Новые колёса

А ОН ПОТАЩИЛ ИХ В ПОСТЕЛЬ… Девочки думали, что редактор “КП-Пятница” так учит журналистике

Как и прежде, материал “Вся правда о путанах-19. На Театральной работают героиновые сестры-проститутки Аннель и Анжела Бенгард”, опубликованный в №295 “НК”, снискал большое количество откликов. Один - крайне неприятный для сотрудников межрайонного отдела милиции.

Дело в том, что “девочка”, назвавшая себя Ириной Александровной Шишкиной, реально - Лилия Владимировна Белякова, 1972 года рождения. Когда ее задержали, она, не растерявшись, сообщила фамилию-имя-отчество и домашний адрес своей подруги детства. Паспорт у нее отсутствовал. Говорит, давным-давно потеряла. Единой компьютерной базы по “бабочкам” у ребят из МОМ нет. Возить каждую “девочку” по указанному ею адресу (чтобы проверить, та ли она, за кого себя выдает) - надо бы, конечно, но нет возможности. Ни времени, ни сил, ни бензина.

Вот и получилась накладочка: путана со стажем из поселка Малое Борисово, наркоманка, лишенная родительских прав на сына и дочку, и выписанная из квартиры собственной матерью, предстала в облике женщины, ни в чем предосудительном не замеченной. От имени сотрудников МОМ И.А. Шишкиной приносятся самые искренние извинения.

...Второй отклик - тоже неприятный. Но - по иным причинам. Девушка Маша пришла к нам, прочитав статью “Меня избил редактор...” А потом 19-летнюю журналистку пытались упечь в психушку”, опубликованную в “НК” №298. Маша, работающая нынче в фирме по оказанию интим-услуг, в прошлом - внештатный корреспондент все той же “Галерки”. И - жертва редактора “КП-Пятница” г-на Дмитриева.

- В школе я неплохо училась, писала стихи, занималась в ДП у Большакова (школа журналистики, - прим. авт.), - говорит Маша. Ее фамилия и координаты имеются в редакции. Но девушка просила не делать их достоянием гласности - она не оставляет надежды вырваться из порочного круга, уехать в другой город, учиться, работать. Дай Бог, чтобы это ей удалось.

- Летом 2004 года я пришла в “Калининградку”, - вспоминает Маша. - Хотела попробовать себя в журналистике. Потолкалась по коридорам, поспрашивала... Меня направили к Дмитриеву в “Галерку”. Говорю: “Я Маша, хотела бы устроиться на работу”.

- Кем?

- Ну, внештатным корреспондентом, для начала.

- А что вы умеете?

Объяснила. Он сказал, что я могу попробовать. Я стала писать материалы. Принесла ему показать статью о том, как познакомилась с певицей Лолитой.

...Один раз мы остались вдвоем в кабинете. И тут он неожиданно предложил мне встречаться. Я удивилась. А он говорит: “Неужели я тебе не нравлюсь? Если хочешь работать у меня - соглашайся”.

Я согласилась. Не только из-за работы. Он очень обаятельный. Может расположить к себе. Говорит такие ласковые слова, что обо всем забываешь... Присущ ему какой-то внутренний магнетизм. К нему привязываешься. А у меня тогда не было отца - он жил отдельно от нас, на Украине, и я по нему тосковала... Короче, у нас с Николаем начались близкие отношения. Мы оставались с ним в редакции после работы, встречались на улице, ходили в кафе...

Так прошло около полугода. Однажды он велел, чтобы я пришла в девять вечера в его кабинет. Я задержалась на полчаса. Дверь была закрыта на ключ. Я постучала, подергала ручку и решила подождать. Может, думала, он перекусить вышел. И вдруг минут через десять дверь распахивается, из кабинета выбегает Юля Садовская, в слезах - и в лифт. Я так и замерла на месте: я уже догадывалась, что у него с Юлей параллельно строились отношения, а тут такое... А он мне говорит: “Стой на месте. Я тебя позвал, чтобы с тобой поговорить. Ты мне нравилась, мне приятно быть с такой молодой, как ты. Но ты, наверное, поняла, что я с Юлей встречаюсь. Держи рот на замке!”

...Тогда я стала анализировать. Вспомнила, что в “Галерке” постоянных было два-три человека, остальные менялись стремительно. Мальчишек он в “Галерку” не брал. Если они все-таки приходили, он начинал издеваться, материалы их выкидывал в корзину, не читая... Короче, выживал ребят всячески.

Девушка одна, я знаю, тоже ушла после большого скандала. Она не откровенничала, но намекнула, что Дмитриев тащил ее в постель, а она не хотела.

...Сама бы я из “Галерки”, наверное, не ушла. Но Дмитриев однажды предложил мне такое... Я сейчас в фирме работаю - так клиенты такого не предлагают. (Меня вообще часто вызывают, чтобы поговорить. Ну, есть у мужика на душе что-то наболевшее, а жена его слушать не хочет. Вот он платит за вызов, а сам говорит, говорит... плачет даже. Жалко!)

Я отказалась. Дмитриев сказал: “Тогда считай, что с сегодняшнего дня ты здесь больше не работаешь”. Я заплакала - а он отвернулся. Я сказала что-то типа - мол, ты же у меня первый мужчина! А он: “У меня сотня таких, как ты!”

И я ушла.

Пробовала устроиться в другие СМИ, на ГТРК “Янтарь” - ассистентом или курьером. Не брали. Денег не было. Тогда я вспомнила, как брала интервью у “девочек”... и позвонила в одну из фирм. Вот, работаю. Пытаюсь накопить денег, чтобы уехать.

...Маша не производит впечатления “падшей женщины”. Детское личико, на котором так странно смотрятся пухлые губы, накрашенные ярко-красной помадой... точно варенья поела. Тихий голос. Слово “член” выговаривается с запинкой. При попытке объяснить, чего конкретно хотел от нее Дмитриев, Маша краснеет...

Конечно, мне могут возразить - сказать, что и Маша, и Юля в этой ситуации выглядят не лучшим образом. Когда молоденькая девочка добровольно прыгает в постель к мужчине, годящемуся ей даже не в отцы, а в деды... как-то слабо верится, что происходит это по великой любви. Хотя... желание работать в “Калининградской правде”, плюс знаки внимания со стороны импозантного мужчины, плюс полная неопытность в вопросах секса и жизни вообще, плюс вера в то, что Герой вот-вот разведется с женой - а значит, женится!.. Плюс комплекс недолюбленности своим родным отцом - а тут такой “папик”, заботливый, предупредительный... - много ли надо, чтобы у девчонки закружилась голова?! Чтобы девчонка почувствовала себя ИЗБРАННОЙ - и даже долгое время спустя, с гордостью - как о своей победе! - рассказывала, что с ней у него были, не в пример другим, СЕРЬЕЗНЫЕ отношения. И подсчитывала, сколько вечеров он провел у нее - пока законная жена грела “остывающий семейный очаг” в одиночестве...

Лично я таких девочек не понимаю - как можно оставаться с мужчиной хотя бы минуту после того, как он тебя ударил. Но это - мои проблемы. Речь сейчас о другом.

Один знакомый журналист-мужчина сказал, прочитав откровения Юли Садовской: “Господи, чего вы к Дмитриеву привязались? Он же ее не насиловал! А если постель была по обоюдному согласию - значит, в данной ситуации Дмитриев - жертва. Девочка нашла себе нового “папика”, а его отбросила, как шкурку банана”.

...Наверное, и впрямь не стоило бы вникать в тонкости чьей-то интимной жизни, если бы не два обстоятельства.

Первое. Эти девочки искали Отца. Им не хватало мужского участия. Не хватало того, что получает дочь в нормальной семье от любимого и любящего папы - уверенности в том, что она вырастет в привлекательную девушку... Простой человеческой ласки. Крепкого мужского плеча, к которому можно прислониться, как в детстве. Безгрешно и свято.

Безотцовщина - бич нашего времени. Папы предпочитают иметь чужих дочерей... 57-летний, искушенный Дмитриев мог стать этим девчонкам наставником, гуру, сэнсеем... мог действительно научить журналистике, помочь им решить какие-то психологические проблемы, избавить от комплексов - а он потащил их в постель. И пусть они трижды “Лолиты”... тем непростительнее вина “Гумберта Гумберта”.

Опять же, надо чтить Уголовный кодекс! А в УК РФ любовь к юным прелестницам, не достигнувшим совершеннолетия, названа жестким словом “растление”. И то, что судьбы девочек, прошедших через “Галерку” (не всех, конечно, но многих), складываются... мягко говоря, пикантным образом, во многом обусловлено ролью их, девочек, Первого Мужчины. И расхожая фраза “Все мужики - сво...” - не может служить оправданием. Не все... И не до такой степени.

Второе. Г-н Дмитриев (особенно в бытность его куратором губернаторской газеты “Дм. Донского, 1”) частенько предавался морализаторству. Обличал, бичевал пороки... буквально жег каленым железом... Интересно, с какими глазами всё это он будет проделывать нынче?! А ведь будет! Не преминет-с. И коллеги его поддержат. Ведь интим-безобразие в “Галерке” творилось практически у всех на виду... и никому до этого не было дела. Сейчас, возможно, дело появится. Уголовное.

Жаль. Не Дмитриева, конечно, а ту девчонку (Бог знает, сколько их было на его жизненном пути), которая с тяжелой руки редактора “КП-Пятница”, вместо второй, приобрела первую древнейшую профессию.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля