Новые колёса

ДЕПУТАТЫ В ГОРОДЕ МЁРТВЫХ ОБЕЗЬЯН.
Директор Соколова делает из зоопарка — музей

28 марта депутаты городского совета Калининграда отправились в местный зоопарк. Но не за тем, чтобы поглазеть на пернатых и четвероногих. “Народных избранников” интересовали два вопроса: что мешает открыть новый обезьянник и чем недоволен “Фонд защиты Калининградского зоопарка”?

Удовольствие за деньги

У входа в белоснежное здание администрации зверинца мило беседовали самый молодой и самый пожилой депутаты горсовета.

Артур Крупин (в центре). Андрей Шумилин (справа): - На этой оптимистической ноте предлагаю закрыть заседание...

- Я за свою жизнь много зоопарков перевидал! - добродушно улыбался Виктор Трофимов, единственный “не единоросс” среди городских нардепов. - Питер, Таллин, Вильнюс, Минск, Киев... И знаешь, самый лучший зоопарк всё-таки в Риге. Но калининградский - на втором месте.

- Пойду, посмотрю на кенгуру, - не сдержался 28-летний парламентарий Алексей Сагайдак и направился к ближайшему вольеру.

- Впервые Калининградский зоопарк я увидел в 1968 году, - ностальгировал Виктор Дмитриевич. - Тут всё было разбито. А через 15 лет приехал сюда служить и город просто не узнал - настолько он преобразился! Зоопарк - наше достояние. Загубить его мы не дадим.

- Год назад ваши коллеги предложили передать зоопарк в федеральную собственность...

- Тут не должно быть “твоё”, “моё”, - нахмурился Трофимов. - Это всё наше. Но в то же время зоопарк не должен быть обузой для населения. Он должен развиваться так, чтобы людям было интересно. Нужно организовать тут общественное питание, детские зоны, всевозможные развлечения, мероприятия... Ты думаешь, доход от чего? Доход от наших денег. А человек без всякой жалости отдаёт деньги только тогда, когда получает удовольствие.

- Господа, пройдёмте в обезьянник, - позвал депутат Олег Мигунов.

Японские макаки

Внушительное здание из стекла и металла видно издалека. Его строительство растянулось на 5 лет и обошлось федеральному бюджету в баснословные 400 млн. рублей.

Светлана Соколова

- Нет, ну можно же было сделать подешевле! - поделился “мыслями вслух” Мигунов, оглядывая чудо-обезьянник. - Да и архитектурно он как-то выбивается...

Внутри уже ждала директор зоопарка Светлана Соколова и зам. председателя горсовета Андрей Шумилин.

- А где обезьяны? - удивились гости.

И действительно, ни одного примата в новеньких клетках не наблюдалось.

- Пока строили обезьянник, почти все они уже умерли, - вздохнула Соколова. - Но не надо делать из этого трагедию. Сами понимаете - существа живые, а времени прошло много. Кто-то от болезни, кто-то от старости... Зато у нас имеются японские макаки, колобусы, красный лемур вари и медленный лори. Ещё ждём новосёла - из Ганноверского зоопарка к нам приедет самец орангутанга. Его зовут Каян, ему 20 лет. То есть мужчина достаточно серьёзный. Проверит объект на прочность.

Выломают и сбегут

- Какие тут недочёты? - деловито осмотрелся Шумилин.

- Да их тут не меньше семидесяти! - всплеснула руками Соколова. - Вот, например, уровень смотровых стёкол. Он слишком высокий. Маленькие дети просто не смогут увидеть обезьян. В ответ на наши претензии проектировщик цинично ответил: “Пусть держат детей на руках”.

А как быть с инвалидами-колясочниками? Кроме того, очень неудобно сделаны переходы и лестницы. Честно говоря, мне жаль моих сотрудников, которые будут каждый день ими пользоваться. Но тут уж ничего не переделаешь.

А вот двери вольеров надо заменить на более удобные и безопасные. И ещё проварить решётки - иначе обезьяны их выломают и сбегут...

Покачав головами, депутат­ская комиссия пошла делать выводы в конференц-зал администрации зоопарка, который теперь расположился на месте бывшего слоновника.

Как и следовало ожидать, во всех ошибках и грехах, связанных с обезьянником, Соколова обвинила прежнее руководство и сотрудников зоопарка. Мол, с проектировщиком у них контакта не было. Зато теперь контакт есть: все решения согласовываются лично с Соколовой. Под роспись.

- В ближайшее время обезьянник будет заселён, - заверила директриса. - Конечно, он гораздо лучше, чем то, что существовало, и в принципе отвечает всем требованиям современных европейских зоопарков.

- Все замечания по качеству работ мы устраним, - пообещал зам. главы администрации Калининграда Артур Крупин. - Надеемся, уже в мае все горожане (особенно младшего возраста) смогут посетить этот объект.

Жизнь серая и плохая

- Переходим ко второму вопросу, - скомандовал Шумилин. - Об обращении “Фонда защиты Калининградского зоопарка”.

- Обратиться к депутатам нас вынудила та реконструкция, которая уже прошла, - взяла микрофон представитель фонда Ольга Загартдинова (в обычной жизни - адвокат). - Объекты, которые мы в итоге получили, абсолютно неудовлетворительны и не соответствует вложенным в них средствам. Попытаюсь объяснить популярно.

Зоопарк - очень специфичный объект, и люди, которые не занимаются содержанием животных, оценить его не могут. Они могут увидеть только красивость или некрасивость. Но вопрос ведь не в этом. Вопрос в том, как в этом объекте будут жить животные. Более того, посетители приходят в зоопарк не для того, чтобы посмотреть на красивые строения. Они хотят видеть животных, находящихся в благополучной для них среде. Особенность нашего зоопарка в том, что у него маленькая территория (16,5 га, - прим. ред.) и относиться к ней нужно бережно. Что получили в итоге реконструкции? Построили конференц-зал. Животных тут нет...

- Что сделано, то сделано, - подал голос депутат Сергей Григоренко. - У нас вся жизнь серая и плохая. Давайте лучше о том, что планируется.

Львятник для птиц

- Новых объектов четыре, - перешла к сути Загартдинова. - О конференц-зале я сказала. Если вы видели “скалу ластоногих”, то, кроме слёз, она ничего не вызывает. Туалет в центре зоопарка отнял территорию, которой и так мало. А теперь планируется реконструкция львятника. Из него хотят сделать отапливаемое помещение для птиц! В итоге получится тесный объект, в котором будут размещены неинтересные для посетителей птицы, причём самые обычные. Это попугаи, которых вы можете увидеть и в зоомагазине.

- Что вы предлагаете? - перебил Шумилин.

- Мы предлагаем сохранить назначение львятника и оставить его не­отапливаемым. Это не потребует прокладки теплотрассы и больших финансовых вложений. Вокруг можно разместить вольеры с кошачьими. Это могут быть барсы, которые сейчас содержатся в неудовлетворительных условиях. Это могут быть дальневосточные леопарды - очень редкий вид, на который придут смотреть посетители. Давайте использовать то, что уже есть, и с минимальными вложениями сделаем из этого интересное для посетителей.

Летающие носороги

- Конкурентным преимуществом нашего зоопарка является его историческое прошлое, - не согласилась Соколова. - В России всего три зоопарка, которым больше ста лет: Москва, Санкт-Петербург и Кёнигсберг-Калининград. И именно историче­скую составляющую ищут туристы, приезжающие в Калининград. Поэтому львятник мы хотим не только сохранить, но и восстановить в первозданном виде. В то же время мы понимаем, что использовать его по тому назначению, по которому его использовали 100 лет назад, уже нельзя. Нельзя содержать львов и тигров в клетках. Этой площади недостаточно даже для барсов и леопардов. По современным европейским требованиям, площадь, занимаемая этими кошками, должна быть намного больше.

Ольга Загартдинова

Второй аспект - техническое состояние здания. По заключению экспертов, несущие стены львятника непригодны к дальнейшей эксплуатации. Поэтому в любом случае предстоит его демонтаж и воссоздание из новых материалов.

Ну и потом таких кошек, которых предлагается туда посадить, у нас в коллекции сейчас нет. Их надо покупать. И не факт, что европейская ассоциация зоопарков согласится с их размещением в таком львятнике.

В то же время у нас великолепная коллекция птиц. Кто сказал, что ары, туканы и птицы-носороги неинтересны? Экспозиция экзотических птиц более привлекательна ещё и потому, что многие кошки - ночные животные и днём малоактивны.

Сколько людей, столько мнений. Кому-то нравятся кошки, кому-то - птицы. В будущем калининградского зоопарка место для кошек есть. И не в этих тесных помещениях, куда нам предлагают посадить их сейчас...

В дополнение к своим словам Соколова показала проект “львятника” для птиц и большой, пристроенный к нему, авиарий. Такую идею подсказал ей некий польский архитектор, имеющий опыт проектирования сооружений в зоопарках Лодзи, Гданьска и Торуня.

К слову, на комплексную реконструкцию всего зоопарка Соколова попросила 1,8 млрд. рублей. Дадут ли их - пока неизвестно, но в проект госпрограммы развития Калининградской области сумма была включена. Освоить её директор зоопарка готова за 5 лет.

Где едят, там и гадят

- Зачем сносить львятник и устраивать непонятно что? - вскричала на галёрке женщина в рыжей шубе (как оказалось, Людмила Воронина - бывший директор Калининградского зоопарка, ещё до директора Людмилы Аноки). - Если вы хотите построить птичник, то можно сделать его рядом и дешевле. Я 19 лет здесь проработала, сохранила львятник, а сейчас меня сюда даже не подпускают!

- Людмила Александровна, но мы же с вами в постоянном контакте! - округлила глаза Соколова.

- Не надо спорить со старшими! - оборвала её Воронина. - Пример уже есть: снесли обезьянник, хотя он был новый, 1976 года постройки. И на его фундаменте построили помещение, которое эксплуатировать совершенно нельзя. Поверьте мне, закончится это всё трагически! Там нарушения техники безопасности страшенные. Обслуживающему персоналу там работать невозможно. Вы попробуйте убрать цементные полы от фекалий! А обезьяны - это не свиньи, которые ходят в одно место. Обезьяны, где едят, там и гадят. Мало того, они ещё и стены изрисовывают...

- Сформулируйте вопрос! - не выдержал Шумилин.

- Да чего у вас спрашивать? - отмахнулась Воронина. - Мы предостерегаем, а вы решайте. Вам с этим жить и работать.

- Спорить можно долго, - вмешался Крупин. - И это будет до тех пор, пока не будет настоящей концепции развития зоопарка. Надеюсь, она появится в ближайшее время. Но хотел бы предостеречь от идей, которые приходят из других зоопарков. Да, они неплохие, но наш зоопарк должен оставаться уникальным. Проще говоря, не надо ничего слизывать.

- И ещё не должно быть “раздрая”, - вставил Мигунов. - Чтобы добиваться финансирования, администрация зоопарка и фонд его защиты должны выступать единым фронтом.

Живые экспонаты

- Строители человеческих зданий непригодны для проектирования сооружений для животных, - объяснил зооинженер Николай Егоров. - После этих строителей нам приходится переделывать буквально всё. Могу сказать одно: такого единодушия, такого противостояния, которое сейчас происходит против проектируемых сооружений (а львятник - лишь первое из них), я не видел здесь очень давно. Все сооружения, которые планирует Светлана Юрьевна, получили очень серьёзные возражения специалистов. Потеряв надежду добиться, чтобы их мнение было услышано, специалисты обращаются ко мне. Но ничего добиться от администрации зоопарка невозможно. Она идёт в связке с проектировщиками, и они решают не только, в каком состоянии здание, но и что дальше будет с животными.

- Не надо путать зоопарк с музеем! - выкрикнула дама с галёрки.

- Зоопарк - это музей живых экспонатов под открытым небом, - возразила Соколова (в недавнем прошлом - директор музея “Фридланд­ские ворота”). - Это намного сложнее, чем просто музей. Но технология экспозиции и работы с посетителями абсолютно идентичны. Какие бы ни были у нас разногласия, давайте всё-таки делать единое дело.

- На этой оптимистической ноте предлагаю закрыть заседание нашей депутат­ской комиссии, - поставил точку Шумилин.

А. МАЛИНОВСКИЙ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля