Новые колёса

БЕЗ СУДА И ПОЩАДЫ.
Мать с двумя детьми власти Гурьевска выгоняют на улицу

 

Меня всегда поражало, с какой оперативностью наше государство реагирует на катаклизмы, происходящие за рубежом. Самолёты сразу везут туда гуманитарку, спасателей, медиков с госпиталями... Взять хотя бы последнее землетрясение в Китае:

“Восемь самолетов Ил-76 с читинского аэродрома “Домна” доставили в Китай около 250 тонн гуманитарного груза: продовольствие, медикаменты, предметы первой необходимости - 300 больших армейских палаток и 3.000 полушерстяных одеял... Ан-124 “Руслан” доставил в Китай 23 полевые кухни... Доставка груза была выполнена оперативно и в срок, работали самые подготовленные экипажи...”

Александра Алероева

Оказывается, мы запросто можем отвалить пару-тройку миллионов чужим пострадавшим, что, в общем-то, похвально. Помогать тем, кто остался без пищи и крова, необходимо. Но почему-то при этом забываются свои немощные граждане. Их-то богатая Россия в первую очередь должна обеспечить крышей над головой, пособиями, лекарствами и всем остальным... Однако к ним помощь не спешит. Здесь с людьми без крова ведут беспощадную войну. И нет сострадания ни к старикам, ни к малолетним детям. Хотя, чем наши люди хуже китайцев?

На днях в редакцию пришла молоденькая девушка, Александра Алероева. В свои 23 года у неё уже двое детей. (Заказ государства выполнен!) Но...

- Помогите!.. - взмолилась Саша. - Меня с мамой и детьми выгоняют на улицу!

- Кто выгоняет?

- Администрация Гурьевска.

Остаться в живых

Она с родителями приехала в Калининградскую область в 1993 году. До сих пор семья не имеет ни регистрации, ни нормального жилья.

- Когда в Грузии началась война, мне было 6 лет, - вспоминает своё детство Александра. - Мы жили в Цхалтубо. Вопрос стоял так: кто сможет добежать до самолёта, тот останется в живых. Квартиру родители продали за копейки и сюда приехали без ничего. Но мы были счастливы, потому что сумели выбраться из той заварухи. Нас встретил папин двоюродный брат. Сначала жили в Гурьевске, у родственников. Потом на съёмных квартирах.

Мой отец, Александр Алейников, устроился в гурьевскую школу педагогом фотостудии - вести кружок. Мама сидела дома, воспитывала нас (меня и сестру). А потом и здесь начались проблемы. В школе по нескольку месяцев задерживали зарплату. За квартиру стало нечем платить...

Нам помог директор. В 1997 году по его ходатайству глава Гурьев­ска выделил нашей семье однокомнатную квартиру в доме на улице Садовой, 6. На самом деле это просто деревянный барак. Из удобств лишь холодная вода и электричество. Туалет во дворе. Отопление - печное. На Садовой стояло четыре таких барака. Туда селили учителей, приезжавших в Гурьевск на работу. Вот и нам разрешили пожить. Поставили на очередь, как нуждающихся в жилье. Мы с сестрой к тому времени уже учились в Гурьевской школе.

- Скажите, а статус беженцев у вас был?

- Да, его нам дали сразу. А в 1994 году мы получили ещё статус вынужденных переселенцев и российское гражданство.

- Что же было дальше?

- В 1998 году мои родители развелись. Папа от нас ушёл, уволился из школы, и нас сняли с очереди на жильё. А потом в администрации объявили, что мы заселились на Садовую, 6 самовольно. В 1998 году из ЖЭКа пришло письмо, чтобы мы съехали. Но нам с мамой и сестрой было некуда деваться, и мы остались - на свой страх и риск. А что делать? Откуда нам взять деньги, чтобы купить квартиру?

Пожалуйте вон!

- Затем я познакомилась с моим будущим мужем, Семёном Алероевым, - продолжает Александра. - В 2002 году вышла замуж. Первый ребёнок, Руслан, родился, когда я ещё училась в 9-классе. Учёбу пришлось забросить. Жаль, конечно. Одноклассники окончили школу в 2002 году, а я заканчиваю вечернюю только сейчас. В 2004-м родился второй ребёнок - дочь Танечка.

Сначала мы с мужем жили у его родителей, в 3-комнатной квартире в Гурьевске. Но потом вернулись на Садовую, 6. У свекрови и двух её сыновей приватизированное жильё.

Марина Анатольевна, Александра, Танечка и Руслан

- Выходит, бабушке безразлично, где живут её внуки?

- Там всё непросто - свои семейные обстоятельства, сложности... - замялась Александра. - Мне в администрации предлагали отсудить у них жилплощадь. Но это дело долгое, нужны деньги на адвоката, время... Да я и не хочу связываться.

- Постойте, а как же вы посещаете поликлинику, получаете пособия на детей - без регистрации?

- У меня самой до сих пор нет медполиса, и я не смогла получить пособия на детей. Да и своим гражданским паспортом обзавелась с большим трудом. Только дети и сейчас туда не вписаны - опять же, из-за отсутствия регистрации.

- А в Гурьевскую администрацию вы обращались?

- Первый раз я пришла к Юхтенко, когда его только избрали главой. Он мне сказал: “Мы ничего не можем сделать. Ищи прописку”. А в 2005 году из МУП ЖКХ “Дело” прислали предписание - освободить квартиру в 2-дневный срок.

Сейчас наше положение стало ещё хуже. В 2007-м я разошлась с мужем. В начале мая этого года к нам пришла секретарь жилищной комиссии администрации - Карпова, и объяснила, что глава администрации просит нас выселиться. А спустя неделю, 16 мая, к дому подъехал трактор, за ним появилась милицейская машина и чёрный джип. Из иномарки вышли мужчина и женщина - люди из руководства города. В общем, собралось полно народу. Оказывается, нас приехали выселять. Правда, трое милиционеров стояли в сторонке и никак не реагировали на происходящее.

С нами разговаривала дама. Представиться отказалась. Не назвала ни фамилию, ни должность, но говорила больше всех - предлагала нам собрать вещи и выехать. С ней был мужчина, А.С. Корнаков, начальник правового управления администрации Гурьевского района. В итоге нам выдали бумагу - уведомление. Её прямо тут от руки написал Корнаков: “Администрация Гурьевского городского округа в лице начальника правового управления А.С. Корнакова уведомляет гр. Алейникову и гр. Алероеву освободить незаконно занимаемое аварийное жилое помещение (ул. Садовая, 6) в десятидневный срок”.

Дети на обочине

Самое интересное, что тогда же, 16 мая 2008 года, милиционер выписал матери и дочери протоколы о наложении штрафа за нарушение паспортного режима - по 1.500 рублей каждой! Это при том, что они прожили здесь 15 лет! В общем, власть сказала своё веское слово.

За что же местное руководство ополчилось на женщин с детьми?

Я позвонила в администрацию Гурьевского городского округа. Видно было, что там все знают эту историю. Однако комментировать что-либо отказались. Чиновники из жилищной комиссии и отдела по соцвопросам направили меня к Владимиру Орлову, начальнику отдела по связям с общественностью. Я набрала номер 8-401-51-302-20. Владимир Михайлович расспросил, кто я и зачем его беспокою. Но раскрывать секреты отказался. Дескать, надо встретиться лично, посидеть, поговорить... При этом заметил, что в ближайшие дни очень занят. В Гурьевске намечается праздник - в честь Дня защиты детей.

На вопрос, приглашены ли на это мероприятие дети Алероевой, Орлов очень обиделся. Ведь в Гурьевске так любят детей!

Через неделю я опять связалась с господином Орловым. Но он снова был занят.

И я решила выяснить всё на месте - навестить семью Алероевых в Гурьевске. Благо, добраться туда можно без проблем - автобусы ходят довольно часто.

Улицу Садовую я тоже нашла сразу - за остановкой - поворот налево. Маленьких Руслана и Танечку было видно издалека. Они затеяли свои детские игры прямо у дороги, на обочине. А вот и их жилище...

Такой разрухи, честно говоря, я ещё не видела. Старый деревянный барак, если не сказать - сарай. Обшарпанная дверь, покосившиеся окна с прогнившими рамами... Часть стены забита какой-то фанерой, одно окно заделано целлофаном. Крыша из старого шифера давно поросла мхом, а наверху торчат разрушенные печные трубы. Тропинка к дому когда-то была выложена камнями, сейчас её едва видно из-за разросшегося бурьяна.

Дети меня заметили и побежали сообщать, что пришли гости. Навстречу вышли Александра и её мама, Марина Анатольевна Алейникова.

- Вот так и живём, - тяжело вздохнула Марина Анатольевна. - В комнате спят дети с Сашей и я, а на кухне - младшая дочь.

Женщины стараются хоть как-то обустроить своё нехитрое жильё. На окнах - белые шторы и живые цветы. Стены завешаны всем, чем только можно - коврами, детскими рисунками, картинками... Но скрыть ужасающую ветхость нельзя ничем. Сырые углы и потолки в грязных подтёках. Видно, что во время дождей тут полно воды. Кое-где щели заделаны строительной пеной.

“Понаехали тут!”

- Скажите, а решение суда о вашем выселении власти предъявили?

- Нет. Никакого решения суда нет, - жалуется мать многодетной дочери. - Где такое видано, чтобы детей выкидывали на улицу! Сколько я ходила в администрацию, требовала, умоляла, просила... Наверное, мы - не те русские, чтобы нам помогать. Мэр (ныне покойный) ещё тогда мне сказал: “А зачем вы сюда приехали!?”

Мы с мужем прожили вместе 14 лет, пережили войну... Но в какой-то момент оба сломались. Развод был мучительным. Эта вечная неустроенность, наверное, тоже сыграла роль. Нам здесь вымотали все нервы!

День 16 мая, когда они приехали нас выселять, я запомню надолго. Это была какая-то психологиче­ская атака! Люди молча нас окружили, стояли, смотрели - и шушукались.

Я сразу вспомнила то время, когда мы бежали из Грузии. Когда у нас выбивали двери и вырезали целые семьи. Национальность роли не играла - просто квартира приглянулась. И я снова испытала страх и ужас!

Я обратилась к женщине, которая приехала с Корнаковым. Говорю: “Вы - женщина! Вы понимаете, что выкидываете маленьких детей на улицу?” Но она ответила только: “Собирайте вещи и грузите на машину”. Тогда мы позвонили в областное правительство. Через некоторое время они уехали. Выписали нам штрафы и сказали, что дают нам 10 дней на сборы.

Они вообще не хотят признавать наши права! Из Гурьевской прокуратуры пришёл ответ, что в 1999 году наша семья утратила статус беженцев, что в 2003 году нас сняли с учёта нуждающихся в предоставлении жилых помещений.

Чиновники теперь говорят, что они нам предлагали разные варианты жилья, но мы отказались. Это неправда! В 2007 году мы написали жалобу в правительство области и оттуда приехал представитель - Григорий Иванович Антипов. Он предложил устроить меня на работу. По сути, обязал администрацию это сделать - с условием, что меня пропишут и дадут жильё. И меня устроили дворником в ЖЭУ. Я и сейчас там работаю, но до сих пор не имею ни прописки, ни жилья!

В том же 2007-м нам предложили прописаться в районе, где-то далеко, в сельской местности. Но это были квартиры сирот, которые находятся в детдоме. А что будет потом, когда эти дети вырастут? Куда мы тогда пойдём?

Мы обращались к уполномоченному по правам человека в Калининградской области. Посмотрите, что нам ответила Вершинина.

Марина Анатольевна достала из кипы бумаг одну: “...Решение жилищных вопросов не входит в компетенцию Уполномоченного. Уполномоченный обратился с ходатайством к главе администрации Гурьевского района Юхтенко Ю.В. с просьбой о закреплении за вами квартиры, в которой вы проживаете в настоящее время”.

- А в миграционную службу вы обращались?

- В 2006 году из миграционной службы нам ответили, что регистрация гражданина по месту жительства производится при предъявлении документа, подтверждающего право гражданина на проживание в жилом помещении (ордер, договор, заявление лица, предоставившего гражданину жилое помещение, решение суда о признании права пользования жилым помещением). Получается какой-то замкнутый круг!

Я подумываю о том, чтобы попросить убежища в другой, цивилизованной стране. Потому что нас отсюда просто выгоняют!

На чужой земле

- Там мы тоже никому не нужны, - возразила матери дочь. - Хотя и здесь наше гражданство не играет никакой роли. Но когда мой сын вырастет, его призовут в армию - как гражданина, обязанного выполнять свой долг. Мы, конечно, понимаем, что доказать свою правоту можем только через суд. Но для ведения дела нужен адвокат и не меньше 1.000 долларов! Мы сами пытались подать иск на Гурьевскую администрацию, но в суде его не приняли, сослались на формальные причины. Три раза мы всё переписывали, а потом оставили эту затею.

Сейчас мы обратились в областную прокуратуру. Может быть, там разберутся? Хотя... Я слышала, что земля, на которой стоит наш барак, давно продана. Говорят, за неё была большая драка. Ведь здесь кругом идёт стройка! На нашей улице было несколько таких бараков. И их жильцам разрешили построить дома. А нам почему-то не разрешают. А для нас это был бы лучший вариант. Конечно, шикарные хоромы мы не отгрохаем, но на небольшой домик, думаю, могли бы собрать деньги - взяли бы кредит...

...Распрощавшись с семейством, я отправилась прогуляться по Гурьевску. Действительно, городок похож на большую стройку. Проезжую часть дороги покрывают не асфальтом, а тротуарной плиткой (последний писк в обустройстве городских магистралей). Прямо за бараком, в котором живут наши герои, красуется новенький особнячок. Всё по-последнему слову техники. Пластиковые окна, крыши из металлочерепицы, кирпичные трубы, желоба... Чуть дальше по улице - ещё несколько особняков. Тоже - с пылу, с жару. С огромным крыльцом, коваными перилами, террасой на втором этаже. Да их тут, этих теремков - полно!

Городская администрация тоже недавно переехала в новое трёхэтажное здание. На фасаде жёлтого дома с ярко-красной крышей красуется герб Гурьевска. На нём - деревенские персонажи - петух и курица. А между ними дуб с желудями.

Впрочем, старое здание на улице Ленина с памятником герою Гурьеву во дворе тоже выглядит неплохо и вполне современно.

... Я вспомнила про жалкий сарай с детьми у обочины. Они остались будто в другом мире. Но - странное дело! К ним на помощь не летят самолёты большой и богатой страны.

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля