Новые колёса

Беспредел в суде.
Почему Золотухин нанял Михальчика своим адвокатом

Говорят, что Фемида слепа. Может быть. Но куда чаще она слепа и глуха одновременно - и избирательно.

Когда нашу газету хотят уязвить, упоминают количество проигранных нами исков. Дескать, как можно всерьез воспринимать опубликованную в "НК" информацию, когда суды буквально пачками удовлетворяют иски "обиженных" героев наших статей о защите их чести и достоинства? (При этом как-то вот не уточняется, КТО и что, как правило, стоит за этим "удовлетворением": высокие покровители "противной стороны" при чинах и погонах, "административный рычаг", корпоративная солидарность или же просто деньги.)

Впрочем, те из наших читателей, кто хотя бы раз сам попадал в жернова судебного механизма, знают, КАК это бывает на практике. И ЧТО ТАКОЕ на самом деле эта самая судебная объективность (и беспристрастность). А мы расскажем о самых свежих примерах. Так, исковые заявления к "НК" г-на А. Емельянова, бывшего начальника угрозыска, почти всегда рассматривались в отсутствие Рудникова. При этом Емельянову в суде верили на слово, а "НК" отказывали в вызове свидетелей, которые могли бы подтвердить нашу правоту.

...Когда шло судебное разбирательство по иску генерального директора АО "Электросвязь" Андреева, судья С. Браташ также отказался удовлетворить ходатайство о вызове свидетелей (сотрудников милиции, которые задерживали г-на Андреева на Куршской косе в очень веселом состоянии). После чего Браташ вынес опять-таки заочное (!) решение о том, что факт задержания Андреева "не соответствует действительности". (Судья проигнорировал даже официальное заключение отдела собственной безопасности УВД, подтверждающее достоверность газетных публикаций.)

Мы обратились с жалобой на имя председателя Калининградского областного суда В. Фалеева - и 24 марта 2004 года получили ответ. Дескать, отказ суда в вызове свидетелей - отмены решения за собой не влечет, и вообще, необходимость в вызове указанных работников милиции в суд отсутствовала, поскольку "информация ничем не подтверждена".

Но, простите, если доказательство противоречит тому, что утверждает истец - оно ведь не перестает быть доказательством?! А если свидетельские показания в суде не считаются доказательством... эдак мы вообще впадем в коллапс... в ступор! Представьте, если у нескольких очевидцев начнут требовать некий документ, подтверждающий то, что они действительно находились в указанное время на месте происшествия?!

(А что? В рамках уголовного дела по факту гибели 12 сентября 2002 года Сергея Кругликова адвокат Михальчик на полном серьезе спрашивал у меня, есть ли у меня аудиозаписи моих разговоров с погибшим другом, есть ли фотографии, на которых был бы изображен момент подкладывания взрывчатки под днище его автомобиля.... Странно, что Михальчик не потребовал предъявить нотариально заверенное заявление Кругликова о том, что я действительно была его другом! Но, это, видимо, еще впереди.)

Далее. Наши суды великолепно продемонстрировали, как можно по-разному оценивать одно и то же явление - смотря в чью пользу его истолковывать.

В период предвыборной мэрской кампании 2002 года депутат Калининградской областной Думы С. Золотухин выступил в телеэфире ГТРК "Янтарь" и заявил, что кандидат на пост главы города И. Рудников "способен на подлость и клевету".

Рудников обратился в суд - и суды двух инстанций признали его правоту. Золотухина обязали выступить в эфире с публичными извинениями. Естественно, делать этого он не захотел - а обратился с надзорной жалобой к председателю областного суда. И вот... надзорная инстанция пришла к вводу, что фраза "Рудников способен на подлость и клевету" является не фактом, не сведением, не утверждением, а... только мнением Золотухина. И поэтому не подлежит опровержению.

Дело передано на новое рассмотрение. Но простите, нас-то за "мнение" судят в хвост и в гриву?! Если в какой-то публикации есть риторический вопрос или конструкция в согласительном наклонении, или предположение ("надо полагать... вероятно... возможно") - все это вменяется нам в качестве утверждения. И требует тонны-другой документальных (не свидетельских!) доказательств. Логика Фалеева и Ко: Золотухину позволено то, за что регулярно они же судят Рудникова.

...Г-н Золотухин подал на нас более десяти исков в Ленинградский районный суд. Причем тактика его везде одинакова: фраза вырывается из контекста и вписывается в исковое заявление отдельно. (Хотя это аксиома: цитату вне контекста рассматривать НЕЛЬЗЯ). Все эти дела были распределены между четырьмя судьями. И вот тут, что называется, понеслась душа в рай! Адвокат Рудникова наблюдал, как во время заседаний В. Михальчик, защитник Золотухина, кричал на судью, который всего лишь позволил стороне ответчика изложить свои доводы. А однажды он стал свидетелем того, как председатель районного суда Н. Шелег жестко инструктировала судью, принявшего одно из дел в производство: "Какие ходатайства Рудникова?.. Чего тут рассматривать, решать надо!"

(Г-н Михальчик, бывший следователь, а ныне о-очень дорогой адвокат, обслуживает почти всех VIPов, обидевшихся на нашу газету. Исходя из того, что на некоторые заседания он вообще не приходит, но суды исправно выносят решения в пользу его клентов, успехом Михальчик пользуется по особым причинам. Мы, например, считаем, что его авторитет зиждется на родственных связях с областным судом - родная сестра Михальчика там отправляет правосудие по-калининградски. В общем свои люди. В областном суде уверены: нести взятку и одновременно писать заявление в милицию - Михальчик не будет.

И еще о Михальчике. Выдержка из книги Г. Иванова "Три тюрьмы": "Некоторые следователи, как Михальчик, начинают допрос с грубой брани и запугивания. <...> Применяются на допросах методы психологических контрастов. Например, Устюгов - нынешний глава Калининградской областной Думы - прикидывался гуманным, добреньким, который мне сочувствует и хочет помочь побыстрее выбраться из тюрьмы. Для этого надо слушаться его и все подписывать, а Михальчик по кличке "танк" ненавидит меня и очень большой грубиян. Вот они и допрашивали меня полтора года, применяя различные недозволенные приемчики, порой значительно страшней фашистских, включая в процесс выбивания дознания камерных мордоворотов - спортсменов, стукачей и прочую мразь".)

Далее. У нас имелись законные основания для передачи "золотухинских" дел в Московский районный суд по месту жительства ответчиков. И мы ими воспользовались (тем более, что пристрастность Шелег нам была очевидна). Судья Исаева вынесла решение о передаче. Закон есть закон. Но судья Толмачева рассудила иначе и вынесла решение об отклонении нашего ходатайства. А в областном суде, куда мы потом обратились с жалобой, последовал ответ в духе КВН: оказывается, Золотухин, подавая заявление в Ленинградский суд, мог искренне заблуждаться - и поэтому... не нарушил правила подсудности.

...Толмачева стремительно вступила в процесс - не дав нам ни времени, ни возможности быстро обжаловать ее определение в облсуде. И тут же сделала очередной "ход конем": отказала в вызове двух свидетелей, которые могли подтвердить сведения, оспариваемые Золотухиным.

Что за свидетели? Откуда такой испуг у адвоката Золотухина и судьи Толмачевой? Почему они категорически не хотят слушать показания двух человек? Рудников настаивал, чтобы в суде выступили люди, которые были очевидцами того, как осенью 2002 года в редакции "НК" криминальный авторитет А. Клаузер сообщил ему сведения, касающиеся гибели С. Кругликова. А именно, КТО "заказал" Кругликова.

Кстати, единственный свидетель (между прочим, юрист), которого она тогда опросила и затем уже не стала "развивать тему", по окончании заседания был в полном шоке: такое чувство враждебности, такое психологическое давление исходили даже не от адвоката Золотухина (это еще можно было бы понять!), а от самой судьи (!).

И опять представителю Золотухина судья Толмачева с готовностью верила на слово. Наших представителей - априори подозревала в сговоре и прочих смертных грехах. Так что решение вполне предсказуемо.

Невольно напрашивается мысль: а не бутафория ли вся наша судебная система (при том, что есть много честных и порядочных судей)? И может, судейским работникам в Калининграде следует сменить эмблему - и поставить вместо Фемиды двуликого Януса?.. Чтоб народ не очень-то обольщался... Судя по несметным откликам наших читателей, ставших жертвами судебного произвола - давно пора. Потому что произвол в Калининграде прогрессировал: теперь это беспредел.

Редакция "НК"


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля