Новые колёса

ВИЛЛА “ЭДИТ” В КЁНИГСБЕРГЕ.
Как страна узнала о подземельях и сокровищах поверженного города

Сегодня мы продолжаем “прогулку” по Кёнигсбергу “романтическому”.

“Не стрелять,  это - свой!”

“Не стрелять, это - свой!..”. Рисунки из книги “Вилла “Эдит”

Надо заметить, что зданиям, построенным в духе романтизма (или “неоготики”), в нашем городе почему-то повезло больше, чем объектам, выдержанным в каком-либо другом архитектурном стиле. Многие из них сохранились. Может быть, случайно.

Новая синагога (справа) и Еврейский сиротский приют

А может, потому что романтическое мироощущение было свойственно победителям - не зря же (если верить легенде) кто-то из советских бойцов в разгар уличных боев написал на памятнике романтику Шиллеру: “Не стрелять, это - свой!..”

Так или иначе, почти уцелел Израэлитский сиротский дом - бывшее здание приюта синагоги, построенное в кёнигсбергском районе Ломзе в 1904-1905 годах по проекту известного архитектора Беренда и под руководством Ф. Хайтмана.

Приют (с учётом стены синагоги, рядом с которой он был расположен) имел U-образную форму. Внутри - маленький дворик. В архитектуре здания прослеживался весь “набор” романтических мотивов: арки, круглые мансардные окна, волнистые линии фасада, декоративный парапет, а также сочетание тяжёлого каменного цоколя с кирпичной кладкой стен.

Израэлитский сиротский дом сильно пострадал в 1938 году, когда гитлеровцами была сожжена синагога. До наших дней “дожил” его фрагмент - теперь это дом №3 на ул. Октябрьской.

Штаб-квартира гарнизона

Ещё один “романтический” объект - “Резианум”. Так называлось здание на Шиллерштрассе, 3/5, где располагался приют Людвига Резы.

Приют “Резианум”в 1910 году .

Людвиг Реза - немецкий учёный-теолог и поэт; сын простого рыбака из Ниды, ставший профессором Альбертины; собиратель и переводчик литовских песен, первым опубликовавший сочинения К. Донелайтиса...

Шиллера, 3. 2009 год

Приют его имени был основан в 1880-1890 годах. Архитектор спроектировал здание в “неоготическом стиле” - с высокой черепичной крышей, с башенкой, украшенной орнаментом и увенчанной флюгером... Впоследствии в доме на Шиллерштрассе расположилось студенче-ское общежитие - оно-то и получило название “Резианум”.

В годы войны здание немного пострадало, но вскоре было восстановлено, хоть и в упрощённом виде. Сейчас в нём размещаются самые разнообразные организации. Забавно, но даже адрес у экс-”Резианума” остался прежним, кёнигсбергским: улица Шиллера, 3.

А вот в “романтической” комендатуре (ул. Фордерроссгартен, 43а/43б), построенной в 1888-1889 годах на месте дворца герцога фон Гольштайн-Бека, в советское время были “прописаны” отдел внутренних дел и прокуратура Ленинградского района Калининграда.

У немцев это здание служило штаб-квартирой войск Кёнигсберг-ского гарнизона. Фасад его был оформлен на редкость интересно: длинные ленты карнизов, большие полукруглые окна, изящный настенный орнамент, медальоны, барельефы... Стены были выложены из клинкерного кирпича различной степени обжига, то есть разного цвета - от песочного до тёмно-красного. Лестничные клетки примыкали к сквозному среднему коридору; в здании было множество кабинетов (от 2,75 до 6 м в длину). А на втором этаже имелся зал с высоким, вплоть до чердачных помещений, потолком. Там располагался Крепостной музей (Festungsmuseum).

У милиции сгорела крыша

 Комендатура Кёнигсбергского гарнизона, 1910-е годы.

Во время штурма города в апреле 1945-го “Kommandantur” здорово досталось. Но здание уцелело. Правда, отдельные архитектурные элементы оказались безвозвратно утраченными. Но... тех, кто посещает это здание сегодня, его декор волнует в последнюю очередь. Не тот, знаете ли, контингент...

Интересно, не ворочается ли в гробу герцог Фридрих Людвиг фон Гольштайн-Бек, надменный губернатор провинции Пруссия, от “знания” того, КТО тусуется нынче в его былых владениях? И не бродит ли по коридорам РОВД и прокуратуры Ленинградского района его рассерженный призрак?

Отдел внутренних дел и прокуратура Ленинградского района Калининграда, располагающиеся в том же самом здании. 2009 год.

Впрочем, о чём это я? В РОВД и в прокуратуре и своих призраков хватает, свеженьких - энергетика у здания ещё та. А пожар, случившийся на верхнем этаже в 2004 году (средь бела дня сгорела крыша сразу двух правоохранительных органов), только прибавил ему мрачной “готичности”. Особенно, если учесть, что причина возгорания так и не была внятно объяснена, а вот версий на этот счёт - великое множество. Одна другой “романтичнее”. Помнится, погорельцы разъехались кто куда. Прокурорские перебрались на ул. Геологическую, 1, милиция - в Дом быта на ул. Фрунзе, 6 (правда, потом всё-таки вернулась).

Часовня Св. Адальберта

Ещё одно любопытное здание - католическая часовня Св. Адальберта, построенная в 1904 году по проекту Ф. Хайтмана. Это единственная в Кёнигсберге церковь, которая возводилась исключительно на пожертвования горожан.

филиал Исследовательского института земного магнетизма Российской академии наук. 2009 годчасовня Св. Адальберта, 1920 год

Сам Хайтман работал бесплатно, воплощая в камне свои излюбленные архитектурные решения: часовня подчёркнуто асимметрична; визуально она гораздо выше “реальных” десяти метров; вход в часовню располагался в башне-колокольне, нижняя часть которой являлась вестибюлем... Арочные окна и выступы в стене (контрфорсы) придавали зданию романтический характер.

В апреле 1945 года во время уличных боев часовню сильно раздолбали. Но... ей повезло. В 50-х годах её не разобрали на кирпич, а восстановили. Правда, башню при этом “обез-главили” (готический шпиль оказался утрачен), а центральный зал разделили по высоте на два этажа. Сейчас здесь (на проспекте Победы, 41) размещается филиал Исследовательского института земного магнетизма Российской академии наук (ИЗМИРАН). Что, наверное, само по себе уже романтично (по крайней мере, в названии слышится нечто средневеково-алхимическое).

Советские разведчики

И всё же... самый, пожалуй, “романтический” объект в Калинин-граде - вилла “Эдит”.

“Мой взгляд упал на особняк, стоявший в стороне от дороги и заслонённый от взоров прохожих густо разросшимися старыми берёзами и каштанами. Давно уже этот дом привлекал моё внимание. Часто, проезжая мимо, я читал вырубленные на фасаде слова “Вилла “Эдит” и думал о той чужой жизни, которая когда-то наполняла этот дом. Кто были его хозяева? Богатые обыватели или потомки юнкерского рода? Кто была Эдит? Сухая старуха, жившая в воспоминаниях о вильгельмовских гвардейцах, или очаровательная куколка - игрушка какого-нибудь нацистского чиновника? Я не мог нарисовать себе призраков прошлого...”

Так начинается повесть М. Баринова “Вилла “Эдит”. Повесть, благодаря которой страна впервые узнала о таинственных “подземельях Калининграда”, где якобы можно обнаружить буквально всё - от заплутавшего американского шпиона до спрятанной фашистами Янтарной комнаты.

Сюжет повести довольно прост: трое советских разведчиков, переодетых в форму офицеров эсэсовской танковой дивизии “Великая Германия”, заброшены в Кёнигсберг зимой 1945 года. Они должны встретиться с резидентом, который, неожиданно для них, оказывается... “белокурой девушкой, сидящей за рулём элегантного “Мерседеса”.

“Она <...> одета в спортивный костюм серого цвета; на руках её, лежавших на руле автомашины, были изящные замшевые перчатки, сшитые на манер шофёрских <...> Стянув с руки перчатку, она показала кольцо. Это был платиновый перстень с пластинкой в виде старинного щита на верхней его части. На зачернённом фоне щита было выгравировано изображение северного оленя. Закинув за спину могучие рога, животное гордо стояло на высокой скале...”

Секретные планы

Эдит - так зовут резидента - выдаёт себя за дочь погибшего генерала, командира элитной танковой дивизии СС. В её особняке оборудован тайник, ход в который ведёт, естественно, из библиотеки. Виллу “Эдит” отстроил в её честь официальный жених “дочери генерала”, подполковник абвера Ульрих Вольф. Задача Эдит - выкрасть у Вольфа сверхсекретные планы “новейших средств фортификации”.

“Под Кёнигсбергом существуют громадные подземелья, создававшиеся веками. Древние форты соединены с современными командными пунктами длинными туннелями. Туннели ведут также к важнейшим загородным объектам, как, например, подземным мастерским и заводам, госпиталям и нефтехранилищам... Многочисленные сокровища королевского прусского музея, в том числе знаменитая Янтарная комната, спрятаны в подземельях...” - говорит резидент, обрисовывая своим помощникам цель операции.

Однако операция проваливается. Американский шпион, интересующийся этими же планами, “нарисовался” на вилле Вольфа - и опознал одного из советских разведчиков: раньше они встречались.

В лучших традициях “шпионского” жанра происходит схватка. Вольф убивает свою “невесту”. Американцу удаётся вырваться. Разведчикам приходится бежать.

...В начале 50-х американский шпион вновь оказывается в Калининграде.

“Русские не представляют, что у них под ногами, - беспокоится он. - Они только частично используют энергетическую систему, водопровод и канализацию. А архивы разведки, оставленные в тайнике? А захоронение всех сокровищ королевского прусского музея...”

Американский шпион и КГБ

Но раздобыть планы шпиону не удаётся - в одном из туннелей средневекового подземного хода его задерживают доблестные кагэбэшники. И хотя американец экипирован по последнему слову техники (в его портсигар вмонтированы и микрофотоаппарат, и мини-пистолет, а само устройство сгорает, если бросить его на землю), ускользнуть ему не удаётся.

Правда, “планы подземелий” расшифровать так и не получилось. Но... после опубликования повести Баринова куча народу устремилась в “кладоискатели”. Туннели и потайные ходы, с зарытой в укромном месте Янтарной комнатой, мерещились каждому второму подростку (а каждый первый - РЫЛ).

А потом на основе повести была написана пьеса... которую не одно десятилетие охотно ставили в самых разных театрах Союза. По крайней мере, Калининградский областной драматический театр вывозил сей спектакль на гастроли несколько сезонов кряду. Роль Эдит считалась “звёздной”. Как, впрочем, и роли наших разведчиков, эффектно задраенных в эсэсовские мундиры.

Можно себе представить масштаб “романтизации” города в глазах жителей советской метрополии!

Самое забавное, что Баринов никогда и не скрывал: всё в своей повести, от первой до последней строчки, он выдумал, вдохновившись одним-единственным фактом - существованием в нашем городе, у железнодорожного переезда на шоссе Калининград-Балтийск, особняка с полустёртой надписью “Вилла “Эдит”...

Впрочем, “кёнигсбергские подземелья” - это миф, с которым калининградцы ещё не готовы расстаться. В конце концов, и Троя когда-то считалась мифом - пока её не раскопал “упёртый” немец Генрих Шлиман...

Ну а наши “прогулки” - продолжаются. Следующая - по Кёнигсбергу имперскому.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля