даже нет реанимации - как спасать больных? Ехать 2,5 часа до областного центра в холодной машине, которая ничем не оборудована - это катастрофа. Во всём цивилизованном мире в таких случаях используют вертолёты. А для нас это фантастика.

Три часа в очереди

Василиса Виноградова

- Педиатры наши тоже с ног валятся - полдня работают в поликлинике, потом ездят по вызовам, потом ещё приезжают дежурить в инфекционное отделение. Те же люди, которые осматривают - в том числе - и здоровых детей!

Ведь это нарушение всего и вся!

В инфекционной больнице нет постоянного врача. Только вечером приезжает доктор. Сейчас вообще нет никого. В двух отделениях инфекционной больницы дежурят две медсестры и одна санитарка. Всё!

За две недели до нашего случая мои девочки болели. Может быть, тогда уже можно было заметить инфекцию у младшей. Но при выписке у детей анализы не берут! Дескать, лаборатория перегружена. Если мама не будет добиваться - ничего не сделают.

В поликлинике с ребёнком приходится ждать своей очереди по три часа. Врачей не хватает!

Деньги на карман

- В Советске есть платные медучреждения, но не у всех имеются средства оплачивать их услуги, - разговор продолжает Елена Савинич. - Выходит, наши дети никому не нужны?

Медсёстры, которые работают в инфекционном отделении, полно­стью нас поддерживают. Но сами жаловаться не будут - боятся. Ведь сейчас чуть что - сразу уволят.

Ещё в 2013 году губернатор Николай Цуканов говорил, что за послед­ние три года на ремонт и оснащение больниц современным оборудованием было выделено 5,5 млрд рублей. Где эти деньги? До нашей больницы они почему-то не дошли.

Главврач ЦГБ Григорий Александрович Галичев сказал: “Откуда такие сведения? Никаких денег не было, никто ничего не покупал”. Он пришёл к нам работать в сентябре 2013 года. Навёл порядок - разогнал всех наших врачей-пенсионеров.

После того, как мы подняли скандал, доктора поликлиники стали выписывать бесплатные лекарства. Представляете? А до этого никто из мамочек не знал, что детям до трёх лет положены бесплатные медикаменты. Не знают люди - и хорошо! А кто-то себе деньги в карман складывает.

Наши люди - в ужасе! Мамы, которые сидят с детьми от 1,5 до до 3‑х лет, получают пособие от государства - 50 рублей в месяц. Меньше одного доллара! Что на эти деньги можно купить ребёнку? Как хочешь, так и живи.

Прорвались к Астахову

- После смерти Софии мы стали обращаться во все инстанции. Тут как раз Астахов приехал в Калининград. Нам удалось с ним встретиться, когда он посещал кардиоцентр. Пройти туда помогли журналисты.

Разговаривали с нами в отдельном кабинете. Присутствовали и.о. министра здравоохранения Вероника Карташова и вице-премьер регионального правительства Алексей Силанов.

Мы рассказали, что в больнице Советска не хватает врачей, оборудования и лекарств. Астахов заверил, что в Советске будет проведена дополнительная проверка и что сейчас они ждут результатов судмедэкспертизы.

При этом Карташова сделала вид, будто ничего страшного не происходит: “У нас всё в порядке. Никто не жаловался!”

Астахов спросил у Карташовой, сколько медперсонала не хватает в Советске. Она тут же стала уверять, что всё укомплектовано. Не хватает только семь педиатров (о том, сколько вакансий имеется в ЦГБ Совет­ска, мы скажем позже, - прим. авт.).

Всё валят на мёртвую

Тётя Софии Мацияускайте

- Ещё Карташова сказала, что у нашей девочки были проблемы с почками, хотя в медкарте ничего подобного нет. Как можно что-то утверждать, не заглянув в документы?

Они теперь придумывают несуществующие болячки. Мол, девочка была вся больная, у неё не было шансов на жизнь.

На самом деле София была замечательной - весёлой, жизнерадостной малышкой... За месяц до случившегося она проходила обследование в областной больнице. У неё ничего не нашли, сказали - девочка здорова!

У нас есть все подтверждающие документы.

Думаю, если бы её не держали в инфекционке пять дней, а сразу отправили в Калининград, она осталась жива.

На могиле своего ребёнка

- Мне тоже стали говорить, что шансов не было, - поддерживает Елену Алла Никифорова. - Хотя, если бы в Советске имелось специальное реанимационное оборудование, ребёнка не надо было везти в Калининград. Ведь было время оказать помощь!

Поймите - мы не добиваемся, чтобы только врачей наказали. Пусть следствие выясняет, кто виноват. Мы хотим, чтобы региональные и федеральные власти обратили внимание на состояние нашего здравоохранения.

- Что посоветуете другим мамам?

- Сейчас страшно болеть, страшно обращаться к врачам... Будьте внимательны к своим детям! Контролируйте, что назначает доктор, какие исследования проводит - или не проводит. Если есть сомнения - не молчите! Высказывайте претензии, обращайтесь к руководству.

Самое печальное, что врачи молчат, а в спорных случаях утверждают: “помощь была оказана в полной мере”. Потому что боятся потерять своё место.

Уверяю вас: это ещё не самое страшное в жизни. Страшно, когда ты стоишь на могиле своего ребёнка и понимаешь, что это не сон.

Изгнанный с позором

Следует добавить, что о Совет­ской ЦГБ уже писали в “Новых колёсах”. В декабре 2014 года (“НК” №424) вышла статья “Жалеть не буду. Как губернатор Цуканов сделал главврачом чиновника, изгнанного с позором из сибирского захолустья”.

Дело в том, что до переезда в Калининградскую область Григорий Галичев занимал пост руководителя управления здравоохранения администрации Канского района Краснодарского края. В решении районных депутатов от 18 мая 2012 года №35-87 сказано:

“На территории муниципального образования сложилась катастрофическая ситуация, связанная с работой учреждений здравоохранения. Из шести ФАПов (фельдшер­ско-акушерских пунктов) работают только два. Материально-техниче­ская база ФАПов находится в крайне неудовлетворительном состоянии. Не хватает медицинских работников. Скорее по политическим мотивам уволены из Филимоновской амбулатории хирург Валерий Николаевич Лабковский и зубной врач Сергей Владимирович Каптуров.

Со стороны руководителя управления здравоохранения Григория Александровича Галичева никаких действенных мер по улучшению работы учреждений здравоохранения не принимается. Жители не могут добиться направления для лечения в стационары Канского района и Канска.

В связи с этим считаем необходимым выразить недоверие руководителю управления здравоохранения администрации Канского района Григорию Александровичу Галичеву. Довести данное решение до губернатора Красноярского края Л.В. Кузнецова и министра здравоохранения Красноярского края В.Н. Янина”.

Жалеть не буду

В янтарном рае уволенного “по недоверию” Галичева встретили душевно. Ему предложили должность главврача ЦГБ Советска (второго по численности населения города Калининградской области) и предоставили служебную квартиру общей площадью 89 кв. метров за три миллиона рублей.

“Новая метла” пообещала навести в Советской ЦГБ образцовый порядок. “Тех, кто работает спустя рукава своего белого халата, жалеть не буду”, - предупредил главный врач своих подчинённых.

И вот - результат.

Что касается нехватки врачей (Карташова сказала Астахову о семи педиатрах), то дело гораздо хуже. На сайте ЦГБ опубликована информация о имеющихся 36 вакансиях. 22 врача, 2 фельдшера, 6 медсестёр и ещё 6 специалистов (фармацевт, статистик, сантехник и т.д.).

В графе №13 я прочитала, что требуется врач-“ренгинолог” (орфография сохранена) в отделение “ренгинологии”. В графе 69 - “гигеинист” (от слова гигиена, - прим. авт.). Кстати, “сералогических лабороторий”, куда требуется лаборант (графа 41) - тоже не существует в природе.

Имеются серологические лаборатории.

Между тем список вакансий одобрен главврачом Галичевым. Внизу имеется его подпись. Отсюда вопрос: какой вуз окончил вышеупомянутый главврач? Он вообще учился - хотя бы в школе?

Обречённые на смерть

Если говорить о ситуации в россий­ском здравоохранении, то достаточно посмотреть на цифры. В США на медицину тратят 18% от ВВП. Во Франции и Германии - 12%. ЮАР и Бразилии - 9%.

Австрии и Великобритании - 8%. Эстонии - 6%. В Китае и Беларуси - по 5%. В России - 2,72% (в самых нищих странах Африки это показатель составляет 2,8%). Зато наши расходы на оборону выросли до 19,37%. А вместе с затратами на всех “силовиков” (ФСБ, полиция, ФСИН и т.д.) они достигают 40% от бюджета страны.

Так что ждать улучшений не приходится.

Ассоциация профессиональных медицинских обществ по качеству медицинской помощи и медицин­ского образования (АСМОК) раскритиковала проект бюджета России на 2015-2017 годы.

В своем заключении они отмечают, что снижение расходов на здравоохранение приведёт к снижению качества медицинских услуг и росту смертности населения. Из-за недостатка финансирования в 2015-2017 годах умрут (дополнительно!) полмиллиона человек. Вдумайтесь, люди! Среди них могут быть и ваши дети.

...Что ещё сказать. Государство, которое не заботится о своих детях, не имеет будущего.

О. Рамирес

P.S. В декабре 2011 года на выборах в Государственную думу “Единая Россия” (партия власти) получила в Советске самую большую поддержку - почти 80% голосов. В то время, как в Калининграде - 25%.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля