Новые колёса

ЧЕТЫРЕ ЛАПЫ, УСЫ И ХВОСТ.
Калининградка А.
Брылевская создала первый в России приют для престарелых кошек

Любить кошек легко и приятно: листать страницы в “Котоматрице” или завести себе кису в айфоне, или выложить в Инстаграмм фотографию с игривой подписью “Котик дня”...

Любить кошек чертовски трудно. Наверно, у каждого кошатника есть Главный Кошмар: вот иду я... домой, в магазин, на работу... а ОН сидит. Маленький, тощенький котёнок - сирота со слипшейся шёрсткой и несчастливой мордочкой. Сидит на снегу. Или под дождём. Или просто рядом с дорогой, по которой проносятся автомобили.

Он ещё жив. Но вот сейчас я пройду мимо - и завтра, очень может быть, здесь будет лежать его мёртвое тельце.

А если не пройду? Значит, дома появится ещё один хвостатый жилец? Но ведь “котята Шрёдингера” - зависшие между жизнью и смертью - никогда не иссякнут. Чего не скажешь о свободных метрах жил­площади, о деньгах и терпении домочадцев.

Да и сидят “на обочине жизни” не только котята. Как пройти мимо старого больного, сознающего свою обречённость кота? И как - НЕ пройти?..

Старые и больные

Анна Брылевская: берём только старых и больных...

Калининградка Анна Брылевская создала первый в России приют для престарелых кошек - “Дом для одиноких кошек, которым некуда больше пойти”.

- Вообще-то я не очень похожа на “хрестоматийную кошатницу”, - говорит Анна. - Знаете, эти одинокие тётки “за сорок”, которые набивают квартиру кошками, чтобы спастись от одиночества...

У меня в этом смысле всё в порядке: есть муж (он работает автомехаником), сын - красивый и талантливый, арт-дизайнер. Есть огромное количество друзей, университетское образование, обширные социальный связи, творческая работа (я пишу “на заказ” различные тексты, от рекламных до политических, в период избирательных кампаний).

К идее кошачьего приюта я пришла, в общем-то, случайно. Когда сын стал подрастать, мы с мужем задумались о втором ребёнке. Но так получилось, что беременность закончилась неудачно и больше иметь детей я уже не могу.

Думали взять ребёнка в детдоме - но отказались от этой мысли. Возникло, знаете ли, опасение, что не сможем искренне относиться к усыновлённому ребёнку как к своему. А ставить эксперименты - дескать, а вдруг-таки сможем - было бы слишком жестоко.

Плакала под дверью

- И вот тут увидела в социальной сети пост о кошке, которую приютили в кондитерском цехе, но жить там (на подоконнике) она могла только в рабочие дни, а по выходным плакала под дверью закрытого цеха.

Текст, надо сказать, был составлен грамотно, трогательно, по всем правилам жанра. Я его, кстати, сохранила у себя в компьютере и иногда использую как образец, если надо кого-нибудь из “приютских” пристроить.

А кошку мы взяли - и Кыцуня стала первой нашей “постоялицей”. У неё оказалось очень серьёзное заболевание: опухоль, “прикипевшая” к мочевому пузырю. Доктор Новиков в клинике “Белый клык” её прооперировал, вывел из влагалища катетер, который прикрепили кошке к животу. И через него надо было четыре раза в сутки вводить специальное лекарство - промывать полость от гноя.

Сначала мы это делали вместе с мужем или с сыном. Но у них работа, учёба... Пришлось одной. Как я изворачивалась! Вплоть до того, что кошкин хвост зубами держала, одной рукой её прижимала, а другой - умудрялась ввести в катетер шприц с раствором!

Дали в глаз

- Потом взяла кота, которого моя знакомая, Лена, сначала пристроила “в добрые руки”. В “добрых руках” бедолага прожил четыре месяца, после чего его хозяйка кинула Ленке предъяву: мол, вы мне всучили больного кота, он без глаза!

Ленка обалдела, ибо точно помнила, что отдавала нормально укомплектованного кошака. Кота изъяли, привезли мне. Он сразу же забился под батарею и сидел там. Удочкой выковыривали, чтобы не обжёгся.

Оказалось, что “добрые руки” ему просто дали в глаз, тот и заплыл. Вылечили. Муж сказал: “Жаль кота, пусть тусит, где гарантия, что следующие “ручки” не будут сволочи...”

Умерла хозяйка

- Потом “нарисовался” кот, которого выкинули зимой. Умерла его старушка-хозяйка, наследники тут же избавились от её любимца. Он прорывался в квартиру, забегал в подъезд, сидел под дверью... Его вышвыривали обратно.

Домашний, привыкший спать на диване, оказался на снегу, под машинами. Застудил мочевой пузырь. Совсем загибался. Мы его подобрали, прооперировали в “Белом клыке” - ему там поставили катетер (подшили к пенису). Две недели лечили очень интенсивно - и спасли. Даже кастрировали потом. Он такой оказался сообразительный - сам лекарство пил из шприца. Муж сказал: “Один раз выкинули такого кота - могут и ещё раз, вообще тогда загнётся”.

Оставили у себя и этого.

Нашли под мостом

- А потом понеслось... при том, что мы с мужем и сыном сразу решили, что берём не всех, а только “специфических”, проблемных кошек - старых, больных. Тех, кого естественный отбор уже как бы оставил за бортом. Тех, кто зачастую выглядит так, что прохожие даже пнуть ногой его брезгуют.

Под эстакадным мостом нашли полумёртвого - то ли с моста сбросили, то ли машина на Московском сбила, и он дополз умирать к лестнице.

Разрыв мочевого пузыря, отрыв уретры... Прооперировали.

Через какое-то время - гнойное воспаление почки. Опять операция, почку удалили. А котик выкарабкался. Сейчас обнаглел совсем: пришлось на кухне микроволновку передвинуть, чтоб эта зараза могла лежать на выбранном месте. Причём этот котик - не плюшевая “няшка”, может и полноги откусить, если будет не в настроении...

Сиганул на балкон

- Ещё одного нашла у мусоропровода. Принесла домой - он сиганул на балкон, забился там в какую-то щель, дней десять не ел, выл гнусным голосом, кидался в лицо... потом успокоился, а кастрация вообще сделала из него человека.

У старой кошки Даши - своя история. Её хозяйка - библиотекарь - держала у себя четырёх кошаков. Как-то у одинокой женщины дома случился сердечный приступ, она умерла. Пока её хватились на работе, прошло три дня. Всё это время кошки провели в квартире с мёртвой хозяйкой, без еды и воды.

Молодых котиков разобрали, а Даша оказалась больной - рак молочных желез. Ей сделали операцию, скоро будет проведена химиотерапия. Кошка с характером, выживет...

В обществе грязи и боли

- В общем, каждая кошка в приюте - живое свидетельство того, как много в нашем обществе грязи и боли. Мне иногда говорят - мол, зачем выхаживать кошек, тратить на них силы и средства, когда вокруг люди бедствуют... Всё так. Но кошки-то в этом не виноваты!

Да, такое “удовольствие”, как содержание приюта, стоит дорого. Корм, наполнитель для кошачьего туалета, аромалампа, свечи для отбивания запаха - не говоря уже о лекарствах и операциях. А главное - мы понимаем, что квартира в многоэтажном доме - не самое подходящее для приюта место.

Хотя, надо отметить, неудобств соседям мои кошки не доставляют. Нет ни жалоб, ни столкновений. Скорей всего, соседи даже не догадываются, что у нас дома - приют.

Но мы решили, что будем переезжать. В рассрочку купили земельный участок в конце улицы Дзержин­ского. Будем строить там двухэтажное здание, займёмся натуральным хозяйством - огород, козочки...

Звенящие кедры России

- Причём я не идеалистка. Мы тут недавно ездили в одно “экологиче­ское поселение” - там живут люди, увлечённые книгами из серии “Звенящие кедры России”. Хорошие люди, интеллигентные, духовные... Но они собираются на своей земле в Озёрском районе сажать КЕДРЫ.

Я спросила: “А в нашем климате кедры вообще-то растут?” Они не ответили. Похоже, не в курсе.

Нет, у нас всё приземлённее, проще - но и гораздо реальнее.

Мы сотрудничаем с различными организациями. И вот однажды я с парой своих кошек оказалась на новогоднем мероприятии в детском доме. Надо было видеть этих детей! Им до фени было само мероприятие, но в кошек они буквально “ныряли”. Гладили, тискали - причём безо всякой агрессии.

Животные под запретом

- Детям сказали, что кот старый - и они отнеслись к нему с уважением и почтением. А заведующая дет­ским домом сказала, что когда-то давно у них был живой уголок, но СЭС категорически запретила.

Потом они какое-то время прятали от СЭС кошку, но попались, пришлось заплатить серьёзный штраф. И теперь у детей нет ни кошек, ни ёжиков, ни даже рыбок. Нельзя. И этот запрет распространяется на все детские учреждения.

Ну а родители, которые воспитывают дома детей с ограниченными возможностями, домашних животных тоже, как правило, не держат.

Вот тогда у меня возникла идея превратить наш “Дом для одиноких кошек” в своеобразный реабилитационный центр для детей-инвалидов, прежде всего - с синдромом Дауна. Это будет не медицинская реабилитация. Просто место, куда мама может привезти своего особого ребёнка, чтобы он пообщался с кошками. Бесплатно. Спокойно. По обоюдному желанию. В любое время суток.

Вычёсывать и гладить

Проект “Счастливые кошки - счастливые дети” - в стадии реализации. Что нужно?

- люди, имеющие опыт ландшафт­ного проектирования (чтобы грамотно разбить участок на зоны);

- те, кто имеет опыт строительства (и может, к примеру, пожертвовать пару машин строительного мусора);

- биологи, готовые подсказать, какие высадить растения, безопасные для детей и кошек;

- люди, которые могли бы помочь физически - копать яму, ставить забор и т.д., и т.п.

В перспективе - люди, желающие писать детям сказки, печь зефир на костре, вычёсывать и гладить кошек. Мамы “особых детей”, которые представляют, чего бы хотелось их ребёнку. Ну и, конечно, меценаты. Тем более что наш проект - пока единственный в России, и он вызывает к себе большой интерес за пределами Калининградской области. А значит, меценат обязательно “засветится” в благом начинании.

Связаться с нами можно через сайт благотворительного фонда “Котопёс‑39” в Интернете или по телефону 8-952-058-14-94. Анна Брылевская.

От редакции.

Всё по честному

Остаётся добавить, что кошачий приют - в его уникальности - вполне мог бы стать “фишкой” Калининграда. Как, допустим, кафе “Республика кошек” в Санкт-Петербурге или суши-бар в Екатеринбурге, куда туристы приезжают специально, чтобы пообедать в компании усатых-полосатых.

И ещё: в приюте Брылевской всё честно. Это не “разводка” меценатов. Это действительно дом, куда посчастливилось попасть десятку-другому обречённых. А если всё получится - спасутся ещё очень многие.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля