Новые колёса

ЧУТЬ БОЛЬШЕ, ЧЕМ В ГРОБУ.
По вине чиновников девушка-сирота осталась без жилья

“Я начал жизнь в трущобах городских. И добрых слов я не слыхал...” - эти строчки из культовой песни, прозвучавшей когда-то в фильме “Генералы песчаных карьеров”, могут служить эпиграфом к истории жизни Валентины Анисимовой, 26‑летней жительницы города Пионерский курорт.

Законченные алкоголики

В 2002 году ОТЦА И МАТЬ Вали Анисимовой лишили родительских прав. Саму Валю отправили в дет­ский дом “Родник”, сохранив за ней, как того и требует закон, “право пользования квартирой, где проживают родители”.

Бывшие мама и папа - законченные алкоголики. Однако служба опеки, занимавшаяся судьбой ребёнка, упустила одну весьма немаловажную деталь: квартира, о которой шла речь, являлась собственностью Пионер­ского ортопедического санатория. И матери Вали была предоставлена в качестве служебного жилья - как сотруднице этого самого санатория. Пока она таковой являлась...

Комната на чердаке

Валентина Анисимова

Валя, понятно, по причине своего малолетства в юридические тонкости не вникала. До 18 лет она жила в детдоме, потом - в общежитии училища, где получала профессию, затем - у мужа (с которым позже разошлась).

Та квартира, в которой прошло её детство, для проживания не годилась. Комната на чердаке, без отопления, электричества, водопровода, с частично отодранным прогнившим полом, отсыревшей обвалившейся штукатуркой и выломанными оконными рамами (алкаши, обитающие в этой трущобе, порубили пол и оконные переплёты на дрова).

Валентина обратилась было в администрацию санатория - попросить, чтобы сделали ремонт. Но там ей ответили, что средств на ремонт нет и не предвидится - и подписали акт №352 о том, что квартира для проживания НЕПРИГОДНА.

Родила ребёнка

Тем временем Валя родила ребёнка. Ей было не до того, чтобы обивать пороги госучреждений. Да и не знала она, куда обратиться. Воспитанников детских домов, знаете ли, не очень обучают бороться за свои права.

...Собственная семья, по многим причинам, так же распалась. И вот, когда Валя осталась с малышом на руках, она сообразила (точней, подсказали грамотные люди), что как ребёнок-сирота она должна быть обеспечена НОРМАЛЬНЫМ жильём.

Анисимова обратилась в органы социальной защиты. И там ей ответили, что: а) жильём она обеспечена; б) но даже если не принимать во внимание состояние квартиры, она пропустила срок подачи заявления на включение её в очередь детей-сирот, нуждающихся в предоставлении жилья. Потому как в эту очередь включают ДО достижения “соискателем” 23 лет.

Роковая отметка

Валя вновь пошла по инстанциям. Обратилась в суд, мотивируя свой иск тем, что, во-первых, квартира её родителей не муниципальная, а федеральная собственность. То есть, закрепить её за Валей администрация Пионерского городского округа по закону никак не могла.

Во-вторых, ФЗ-159 “О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей” от 21.12.1996 года (с изменениями, внесёнными в 2012 году) гласит, что дети-сироты должны состоять в жилищной очереди до ФАКТИЧЕ­СКОГО обеспечения их надлежащими квадратными метрами.

Про “роковую отметку” - 23 года - в законе не говорится. Это всего лишь сложившаяся в регионе судебная практика. Очень, кстати, удобная: сначала работники соцзащиты и органов опеки не информируют ребёнка-сироту о том, что он должен сделать, а когда информация до него всё же доходит, выясняется, что поезд вроде ушёл.

Квартира покойника

11 ноября 2014 года Светлогор­ский городской суд отклонил иск Валентины Анисимовой к администрации Пионерского городского округа. Ссылаясь на “критический возраст” истицы. Да ещё цинично указал в определении, что “необходимость проведения капитального ремонта” в халупе, доведённой алкашами до такого состояния, что спать там побрезгует даже бомж, “не является основанием для предоставления другого жилья”.

Попутно судья отметил, что у “бывшего отца” Валентины есть ещё одна квартира (полученная от покойных родственников), и она, Валя, является его единственным наследником. Но... ведь даже в случае смерти родителя, чтобы там жить, надо выселить оттуда всех остальных - сводную сестру с её детьми, к примеру...

Надежда на прокурора

Анисимова написала жалобу в областной суд. 18 февраля 2015 года коллегия областного суда оставила определение Светлогорского городского суда в силе, ссылаясь всё на тот же “критический возраст” (который, напомним, в федеральном законе не прописан).

Никакие доводы Валентины решения судей поколебать не могли. Видимо, не хотелось менять судебную практику. Хотя по стране - Гугл свидетель! - есть десятки, если не сотни, судебных решений, по которым детей-сирот включают в списки на обеспечение жилплощадью и после достижения ими “фатального” двадцатитрёхлетия.

А если уж и так, то было бы, наверно, честней и разумней привлечь к ответственности тех чиновников, которые “прошляпили” ситуацию - вместо того, чтобы вовремя защитить интерес ребёнка, оставшегося сиротой при живых родителях.

Ну а пока Валя с её ребёнком живут в квартире сводной сестры. Семь человек на 27 квадратных метрах. То есть пространства чуть больше, чем в гробу...

Д. Якшина

P.S. Просим рассматривать эту публикацию, как официальное обращение в прокуратуру. Права Валентины Анисимовой нарушены. Это ли не повод вмешаться?


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля