Новые колёса

ЗОЛОТО ВЕРМАХТА В КЁНИГСБЕРГЕ.
После войны наши солдаты продавали за бутылку водки немецкие драгоценности

Поколение, выросшее в новой России, не представляет, насколько мир изменился за какие-то семьдесят - восемьдесят лет. К примеру, в 20-е годы большевики рушили церкви, боролись с попами. “Религия - опиум для народа!” В Совет­ском Союзе атеизм преподавали в вузах.

А сейчас в современных школах учат основам православия...

О том времени, когда кресты сбивали с куполов, вспоминает бортмеханик 263-го авиационного полка Михаил Андреевич Слободчиков.

Разрубили попа на куски

- Я родился в горном Алтае, в глухом селе Эдиган Эликманарского района. Оно расположено в долине реки Эдиган и зажато со всех сторон горами и лесами. Красивейшие места - тайга, зелёные холмы, бурные горные реки!

В 16 км от села - гора Эдиган высотой почти в два километра с озером на вершине. Говорили, там обитают горные духи. Подниматься на Эдиган строго настрого запрещалось.

В горном Алтае долго советской власти не было. Но потом пришли красные - и началось... Первым делом расправились со священником. Мне об этом бабушка рассказывала. Попа разрубили на куски прямо у храма, на глазах прихожан. За то, что преду­предил казаков о наступлении красных.

Меня как раз в тот день понесли в церковь - крестить. Но не успели. Так я и остался на всю жизнь некрещёный.

Спустя много лет довелось побывать на родине. До сих пор на той земле, где попа зарубили, трава не растёт. Люди говорят - проклятое место!

Деда с бабкой зарезали

- В начале ХХ века на Алтае творились страшные дела. Мой дед по отцу Михаил Пьянков был золотодобытчиком. Его вместе с бабкой зарезали бандиты. Дом сожгли, забрали всё добро.

У Пьянковых осталось 12 детей-сирот. Всех усыновил друг деда - Слободчиков. Вырастил, выучил. У них с женой не было детей. Так что на самом деле моя фамилия - Пьянков.

Да у меня и год рождения указан не тот в паспорте - 1930-й. А я родился в 1928 году. Почему так получилось?

В 1944 году на фронт забирали совсем юных 16-летних ребят (1928 года рождения). Моя старшая сестра в то время работала секретарём в сельсовете. Чтобы меня спасти, выписала новые метрики, где поменяла год рождения - с 1928-го на 1930‑й.

Позже я хотел восстановить свой истинный возраст. Ведь сейчас мне не 82, а уже 84 года. Нашёл нужные документы, привёз начальнику штаба флота. Он повертел бумаги в руках, почесал затылок, и говорит: “Получается, что вас - два человека?! Один с 1928 года, другой - с 1930. Если я сейчас дам ход твоим метрикам, тебя сразу потянут в КГБ. Да и меня заодно”.

А меня уже однажды трясли гэбисты. Обнаружили в лётной книжке фамилию Мишкольц (так меня прозвали сослуживцы). Несколько раз командир записал меня под этой фамилией. Так КГБэшники возмутились: “Как же так, вы носите две фамилии!”

Но всё обошлось.

“Немцы придут, колхозы распустят!”

- Мой отец в 1941-м ушёл на фронт и не вернулся. Погиб в 1942‑м, в болотах у города Калинин (сейчас Тверь). Из 12 детей Пьянковых в живых остались только две сестры, мои тётки. Семеро братьев отца погибли на фронте. Две сестры пропали. Одна - на войне, а другая - в тюрьме.

Дело было так. В 1943 году, во время войны, и стар и млад работали в колхозе. Пахали землю, сажали овощи, потом собирали урожай. Весной мы с бригадой работали в поле, а моя тётка (сестра отца) нас кормила, готовила обед. В то время ещё никто не знал, когда война кончится, как на фронте дело повернётся.

Однажды тётка возьми да и скажи: “Немцы придут - колхозы распустят!” На следующий день её забрали в КГБ. Как и кто туда настучал - непонятно. Связи никакой с районным центром у нас не было!

У женщины осталось семеро детей. Пятеро взрослых и две малышки - трёх и четырёх лет. Лето и осень они кое-как пережили. Зима пришла... Однажды я зашёл к ним в дом, смотрю, эти две девчушки сидят на печке и дрожат, как осиновые листочки. Голодные, холодные. И совершенно раздетые!

Я вернулся домой, рассказал матери. Она велела их забрать - несмотря на то, что нас и так в семье девять человек. Я завернул малышек в тулуп, посадил на санки и привёз домой. Из еды у нас только картошка, свекла и морковь. Зиму они с нами пережили, а весной мать отвезла их в детдом.

Не солдаты, а доходяги

Кёнигсберг, площадь Кайзера Вильгельма, лето 1945 года

- Потом, когда сёстры выросли, приезжали нас навестить. А их мать пропала. Где и как она умерла, никто так и не узнал.

Мы и до 1941 года жили бедно. А в войну вообще голодали. Зимой питались овощами, летом собирали траву, ягоды и шампиньоны. К шампиньонам нас приучили приезжие, эвакуированные из Ленинграда. Раньше мы эти грибы считали поганками и в пищу не употребляли.

В 1950-м меня забрали в армию. Только там я узнал, что такое хлеб. До армии и железную дорогу не видел! Вагон мы называли “дом на колёсах”. Нас, новобранцев, везли через всю Сибирь на Дальний Восток. Два месяца мы тряслись в товарняке. А потом пароходом плыли на Сахалин.

Когда нас увидел командир части, покачал головой: мол, что за солдат привезли - кожа да кости. Приказал в столовой давать нам по две порции.

Весь экипаж угробил

- Пять лет я служил на Сахалине, на аэродроме Леонидово - бывшем японском аэродроме. В 1951 году в нашем полку разбился самолёт. Упал в море. Весь экипаж “Ли-2” погиб. Стали выяснять причину аварии. Борт вытащили на берег и обнаружили в хвосте труп механика. Нашли там и молоток, которым он перебил тросы управления, с помощью которых двигаются элероны, закрылки, рули.

Калининград, Королевский замок, 1962 год

Оказалось, у механика были плохие отношения с экипажем. Во время полёта произошла ссора. И он решил отомстить - сам погиб и весь экипаж угробил.

...Во время службы меня в числе 32 солдат отобрали на шестимесячные курсы “Сталинские соколы”. Но тут Сталин умер. Погоны нам не дали. Четверо курсантов подали заявления в Ташкентское инженерное училище. Я в том числе.

Пришёл ответ - нас приняли на учёбу и приглашали выехать в Ташкент. Но земляки стали меня отговаривать: дескать, скоро дембель, мы домой поедем... А тебе ещё 4 года учиться, а потом 25 лет в армии трубить. Брось ты это дело!

Я поддался на уговоры и никуда не поехал. Командир полка меня вызвал и сказал: “Если бы я был твоим родственником, сейчас же взял бы ремень и отодрал тебя как следует”. Но я стоял на своём.

Через 15 лет, когда служил в Калининграде механиком, всех троих ребят-курсантов встретил. Они окончили инженерное училище и уже дослужились до полковников. Один преподавал в Рижском военном институте. Мы с ним случайно столкнулись на железнодорожном вокзале. Обнялись, пошли ко мне домой. Всю ночь разговаривали, вспоминали...

Он мне сказал: “Мишка, ты ведь лучше всех нас учился! Давно бы генералом стал, если бы поехал в Ташкент”.

Убежали от ракеты

- В 1965 году я уже служил в Калининградской области. Нас направили на испытания тепловой ракеты (с инфракрасной головкой самонаведения).

В Балтийское море в район мыса Таран вывели баржу. На ней установили тепловой источник. Ракета должна была лететь с берега и поразить баржу. Мы наблюдали этот процесс c самолёта на высоте 3.000 метров.

И вот пуск. Ракета сначала летела по заданному курсу на баржу, а потом изменила траекторию и двинулась к нам. Поймала более яркую мишень - наш самолёт. Двигатели дают температуру очень высокую. Лётчик Виктор Демиденко сразу среагировал, бросил самолёт вниз, потом в сторону.

Испугались мы страшно! Куда делась ракета, не видели. Оказалось, она упала на поле под Гурьевском, где её обнаружили местные жители. Люди сначала подумали, что разбился самолёт - ракета была с крыльями.

Вертолёт сгорел

- В 1971 году зимой в Калинин­граде на аэродроме в Чкаловске произошло ЧП. В 10 часов утра мы прилетели из Храброво на самолёте “Ан-24Т”. Ждали военных начальников, чтобы отвезти их в город Остров Псковской области.

Калининград, проспект Победы

Метрах в шестидесяти от нас стоял вертолёт “Ми-8”. Рядом с ним копошились лётчики и матросы, готовили машину к полёту. Смотрим, все забрались внутрь, лопасти завертелись. Вертолёт стал подниматься... Тут внезапно налетел сильный порыв ветра. Машину перевернуло вниз лопастями и ударило о землю. Хвост сразу отлетел, двери распахнулись. Наши военные, все, кто там сидел, выскакивали оттуда сломя голову.

К счастью, никто не пострадал. Они успели подняться всего метров на десять. Но сам вертолёт вспыхнул, как спичка. Пожарники приехали, но ничего не смогли сделать. От машины осталась только железная рама.

Как чекисты клад искали

- А вот ещё интересная история. В начале 70-х годов в Калининграде на пересечении улицы Грига с Московским проспектом строили дом для военных. Работали солдаты стройбата. В этом доме и сейчас наши офицеры живут.

Калининград, площадь Победы, горисполком (мэрия), 7 ноября 1968 года

Солдаты копали котлован и наткнулись на деревянные ящики. В одном из них находились 12 слитков золота, а в двух других - золотые кольца и корпуса для наручных часов. Золото ещё немецкое!

Солдаты о кладе никому не сказали. Слитки спрятали в казарме под кровать, а кольца меняли на водку у жителей района. Корпуса от часов никто не брал, они их тоже припрятали.

Я в то время жил поблизости, на ул. Грига. Как-то раз моя жена говорит: “Заходил солдат, предлагал купить у него золотое кольцо - за бутылку водки”.

В конце концов, кто-то настучал в органы и этих горе-бизнесменов сцапали. Они подтвердили, что действительно нашли клад с двенадцатью слитками золота. Когда пошли в казарму изымать клад, вместо 12-ти оказалось только 10 слитков. Самый хитрый солдат два слитка замылил - перепрятал. Но никто не признался.

Я про это знаю потому, что после разбирательства солдат распределили по разным гарнизонам. А двоих направили к нам.

Калининград, Нижнее озеро (Замковый пруд), 1948 год. Скоро сюда придёт стройбат...

Я их привлёк к строительству гаража. Каждый день приезжал следователь и забирал стройбатовцев для допроса. Мне было интересно, я спросил: “Зачем вы их всё время тягаете, отрываете от работы?” Он мне рассказал про клад.

А потом и сами солдаты в подробностях всё описали. Вскоре их демобилизовали. А через два года из Иркутска приехал один из тех солдат и взял слитки из тайника. Не знал, что за ним всё это время следили чекисты. Ему не дали уехать, повязали на железнодорожном вокзале.

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля