Новые колёса

Арест приравнивается к пыткам!

После выхода №39 "Новых колес", где была напечатана статья "ОТКАТАЛИ ПАЛЬЦЫ, ОБЫСКАЛИ - И В КАМЕРУ!" (в ней говорилось о том, как Рудникова и Березовского везли по этапу), телефон редакции не умолкал с утра до вечера. Звонили не только простые читатели нашей газеты, но и калининградские адвокаты, разбирающиеся в хитросплетениях правовых норм и законов. Сегодня мы приводим мнение Сергея Бородихина, юриста, правозащитника, председателя совета правозащитных общественных объединений Общественной палаты Калининградской области. С г-ном Бородихиным мы встретились в его офисе на ул. Дм. Донского, 7.

"Это дикость!"

- Я не буду комментировать подробности обвинений и судебного разбирательства, которое сейчас идет в Пскове, - говорит Бородихин. - Остановимся лишь на задержании и этапировании. В наше время так поступать с людьми - это какая-то дикость, средневековое варварство! Схватить "за шкирку" депутата и журналиста, тащить через всю страну... Лишь для того, чтобы было удобно судить! Даже с точки зрения норм российского права - это абсурд. Не говоря уже о праве международном.

- По вашему мнению, какие нормы закона Российской Федерации были нарушены?

- Формально имелись все основания для изменения меры пресечения с подписки о невыезде на взятие под стражу. Из-за того, что подсудимые не прибыли в суд. Но, повторю, лишь формально! В статьях 97 и 99 уголовно-процессуального кодекса (УПК РФ) говорится, что при решении вопроса об избрании меры пресечения должны учитываться тяжесть преступления, сведения о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий - и другие обстоятельства! Под "другими обстоятельствами" суд вполне мог принять те причины неявки, которые приводили обвиняемые - отсутствие паспортов, дороговизна перелетов и жизни в Пскове и т.д. Тем более, это касалось законопослушных граждан, людей, хорошо известных в Калининграде.

Фемида и гуманизм

- В статье 97 УПК РФ (Основания для избрания меры пресечения) сказано, что задержать могут по следующим причинам: если человек может скрыться от суда (как известно, ни Рудников, ни Березовский бежать никуда не собирались), может угрожать свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства (этого тоже не было).

Хотя, судя по публикации в "НК" о ходе заседания суда, потерпевшие милиционеры пытались приобщить к делу некие "доказательства" того, что осуществляеттся "давление через газету"... Но, извините, сама работа СМИ подразумевает определенное давление! Таким образом общество контролирует власть, обязывает ее лучше исполнять свои обязанности, следить за соблюдением законов и прав человека. Но это совсем не то понятие "давления", о котором говорится в УПК РФ.

Идем дальше! В п.5 статьи 108 УПК РФ (заключение под стражу), сказано: "Принятие судебного решения о заключении под стражу в отсутствие обвиняемого допускается только в случае объявления обвиняемого в международный розыск". Как известно, в международный розыск их никто не объявлял.

В УПК РФ заложены принципы гуманизма, их раскрывают статьи 9 и 10 - об уважении чести и достоинства и неприкосновенности личности.

То есть имелась уйма правовых оснований оставить Рудникова и Березовского на свободе. Но судья Козловский большинство обстоятельств в своем постановлении от 4 апреля просто проигнорировал.

Допустим, их хотели доставить в Псков. Наконец, доставили! Но почему там их не выпустить на свободу под подписку о невыезде? Есть поручительства известных людей, представителей законодательной и исполнительной властей. Но суд опять ничему не внял!

Персона грата

- А как арест Рудникова и Березовского выглядит с точки зрения международного права?

- С точки зрения международного права журналист - априори "персона грата", если хотите, "сторожевой пес демократии", который требует особой защиты. Опять же, в силу особой ценности демократии. А чиновник любого уровня - объект пристального внимания и контроля общества. Это общеизвестные нормы! Они подтверждены многочисленной судебной практикой Европейского суда по правам человека. А у нас всё хотят перевернуть с ног на голову! То есть чиновникам пытаются даровать неприкосновенность, а журналистов - шерстить в хвост и в гриву.

- Но ведь у нас есть Конституция, которая гарантирует и свободу слова, и свободу выражения общественного мнения, и соответствующие законы, защищающие права личности...

- Действительно, и Конституция, и законы должны защищать права наших граждан - соответственно международным нормам. Ведь Россия 30 марта 1998 года ратифицировала европейскую Конвенцию о защите прав и основных свобод человека, принятую еще в 1950 году. А с 5 мая 1998 признала юрисдикцию Европейского суда по правам человека. И, по идее, обязана все это соблюдать! Но на практике разница между национальным и международным подходами к правовым решениям - колоссальная! По определенным делам возможности российского правосудия исчерпываются довольно быстро.

К примеру, в п.1 ст.10 Конвенции говорится: "Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ".

В то же время в каждой стране есть определенные ограничения, касающиеся деятельности СМИ - в соответствии с интересами национальной безопасности, территориальной целостности, соблюдения общественного порядка и т.д., и т.п. И здесь очень важно определить ту грань, ту черту, переступив которую журналисты или совершают правонарушения, или не совершают. То есть очень важно установить порядок взаимодействия журналистов с властью, их статус. В этой области наработана огромная международная практика, которой наша страна и наша судебная власть обязана руководствоваться в своих решениях. К примеру, ни в одной европейской державе не существует уголовной ответственности за клевету. Не сажают в Европе за это! Подобные дела решаются только в административном порядке. Кстати, сам факт клеветы (публикация заведомо ложной информации) - труднодоказуем.

Спасти журналистов

- Какие нормы Конвенции по правам человека нарушены по отношению к нашим землякам?

- Налицо грубое нарушение 1 пункта ст. 10 (свобода выражения мнения) и ст.6 (право на справедливое судебное разбирательство). Сторона защиты и обвинения находятся в неравных условиях. Милиционеры прибывают в суд, в то время как свидетелям защиты это сделать проблематично. Непонятно, почему суд не учитывает эти вопиющие факты.

Кроме того, в Конвенции имеется статья 3 - о запрещении пыток. Кто-то может возразить, мол, их не подвергали пыткам. Но! Если мы внимательно прочитаем статью, то увидим, что имеются в виду не только пытки, как мы их понимаем (вбивание иголок под ногти, подвешивание на дыбе и т.д.) Читаем дословно: "никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию". То есть в данном случае до вынесения приговора людей схватили, посадили, одели наручники, повезли по этапу... Это уже наказание! И по конвенционному праву может толковаться как пытки.

- Как же теперь помочь Рудникову и Березовскому?

- Нужно обратиться в Страсбургский суд по правам человека. Именно по эпизоду задержания и этапирования! Тем более, что дело имеет большой общественный резонанс. Имеется письмо в защиту журналистов, которое подписали более 200 калининградцев.

Есть основания просить рассмотреть дело в порядке применения статей 39 и 40 Регламента Европейского суда, то есть принять к экстренному рассмотрению. Это надо было сделать, как говорится, еще вчера! Хотя и сейчас не все потеряно. Необходимо привлечь внимание международной общественности к процессу над калининградскими журналистами, чтобы исключить подобный прецедент в будущем!

- У нас бытует мнение: прежде чем писать в Страсбург, нужно пройти здесь все инстанции - вплоть до Верховного суда.

- Это очень распространенная ошибка! Отказ второй инстанции на кассацию об изменении меры пресечения дает право на обращение в Европейский суд по правам человека.

Прецеденты у нас уже были. Жительница Калининграда обратилась в Европейский суд по поводу неправомерного содержания ее сына в колонии строгого режима (нарушение ст. 3 Конвенции). Дело было принято к экстренному рассмотрению. В Страсбурге есть представитель правительства России, который тут же направил запрос в компетентные органы. В течение недели мы получили даже те документы по делу, о которых вообще не знали! Теперь ее сына перевели в учреждение с другими условиями содержания.

Я считаю, что история журналистов "НК" с этим уголовным преследованием, задержанием, этапированием, лишением свободы (до вынесения приговора) еще получит должную правовую оценку. Интеграция в правовое пространство Европейского сообщества продолжается. Она необратима, так как в самой Конституции РФ говорится о приоритете норм международного права. В ст.15 ч.4 Конституции РФ сказано: "Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора".

И. КОШПА

P.S. В связи со всем вышесказанным было бы интересно услышать мнение Ирины Вершининой, уполномоченного по правам человека в Калининградской области. На звонок в аппарат омбудсмена ответила секретарь. По ее словам, Ирины Федоровны в данный момент на месте нет. Вершинина уехала на научно-практическую конференцию "Общество и милиция: проблемы обеспечения прав человека и социальное партнерство".


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля