Новые колёса

ЗОЛОТОЙ КЛАД КЁНИГСБЕРГА.
Как немецкий артиллерист Карл Гейнц прятал сокровища республики Трансвааль

Добрый старик

В 1965 году Эгон и Юрген, два студента-медика Кильского университета, решили немного подзаработать – взялись ухаживать за больным стариком Карлом Гейнцем. Дед был с характером и не желал переселяться из своей квартиры в дом престарелых. Родных у Карла не было, заботиться о нём было некому, но деньжата у пенсионера водились – мог оплатить “сиделок”.

Армия буров

Студенты оказались ребятами душевными и уделяли старику много внимания. Через год, перед своей смертью, Гейнц решил осчастливить своих благодетелей.

- Не подумайте, что я выжил из ума, - горячо прошептал Карл. - Выслушайте меня внимательно. Если последуете моему совету, то станете очень богатыми людьми. Я знаю, где спрятано золото президента Крюгера...

Студенты переглянулись: уж не бредит ли старик? Что за президент, какое золото?

- Слушайте внимательно, - продолжил Карл. - И запоминайте...

Взялись за оружие

В конце XIX века Карл Гейнц служил артиллерийским офицером в Кёнигсберге. Когда в южной Африке началась англо-бурская война, Германия поступила по принципу “враг моего врага – мой друг” и поддержала противников Британии. Кайзер Вильгельм II даже хотел взять бурские республики под свой протекторат и направить туда войска. Но потом ограничился тем, что публично заявил: “Не позволю Англии сломить Трансвааль!”

В общем, до военного вмешательства Германии в заокеанский конфликт дело не дошло, но своих добровольцев, пушки, боеприпасы и винтовки немцы в южную Африку отправили. Среди немецких защитников Трансвааля был и Карл Гейнц.

- Буры сражались отлично, - вспоминал Карл. - Но силы были слишком неравны. Республика Трансвааль имела всего 158 тысяч человек населения. Из них 46 тысяч взялись за оружие – практически все мужчины поголовно! Англичане бросили против них 229 тысяч солдат.

К 1902 году англичанам удалось захватить большую часть территории врага. Остатки разбитой армии буров отошли на северо-восток, к границе португальской колонии Мозамбик. Здесь же оказался весь золотой запас республики. Карлу довелось лично участвовать в попытке спасти достояние Трансвааля.

Пьяница-генерал

На железнодорожной станции творилось что-то невообразимое.

Тысячи буров с семьями уходили через этот небольшой населённый пункт на север – в глушь, в джунгли. Там они надеялись спастись от англичан. Другие и вовсе решили покинуть оккупированную родину и двигались вдоль железной дороги в Мозамбик.

У фермеров- буров были не только винтовки

- Президент Крюгер к тому времени уже бежал к португальцам, - вспоминал старый артиллерист. - Какой-то порядок среди беженцев попытался навести генерал Пинар. Ранее он возглавлял Йоханесбург­ский отряд, но был смещён с должности за пагубное пристрастие к алкоголю. Тем не менее, авторитетом он пользовался огромным...

Пинар сколотил отряд, который встал заслоном на пути наступающих англичан и дал возможность остальным уйти за границу. Генерал был по обыкновению пьян, но бойцами руководил отменно.

Претория, столица Трансвааля, Комиссионер-стрит

О казне Трансвааля он вспомнил в самый последний момент, когда железная дорога была перерезана англичанами и уйти в Мозамбик можно было только по тропам.

Слитки и монеты

Всё казначейство Трансвааля помещалось в нескольких товарных вагонах. Карл, несколько немцев-добровольцев и с десяток буров приступили к разгрузке товарняков.

- В вагонах были целые стены из слитков золота, - продолжил повествование Гейнц. - На полу лежали внушительных размеров кожаные мешки, доверху набитые золотыми и серебряными монетами. Медных монет в Трансваале вообще не существовало. Страна имела богатейшие прииски...

Слитки и монеты из вагона перегрузили в фургоны, на которых двинулись к границе Мозамбика. У моста через небольшую речушку отряд услышал, что впереди гремят выстрелы – англичане!

- Мы выгрузили золото, - сообщил Карл, - и закопали его на берегу. Командир дал каждому из нас по доброй горсти золотых монет. Он сказал, что это жалованье за службу. Дальше мы пробирались пешком. Несколько раз сталкивались с англичанами, но нам удалось от них отбиться. Буры – стрелки отличные.

Из Мозамбика Карл вернулся на родину – в Кёнигсберг. С собой он привёз золотые монеты и план места, где зарыт клад.

Иголка и стог

У буров были пушки, но их не хватало

Из Кёнигсберга Карл не выезжал до самого 1945 года. Когда в Восточную Пруссию вошли советские войска, Гейнц бежал на Запад.

- В подвале дома я зарыл золотые монеты и план, по которому можно найти золото, - вздохнул Карл. - Думал, что ещё вернусь...

Мечты не сбылись. Карл осел в Киле, но о кладе не забыл.

- Попытайте счастья, молодые люди, - старик сжал руку Юргена. - Я нарисую план по памяти. Вдруг вам повезёт!

Вскоре Карл умер. Студенты скопили денег и отправились в Южно-Африканскую Республику. Свои намерения они не скрывали и рассказали о кладе местным властям и журналистам. Так что к указанному старым артиллеристом месту отправилась целая экспедиция.

Тут-то и выяснилось: нарисованное на карте русло реки со временем сильно изменилось. Да и план был составлен неточно. Найти сокровища в многометровой толще ила оказалось труднее, чем отыскать иголку в стоге сена.

Пленные буры

Монеты Крюгера

Все газеты ЮАР того времени пестрели броскими заголовками о поисках сокровищ. Постепенно шумиха стихла.

Уже в 1980-е годы история получила неожиданное продолжение. Белый южноафриканский врач оказал помощь негритянской семье, которая расплатилась с ним... золотыми монетами Крюгера! Говорить, где они взяли золото, негры категорически отказались.

Дальнейшее изучение вопроса позволило придти к выводу: золото Трансвааля было разделено на несколько частей. Одну из них увёз президент Крюгер в Германию, другую зарыли на берегу реки, чтобы не досталась англичанам. Ну и немало золотых монет раздали простым бурам – солдатам и фермерам.

Неудивительно, что монеты регулярно “всплывают” на свет божий. Но следы главного клада оказались утерянными.

Огневая позиция буров

Хрущёвка на Ленинском

Уже в девяностые годы, после открытия Калининградской области для иностранцев, в бывший Кёниг­сберг приехали повзрослевшие Юрген и Эгон. Они долго расхаживали по Ленинскому проспекту и горячо о чём-то спорили, сверяя с местностью довоенный план города.

Где-то на месте одной из хрущёвок Ленинского проспекта раньше находился дом Карла Гейнца. Возможно, в старом подвале до сих пор лежат золотые монеты с изображением президента Крюгера и план, указывающий точное место сокровищ Трансвааля.

Только вот Эгон и Юрген ничего не нашли. Значит, золото Крюгера до сих пор покоится где-то на берегу африканской речки.

А. Захаров

Буры бились до конца


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля