Новые колёса

ВРАГ ВАХХАБИТОВ ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Как еврей Эдуард Шнитцер боролся за чистоту ислама

Крещёный еврей

- Хоть ты и крещёный, а всё равно - жид! - с презрением бросил в лицо Эдуарду сокурсник.

- Моя религия - медицина, - спокойно ответил Эдуард. - Я готов записаться даже в сатанисты, лишь бы стать врачом.

- Ты просто болван, Курт, - поддержал приятеля рыжий студент. - Хоть ты и чистокровный немец, но до Эдуарда тебе, как до небес. Он врач - от бога.

Курт густо покраснел, встал из-за стола и покинул пирушку. Студенты проводили его дружным хохотом. Эдуард Шнитцер подлил себе в кружку пива и предложил выпить за Гиппократа. На выпады в свой адрес он давно не обращал никакого внимания.

Эдуард Шнитцер был одним из лучших студентов Кёнигсбергского университета. Сын мелкого еврейского торговца с детства мечтал о карьере врача и не жалел сил для реализации своих планов. Однако сделать это было достаточно трудно.

Конституция Пруссии 1850 года провозглашала полное равенство всех граждан. С другой стороны, в статье 14 отмечалось, что христианская религия является основой государства. Это давало властям возможность запрещать евреям реализовывать на практике те права, которые были предоставлены им юридиче­ски. Евреев не допускали на государственную службу, в коллегию адвокатов и на преподавательские должности.

Эдуард нашёл простое решение - он крестился и стал христианином. Но это мало что изменило. В Пруссии, как наиболее консервативной части Германии, к евреям (в том числе и крещёным) продолжали относиться не очень-то дружелюбно. В результате многие иудеи покидали страну и переселялись в другие немецкие государства (Германия в то время ещё не стала единой империей).

Эдуард принял более радикальное решение. В 1864 году в возрасте 24 лет он блестяще окончил “Альбертину”, получил диплом врача и... покинул Европу. Амбициозный молодой человек решил сделать карьеру там, где медицинская помощь была особенно необходима - в загадочных и диких краях Ближнего Востока. Шнитцер жаждал приключений.

Для начала Эдуард отправился в Османскую империю.

Турецкий эскулап

Приехав в Турцию, иудейский христианин Эдуард, недолго думая, принял мусульманство и взял имя Мухаммед Аль Эмин, после чего получил приличную работу. Он стал главным врачом портового города Антивари (ныне Бари, Черногория).

Вскоре талантливый врач и толковый администратор завоевал всеобщее уважение. Эдуарду-Мухаммеду покровительствовал сам Исмаил Хакки-паша - генерал-губернатор провинции Албания. Не мудрено - Аль Эмин (Эдуард) был весьма образованным человеком. Помимо немецкого, он прекрасно владел турецким, араб­ским, фарси (персидским), французским, итальянским, сербским, албанским и хорватским языками. Доктор-полиглот был крайне полезен в дипломатических переговорах.

Постепенно Исмаил Хакки-паша и Аль Эмин сдружились. Когда генерал-губернатор впал в немилость султану и был сослан в небольшой черноморский городок Трапезунд, Аль Эмин последовал за другом.

Опала закончилась только в 1872 году, когда Исмаил Хакки-пашу назначили губернатором провинции Янина в Греции. Аль Эмин немедленно получил там должность главного врача и титул советника губернатора. Но всего через год паша умер.

Безутешная вдова Исмаила в знак благодарности передала верному лекарю часть наследства, доставшегося от состоятельного мужа. Аль Эмин мог бы жить припеваючи в достатке и спокойствии, но ему было всего 34 года. Как принято нынче говорить - наступил кризис среднего возраста. Врач бросил всё и уехал в Египет, также принадлежавший тогда османам.

Катастрофа в Судане

Аль Эмин-паша (Эдуард Шнитцер)

Хедив (вице-король) Египта Исмаил Великолепный славился прекрасным образованием и любовью к реформам. Хедива особо беспокоил Судан - провинция, относительно недавно завоёванная Османской империей. Для наведения порядка в этом сложном регионе Исмаил Великолепный активно привлекал европейских чиновников. Губернатором Южного Судана (провинции Экватория) он назначил англичанина - генерала Чарльза Гордона.

Когда Хедиву донесли о прибытии в Египет известного в Османской империи врача немецкого происхождения, Исмаил Великолепный предложил Аль Эмину стать помощником Гордона. Аль Эмин согласился.

- Вам, молодой человек, - напутствовал Хедив новоиспечённого чиновника, - предстоит нелёгкая задача. Арабское население Судана тёмно и невежественно. Люди там жестоки и проповедуют извращённый ислам в самых грубых и варварских его формах. Мало того, они занимаются работорговлей. С этим пора кончать. Кроме того, Экваториальная Африка почти не изучена. А с медициной там просто катастрофа. В общем, работы у вас будет предостаточно.

- Я постараюсь оправдать ваше доверие, - поклонился Аль Эмин.

В 1875 году врач из Кёнигсберга оказался в османской провинции Экватория.

Караваны с рабами

Центральная Африка в те времена была практически не изучена. Ни европейцы, ни турки о ней ничего не знали. Так что Аль Эмин первым делом организовал экспедицию для уточнения обстановки вокруг османской провинции. Это была важная задача. Ведь из глубин Африканского континента в Судан прибывали караваны с рабами, которыми вовсю торговали на местных невольничьих рынках.

Аль Эмин направился на юг - в изолированный район, ограниченный труднодоступными землями. На севере его отделяли от Судана непроходимые болота истоков Нила, на востоке - засушливые, малонаселённые степи, на западе - снова болота и джунгли. Что находилось на юге - не знал никто.

С трудом преодолев болотистые заросли, экспедиция наткнулась на неизвестное доселе королевство Буньоро (ныне территория Уганды). Местный царёк Чва II Кабалега поведал Аль Эмину, что находится в вассальной зависимости от Буганды, расположенной юго-восточнее. Через несколько месяцев пути экспедиция вошла в пределы загадочного африкан­ского королевства.

Кабака Мутеса I

Здесь путешественников ждало неожиданное открытие. Кабака (правитель) Буганды Мутеса I давно установил контакт с арабами, проживающими в султанате Занзибар (побережье Индий­ского океана). От них, в обмен на рабов и слоновые бивни, правитель Буганды получал огнестрельное оружие, хлопчатобумажные ткани, ремесленные изделия и культурные растения.

Но для торговли кабаке требовались всё новые и новые рабы. Эта проблема решалась просто: вот уже несколько столетий Буганда вела непрерывные войны с соседями. Неплохо вооружённая армия Мутеса I насчитывала около 150.000 солдат, а флот на озере Виктория имел не менее 300 судов.

- В прошлом году мы пошли войной по воде против Руанды и Бурунди, - хвастался кабака. - Три сотни наших кораблей с 20 тысячами воинов на борту пересекли озеро и вернулись с богатой добычей. Пленников было не счесть!

Прогуливаясь вокруг глинобитного дворца кабаки, Аль Эмин увидел несколько невольничьих рынков. Торговля рабами шла полным ходом.

- Это зло можно искоренить только силой, - возмущался Аль Эмин. - К сожалению, у нас пока нет такой возможности.

Экспедиция вернулась в Хартум с богатыми материалами географиче­ского и этнографического характера. О результатах исследований Аль Эмин сообщил не только турецким властям, но и учёным Европы.

Прусский губернатор

После удачной экспедиции Аль Эмин получил титул бея, а затем и паши. Генерала Гордона как раз повысили - назначили губернатором всего Судана. Аль Эмин-паша занял его место и стал правителем Экватории.

Медаль в честь Эмина-паши, 1890 год

Несколько лет Аль Эмин-паша настойчиво проводил реформы. Он налаживал систему здравоохранения и боролся с работорговлей. Невольничьи рынки удалось прикрыть только с помощью оружия. На пути караванов с юга Африки были выставлены заслоны. Естественно, не обошлось без крови.

В общем, Аль Эмин нажил себе массу врагов среди арабских работорговцев. Они старались всеми правдами и неправдами избавиться от неугодного губернатора. Аль Эмину ещё не раз пришлось вспомнить слова Исмаила Великолепного об “извращённом исламе”. В Судане зрела религиозная смута.

Псы Ада

В Судане появились бродячие проповедники, называющие себя последователями Мухаммеда ибн Абд аль-Ваххаба (отсюда возник термин ваххабиты).

- Эти люди говорят, - жаловались Аль Эмину муллы, - что Пророк Мухаммед (да благословит Аллах его и род его) является простым смертным. Они сеют вражду и рознь, призывают к мятежу и убийствам! Они называют всех, кто не согласен с ними - грешниками, достойными только смерти. Это относится и к правоверным мусульманам.

- Разве они не знают, - нахмурился Аль Эмир, - что существуют простые постулаты: “куллу муслим джейид” (всякий мусульманин хороший) и “куллиль муслимина ухва” (все мусульмане братья)?

- С ваххабитами невозможно разговаривать, - вздыхали священники. - Любой шариатский довод, в том числе аяты из Корана, они встречают грубой бранью. Именно о таких, как они, сказано: “Аллах запечатал их сердца”.

- Тогда воистину они - псы Ада, - сверкнул очами губернатор. - Постарайтесь уберечь от их проповедей простых людей.

Но приказ Аль Эмина выполнить не удалось. В 1883 году в Судане вспыхнуло мощное восстание. Оно потопило в крови всю страну. Пощады от фанатиков не было никому.

Ведомый Аллахом

Во главе бунтовщиков встал Мухаммед Сахиб аз-Заман - сын плотника, долгое время странствовавший с отцом по Судану, затем получивший религиозное образование и ставший дервишем (странствующим проповедником). Мухаммед взял себе имя Махди, что означало “ведомый по пути Аллаха”, и объявил себя мусульманским мессией - спасителем. Ближайшими соратниками бывшего дервиша стали местные работорговцы.

Махди (Мухаммед Сахиб аз-Заман)

На призыв Махди “очистить ислам, осквернённый турками и вернуться к истокам веры”, откликнулись тысячи религиозных фанатиков. Они пошли за новым мессией, который объявил себя родственником пророка Мухаммеда. К традиционным в исламе словам “нет бога, кроме Аллаха, а Мухаммед посланник Аллаха”, сторонники мессии добавили: “а Мухаммед Сахиб аз-Заман - махди Аллаха и преемник его посланника”.

Уже в 1884 году махдисты подошли к столице Судана - городу Хартум. Находившийся в отъезде генерал Гордон срочно вернулся в Хартум. Он сразу увидел, что дело безнадёжно - силы слишком не равны.

В одиночку Гордон отправился на верблюде к мятежникам. Но переговоры ничего не дали. Махди предложил генералу уехать и спасти свою жизнь. Но англичанин Гордон отказался - он не мог бросить веривших ему жителей Хартума.

Дело закончилось штурмом, кровавой резнёй и героической гибелью губернатора. Вся северная часть Судана перешла в руки восставших. Провинция Экватория оказалась отрезанной от цивилизованного мира.

Бросок к морю

В 1887 году правительство Египта выделило немалые деньги на экспедицию по спасению Аль Эмина. Известный английский исследователь Африки Генри Стенли собрал отряд в 800 человек и отправился в поход от Западного побережья Африки вверх по течению реки Конго. Спустя год, 29 апреля 1888 года Стенли пробился через джунгли к городу Кавалли на берегу озера Адальберта. Здесь он встретился с Аль Эмин-пашой и его соратниками.

Объединившись, оба отряда двинулись не на запад, к устью Конго, а на восток - к Индийскому океану. Аль Эмин и Генри Стенли решили исследовать неведомые европейцам земли. Пройдя не одну тысячу километров, 5 декабря 1889 года отряд прибыл в городок Багамайо (ныне территория Танзании).

Эмин-паша был спасён, но об отдыхе он даже не помышлял. В Дар-эс Саламе он встретился с исследователем Африки из Германии Францем Штульманом. Немец уговорил Эмин-пашу принять участие в новой экспедиции в Центральную Африку. 50-летний любитель авантюр и приключений не смог ответить отказом. В 1890 году путешественники отправились вглубь чёрной Африки.

Аль Эмину удалось вернуться к озеру Адальберта. Но в этих местах уже хозяйничали сторонники Махди. 23 октября 1892 года Эмин-паша был убит одним из арабских работорговцев. Естественно, “на религиозной почве”. Шествие исламского фундаментализма по планете только начиналось. Но это уже совсем другая история.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля