Новые колёса

ЗОЛОТАЯ ОРДА И КЁНИГСБЕРГ.
Подмастерье сапожника Ганс Заган преградил путь татарам хана Мамая

Наша сегодняшняя “прогулка” - по замку Рудау. Место, где он когда-то стоял, теперь называется посёлком Мельниково Зеленоградского района.

Отдали детей в заложники

Помнится, в студенчестве я бывала там на картошке. Тогда Мельниково являлось центральной усадьбой крупного и процветающего колхоза. И внешний вид имело соответствующий - “неметчина а ля рюс”. В смысле, жилой фонд был по преимуществу довоенным, административное здание (кажется) тоже... И даже сад, куда по вечерам мы ходили за яблоками - здоровенный, заброшенный - тоже остался от немцев. Яблоки были крепкими, с отчётливой кислинкой - одичали за десятилетия беспризорщины...

Видели мы тогда и руины кирхи, и фундаменты замковых стен (как я теперь понимаю). Но... студентам на картошке, знаете ли, было не до любования остатками древностей. И уж совсем не ощущалось в этом посёлке величия. А ведь когда-то здесь происходили события воистину ВЕЛИКИЕ и ТРАГИЧЕСКИЕ. Переломные - для той истории, которая затем стала и нашей.

...Прусская крепость Рудов впервые упоминается в хронике похода чешского короля Пржемысла II Оттокара зимой 1255-го. Именно тогда король атаковал здешнее довольно серьёзное укрепление.

Как сообщает Пётр из Дусбурга:

“На другой день он прошёл в волость Рудов и там мощным ударом взял замок, и такое было содеяно там избиение народа самбийского, что нобили (вожди) предложили королю заложников - своих детей, прося, чтобы он оказал им честь милостиво принять их и не уничтожать весь народ”.

Известно, что заложниками крестоносцев стали дети нобилей из местностей Кведнов (ныне пос. Северная Гора в Калининграде), Вальдов (пос. Низовье Гурьевского района), Кайме (пос. Заречье Гурьев­ского района), Тапиов (Гвардейск). Вождь прусского рода Зипенов (Зюпайне), чьей резиденцией и была крепость Рудов, бежал, его уцелевшие родственники - тоже.

Сгусток крови

По некоторым сведениям, владения Зипенов получил от ордена род Ибуте (Ибетенис), чей вождь принял крещение одним из первых. Так сказать, в награду за расторопность. Кстати, во время прусского восстания 1260-1272 годов многие самбийцы остались верны Тевтонскому ордену - ещё и потому, что их сыновья, поневоле ставшие заложниками и воспитанные в христианской вере, обратились в католичество искренне и горячо. Примкнуть к восставшим для отцов означало бы погубить сыновей - или, вполне возможно, сойтись с ними на поле боя.

Почтовая открытка. Рудау. 1902 год

Известно, что старый предводитель рода Гедуне мучительно решал, с кем ему быть: в 1261 году на стороне повстанцев оказались его любимый брат и двое сыновей, а старший сын, шесть лет назад отданный в заложники, считал восставших соплеменников врагами. (Которые, как пишет об этом упоминавшийся выше Петр из Дусбурга, “отступились от веры христианской и скатились к прежним заблуждениям”.)

Гедуне выбрал старшего сына - и остался верен ордену. И будто бы, гласит легенда, его брат, пойманный крестоносцами и ведомый на казнь, плюнул в отступника. В бою брат был ранен. Плевок получился кровавым. Попав Гедуне в лицо, он оставил на коже “вечный след” - что-то вроде незаживающей язвы. И будто бы у всех потомков Гедуне (а род этот, получивший со временем дворянский титул и фамилию фон Гедов, существовал до середины XIX века, пока не пресеклась его мужская линия) на этом месте имелось родимое пятно, напоминающее сгусток крови.

Замок Рудау

В 1270 году для усиления орден­ского влияния в местности Рудау рядом с разрушенной прусской крепостью на берегу пруда (позже названного Мельничным) было начато строительство укрепления. В камне его возвели уже в начале XIV века. В 1291 году в той части пруда, откуда вытекала речушка Рудау, была построена мельница, которая снабжала мукой замок и прилегающие к нему деревни и хутора.

Укрепление представляло собой замок (два флигеля, окружённые оборонительной стеной) и форбург (предзамковый “шит”, отделённый от замка глубоким рвом с водой). Флигели возводились из камня. Из кирпича были выложены проёмы окон, оборонительный ход и стены внутри помещений. Толщина внешних стен достигала 1,7 м. Под западным флигелем были вырыты глубокие сводчатые подвалы. С форбургом замок соединялся подъёмным мостом.

Во время литовских набегов в стенах замка Рудау укрывались местные жители.

Но известно местечко Рудов (Рудау) не столько крепостью, сколько тем, что именно здесь произошла одна из самых кровавых стычек между Тевтонским орденом и Литвой.

В феврале 1370 года великий князь литовский Ольгерд, выступив с войсками из Жемайтии, прошёл по льду Куршского залива и появился у стен крепости Рудау. Его брат - князь Кейстутис вошёл в Пруссию с востока и, опустошив Инстербург (Черняховск), соединился с Ольгердом.

Копьём в лицо

В составе отрядов, кроме литовцев, находились и татары хана Мамая из Золотой Орды, внушавшие ужас своими гортанными вскриками и дикими взвизгами. Татары разграбили окрестности Рудау и спалили всё, что могло гореть. Не зря русская поговорка “точно Мамай прошёл” существовала и в Восточной Пруссии.

Великий магистр Тевтонского ордена Винрих фон Книпроде, узнав о случившемся, расположил часть своих войск у Кёнигсберга, прикрывая замок и город. А орденский маршал Хеннинг Шиндекопф, заметив с горы Кведнау большой огонь на севере, взял двадцать всадников и отправился на разведку. Захватив пленного литовца, он наскоро подверг его страшным мукам и выведал, где находятся вражеские войска.

Винрих фон Книпроде пообещал подкрепление, но Шиндекопф, не дожидаясь помощи, двинул свой отряд к Рудау. Литовцев было гораздо больше, но рыцари смело атаковали. Завязался ожесточённый бой, в котором никто не имел особого преимущества... пока не вмешался “человеческий фактор”. Шиндекопф повёл рыцарей ордена в очередную атаку, та захлебнулась, был убит знаменосец, - и тогда упавшее знамя подхватил Ганс Заган (Саган), простой ополченец, подмастерье сапожника из Кёнигсберга. Он ринулся вперёд, увлекая за собой рыцарей.

Пос. Мельниково

И надо же: аккурат в это самое время князь Ольгерд решил отправить в тыл своего юного сына Ягайло и Витовта, сына Кейстутиса. (Знали бы молоденькие Ягайло и Витовт, впервые вкусившие прелесть НАСТОЯЩЕЙ БОРЬБЫ, как люто придётся им драться друг с другом за власть в очень даже недалеком будущем!)

Воины Ольгерда, увидев, что Ягайло и Витовт отъезжают с поля брани в сопровождении дружинников, приняли это за отступление... и лихо засверкали пятками.

В общем, орден одержал победу. Правда, Шиндекопф в этой последней атаке был смертельно ранен копьём в лицо (он умрёт на пути в Кёнигсберг, в придорожном трактире в Кведнау).

Поить пивом по самые брови

Литовцев били до темноты. По некоторым данным, те потеряли 5.000 человек (во что с трудом верится). Скорее всего, автору исторических хроник нужны были пять тысяч убиенных литовцев, дабы подчеркнуть силу и доблесть рыцарей ордена. Тем более, что потери крестоносцев были гораздо скромнее: 26 рыцарей, 200 конных воинов и две-три сотни ополченцев!

Пос. Мельниково. Когда-то эти дома были украшением Рудау

В честь погибших в жестокой сече были возведены две капеллы: в Рудау и в Лаптау (ныне пос. Муромское Зелено­градского района). На месте сражения - поставлен памятный обелиск из камня. Кроме того, согласно легенде, Винрих фон Книпроде даровал сапожнику Гансу Загану право раз в год приводить в Кёнигсбергский замок столько простолюдинов, сколько захочется, и поить их пивом по самые брови... за счёт казны.

Даже во времена курфюрста Георга Фридриха, категорически не терпевшего “заигрываний с простолюдинами”, эта традиция сохранялась в виде “шмекбир”, т.е. дегустации пива.

В 1924 году на фасаде Кнайпхофской ратуши была установлена скульптура из цветного искусственного камня, изображающая Ганса Загана. Но через 10 лет, с приходом к власти нацистов, эта скульптура была признана не соответствующей национальным культурным традициям - Заган был евреем. А потому памятник герою демонтировали и уничтожили.

Впрочем, вернёмся в Рудау.

“Кровавое чудо”

Как ни парадоксально, но победа в битве при Рудау стала для крестоносцев “началом конца”. Звезда ордена закатывалась, а вскоре закатилась совершенно. После упразднения Тевтон­ского ордена замком Рудау более двухсот лет управляли члены фамилии Хундертмарк.

В 1615 году Восточная Пруссия вновь заговорила о Рудау: в церкви, построенной вплотную к крепости, случилось “кровавое чудо”. Пастор Пауль Бидер сообщил о том, что в вине, предназначенном для причастия, вдруг появилась кровавая нить. Вино пришлось вылить, но и в новом - нить обозначилась! Что, впрочем, неудивительно, если учесть, сколько крови пролилось на этой земле.

Пос. Мельниково - всё, что осталось от Рудау

Кстати, её прусское название намекает на кровь вполне прозрачно. Слово “рудов” означает красный. А неподалеку - находилось прусское жертвенное место.

“Кровавая нить” в вине исчезла спустя год. Всё это время “кровь Христову” для причастия привозили в Рудау из соседних церковных приходов.

К концу XVI века замок Рудау обветшал и утратил оборонительное значение. Его частично разобрали на кирпич, а один из флигелей переделали в кирху. В 1818 году её разрушил ураган. В процессе восстановления были обнаружены упоминавшиеся выше подвалы - их засыпали песком.

В 1820 году была возведена новая трёх­этажная башня. С северо-востока приладили ризницу, во дворе замка устроили кладбище, остатки стен по периметру стали кладбищенским забором.

В честь Сталина

После 1945 года кирха была практически цела. Правда, первые переселенцы в поисках “церковного вина” занялись раскопками. (Якобы его запасы должны были находиться в подвалах каждой кирхи - в это очень хотелось верить оголодавшим и измученным победителям.) Но, наткнувшись на засыпанные песком подвалы, прекратили дальнейшие поиски.

Пос. Мельниково

Село получило название Мельниково - по той мельнице, которая со средних веков сохранилась на озере. Колхоз, основанный здесь, сначала был назван в честь Сталина. Интересно, что колхозники настолько увлеклись “сбором трофеев” - в смысле, тащили всё, что плохо лежит, что председатель колхоза Ф. Бородин был вынужден решиться на отчаянный шаг. Всё, что окружало его - “не переданные колхозникам дома, холодные постройки, деревья разных пород, кусты <...> лесонасаждения по всем дорогам, телеграфные и телефонные столбы, провода” и т.д., и т.п. - он объявил социалистической собственностью.

По тем временам его шаг мог быть расценен как серьёзное преступление: подмена одной формы собственности (колхозной) - другой (более соответствующей совхозу). Но выхода у него не было: посягательство на СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ собственность каралось по всей строгости послевоенных законов. Только это и спасло уцелевшие строения (а также деревья и кусты) от тотального уничтожения.

Здание кирхи в итоге приспособили под зерносушилку. Лет сорок не ремонтировали. В конце 80-х черепичное покрытие разрушилось, крыша стала протекать, зерно вывезли, здание забросили. К концу 90-х крыша обрушилась полностью.

Коров кормили шоколадом

Руины кирхи

Впрочем, посёлок на это не обращал особого внимания. Там шла своя жизнь, вполне концептуальная...

Так, в июне 1996 года в Мельникове побывал тогдашний президент России Б.Н. Ельцин - и жители посёлка подарили ему кусок земли в несколько га. Правда, в обмен на обещание построить в посёлке школу. Но школа строилась десять с лишним лет, а участок никто не обрабатывал - и тогда селяне вытребовали свой “презент” обратно через суд.

В начале 2000-х годов жители Мельниково прогремели на всю страну, устроив своему односельчанину форменный суд Линча. Жил там мужичонка, горький пьяница и дебошир. И так достал всю деревню, что ему - коллективно! - завязали на шее петлю, да ещё - для верности - утопили в колодце. И никто за это не ответил. И никто в этом вроде бы не раскаивается.

Разве что призрак утопленника иногда по ночам появляется в разрушенной кирхе. Возможно, перед Богом просит прощения у односельчан.

Было здесь и ещё много всего любопытного. В колхозе, принадлежавшем г-ну Федотову (депутату Калининградской областной Думы) ради эксперимента коров кормили... шоколадом. Отчего надои выросли в рекордное количество раз, а молоко приобрело лёгкий привкус какао.

А Сергей Трифонов, краевед и мистификатор, якобы обнаружил в нескольких кирхах на территории Калининградской области (в том числе и в Рудау) уникальные средневековые фрески.

Пос. Мельниково

Тени немецких велосипедистов

Ну, фресок в Рудау всё-таки нет. А вот здание с затёртой готической надписью (один в один - “Кройцер аптека” в Калининграде на ул. Фрунзе) - имеется... И симпатичные фахверковые сарайчики - тоже в наличии. И водонапорная башня... И главная улица, по которой, кажется, до сих пор скользят тени немецких велосипедистов.

Вот только... на территории бывшего замкового двора - склад; от кладбища ничего не осталось. И только фундаменты замковых стен напоминают о том, что здесь когда-то БЫЛО... И что могло бы открыться, если провести качественные археологические раскопки.

Может, подарить руины президенту Медведеву - в обмен на обещание сохранить в посёлке то, что ещё не разрушено? Жалко ведь. Пропадает “живая история”.

Ну а наши “прогулки” - продолжаются.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля