Новые колёса

АТАКА НА МОЗГИ.
Светлану Кукушкину преследуют мысли о “Единой России”

Коренная жительница Калининграда Светлана Кукушкина на первый взгляд человек обычный. 56 лет, замужем, двое детей... Но есть одно “но”. Светлана Борисовна убеждена в том, что уже пять лет к ней применяется психотронное оружие. И у неё даже есть удостоверение! Думаете, из местного дурдома? Как бы не так. От европейской “Ассоциации против злоупотребления психофизическим оружием”.

“Гражданка России Светлана Кукушкина относится к многочисленным свидетелям и жертвам облучения и контроля разума и занесена в европейские списки жертв электронного террора”, - гласит документ, присланный нашей землячке из немецкого городка Штутензее.

Убивать втихую

- Конечно, документ этот не столь важный, но подтвердить то, что со мной происходит, я ничем больше не могу, - вздыхает Кукушкина. - После выхода на пенсию у меня появилось много свободного времени, и я стала интересоваться политикой. Я поняла всю неадекватность современной политической элиты, её продажность и несменяемость. В общем, начала ругаться. И дома, в разговорах с мужем, очень жёстко высказывалась о “Единой России”. Написала даже статью о том, почему наши граждане живут так плохо. Вывод там был такой: все беды от монополии одной партии. Отправила эту статью в газету. Не знаю, опубликовали её или нет, но вскоре у меня начались странные болевые ощущения. Пробовала принимать лекарства, но ничего не помогало. И тогда я поняла, что это воздействие извне.

Светлана Кукушкина: - Я поняла всю неадекватность политической элиты, её продажность и несменяемость...

- В чём оно выражается?

- Я испытываю кратковременные разряды тока или продолжительные уколы в разные участки тела. Порой ощущаю точечные вибрации, не могу уснуть.

- А вы не пробовали сходить к доктору?

- Обращалась к эндокринологу, но та сказала, что ничего об этом не знает. Терапевт вообще заявила, что я всё выдумываю, и отправила к невропатологу. Правда, к нему я пока не ходила.

- Вы говорили врачам о психотронном оружии?

- Нет. Я же вижу, что они не поверят. Мне ведь даже родные не верят! Дочь, например, решила, что это во мне проснулся литературный талант, раз я могу сочинять такие ослепительные истории. (Смеётся) А одна из моих подруг предположила, что это, наверное, инопланетяне. Но какие же это инопланетяне, когда я реально видела...

Иду однажды по улице Зоологической, как вдруг чувствую на щеке слабый укол. Поворачиваюсь - едет милицейская машина, а в ней два молодых милиционера. И у одного из них в руке такая маленькая чёрненькая коробочка, которую он не успел убрать. Понимаете?

- Понимаю. Ну а к психиатру вы не обращались?

- А зачем мне это надо? Я знаю, что психически больные люди не обладают чувством юмора. А у меня с этим всё в порядке. К тому же у врачей нет регламента, который позволил бы отличить человека душевнобольного от человека, к которому применяется психотронное оружие.

- Но на сегодняшний день в мире не зафиксировано ни одного официального факта применения такого оружия...

- Правильно. Государства просто не признаются. Однако есть сведения, что разработки этого оружия русские и американцы забрали у Германии после Второй мировой войны. Затем у нас его разрабатывал профессор Геннадий Сергеев. И вот сейчас психотронное оружие используют для борьбы с инакомыслящими. Это очень просто - сидеть втихую и убивать человека. А он и пожаловаться никому не может.

Секретные отделы

- Как пишут в интернете, психотронное оружие воздействует дистанционно, с расстояния до ста метров. Так что “торчки” (как я их называю) среди моих ближайших соседей. Они дежурят каждый день! Я даже знаю номера квартир. Потому что ночью из их окон идёт очень сильное ярко-белое свечение. Пыталась пару раз к ним зайти - не открывают дверь. Нашла в справочнике их домашние телефоны, но никто не берёт трубку...

- У тех полицей­ских было такое же оружие?

- Нет, совсем другое.

- То есть, существует несколько видов...

- Да. Есть дистанционные электрошокеры, есть приборы, похожие на ноутбук... Но я в них не разбираюсь.

- Почему же выбор пал на вас?

- Родные тоже мне говорят: “Кто ты такая, чтобы за тобой ездила полиция?”

Мне и самой было сложно на это ответить. А потом я вспомнила о своих статьях. Ведь написаны они были в то время, когда о партии власти так жёстко, как сейчас, ещё не высказывались. Может, с того момента меня и взяли под контроль? А может, это связано с моим сводным братом, который в то время работал в ФАПСИ (федеральное агентство правительственной связи и информации, - прим. ред.)? Мы с ним практически не общаемся, но когда всё это началось, я ему позвонила. Он сказал, что я всё выдумываю.

О психотронном оружии я спрашивала и у нашего участкового. Он ответил, что у них таких средств нет. А ещё у меня есть знакомый со связями в ФСБ. Попросила его разузнать, но ему тоже ответили, что такого оружия нет. Хотя недавно я прочитала, что в ФСБ и полиции созданы секретные отделы, которых опасаются сами сотрудники...

Прыгнул с моста

- Был такой 35‑летний Андрей Саркин - тоже жертва психотронного воздействия. Так вот он писал, что у него всё началось после ссоры с каким-то военным. То есть, людей могут подвергать воздействию совершенно ни за что! Видимо, есть списки инакомыслящих, на которых выделяются деньги. По данным Саркина - 500.000 долларов в год.

- На всю страну?

- Нет, на регион! Представляете? И у этого Андрея были те же самые ощущения, что и у меня. Только к нему применяли жёстче. Тема, конечно, пикантная, но ему воздействовали в область мочевого пузыря, так что он... писался. У меня всё, кроме этого.

- Слава Богу.

- Ну, если что, есть памперсы. (Смеётся)

В общем, 10 лет над Саркиным издевались, и в этом году он погиб. Прыгнул с моста. То ли не выдержал, то ли ему это внушили... У меня тоже был случай - шла по мосту на ул. Суворова и вдруг отчётливо слышу: “Прыгай”. Представляете?!

Возможно, вам тяжело в это поверить, но психотронное оружие существует. Не знаю, как оно работает, но этими приборами можно посылать человеку определённые мысли. Это попытка подавить волю. Чтобы я сидела как мышка. На мой взгляд, такова генеральная линия партии “Единая Россия”.

Осторожный человек

Константин Дорошок: когда в голове нет ни одной мысли

- Два года назад я обратилась со своей проблемой к нашему коммунисту Игорю Ревину. Он сказал: “Пишите. Где-нибудь пробьётесь”. И передал моё заявление в Госдуму, на имя Грызлова и Алфёрова. Но ответа не поступило.

Ещё я обращалась в местное отделение партии “Яблоко”. Заставила её руководителя Василия Ковальчука позвонить в Москву. Его сразу спросили: “Это человек из нашей партии?” Он ответил, что нет - просто человек с улицы. В итоге передал моё письмо в Москву, и тоже безрезультатно.

- В своём письме вы ещё упоминали, что обращались к Владимиру Никитину...

- С ним я когда-то работала на товарно-фондовой бирже. Он был юристом, а я - начальником информационного отдела. И вот я к нему обратилась...

- Когда это было?

- Когда он ещё был председателем Калининградской областной Думы.

- Так это было лет пять назад...

- Даже раньше. Принял он меня сразу и без очереди. Я рассказала о том, что меня преследуют, и попросила передать письмо в администрацию президента. А он спрашивает: “У тебя дети есть?”

Я отвечаю: “Есть”.

Он говорит: “И у меня есть”.

- Понимаете?

- Не понимаю.

- Просто страшно. А Никитин очень осторожный человек. В общем, он сказал, что в Москве не бывает, что моё письмо передавать не будет, и всё. До свидания.

Хорошо прессанули

- Я предложила немцам создать их отделение в Калининграде. Они обрадовались, но сказали, что нужно собрать хотя бы семь человек. Хотя по нашему законодательству достаточно трёх. И я пошла к нашему депутату, подумав, что, может, он захочет вступить в ряды...

- К какому депутату?

Владимир Никитин: - И у меня  есть...

- Сейчас скажу... (перелистывает свои записи) До-ро-шок. Мы с ним около часа разговаривали.

- И что он вам посоветовал?

- Он сказал, что для создания общественной организации достаточно и одного человека. И стал рассказывать о своих симптомах - учащённое сердцебиение (когда словно молоточек бьёт) и ещё про состояние остановки сознания. Знаете, когда несколько минут в голове нет ни одной мысли. А я такое уже проходила!

- То есть, у Дорошка симптомы похожие?

- Да! Только он мне не всё рассказал. Всё-таки человек при должности... В конце нашей встречи я спросила: “Может, вы вступите в организацию?” Но он уже торопился (его там люди ждали) и, видимо, не расслышал. А я не могу даже трёх человек найти. В Калининграде многие просто боятся открыто выступать. Да и как мне их искать? Я нашла пока только Дорошка, но он не хочет. Видимо, хорошо его прессанули...

- Вы не боитесь, что после этой публикации за вами приедут санитары?

- Разве они имеют право?

- Не знаю...

- Ну и пусть приезжают. У меня выхода нет.

“Параноидная шизофрения”

Объективности ради мы показали опубликованное в интернете письмо Светланы Кукушкиной врачу-психиатру. И вот что он ответил:

“Описываемые гражданкой переживания и ощущения соответствуют симптоматике параноидной шизофрении (так называемый синдром Кандинского-Клерамбо). Особенности построения фраз в письме соответствуют таковым у пациентов с характерными для указанной патологии нарушениями мышления”.

Однако на такой вердикт врачей у “Ассоциации против злоупотребления психофизическоим оружием” уже есть готовый ответ:

“Многим свидетелям и жертвам облучения и контроля разума ставится автоматически диагноз душевной болезни, или параноидная шизофрения, и они вопреки их воле помещаются в психиатрию, с целью дальнейшей манипуляции и психологической обработки, а прежде всего, чтобы их важные сведения и информация выглядели неправдоподобными...”

Организаторы “Ассоциации” также уверяют, что, благодаря выдаваемым ими удостоверениям, некоторых “жертв электронного террора” удалось спасти от насильственного помещения в психлечебницы. И ещё они скромно называют свой банковский счёт - для перечисления пожертвований...

А. МАЛИНОВСКИЙ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля