Новые колёса

УЖАС ИНЖЕНЕРА ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Майор фон Геннекен не достроил китайскую крепость Порт-Артур

Важное поручение

Майор Константин фон Геннекен был весьма сведущ в фортификационной науке. Начиная с 1871 года он вместе с другими немецкими военными инженерами выполнял поручение генерал-инспектора крепостей Германии Камеке - разрабатывал типовой оборонительный крепостной форт.

Кёнигсберг. Bahnhofstrasse, 25 (справа - здание склада Aschhof), ныне - ул. Портовая, 20. Вдали - вид на Новую Росгартенскую кирху

Сразу после завершения проектных работ, Константин трудился над возведением оборонительного кольца фортов вокруг Кёнигсберга. Работа закончилась в 1875 году. Начальство высоко оценило заслуги фон Геннекена и рекомендовало его для необычной миссии за рубежом. Майору предложили отправиться в Китай и поступить в распоряжение важного сановника пекинского императорского двора Ли Хунджана.

Кёнигсберг. Прегель

- Германская империя имеет свои интересы на Дальнем Востоке, - напутствовал майора статс-секретарь имперского ведомства иностранных дел в Берлине. - Ваша служба в Китае поможет нам наладить нужные связи и закрепиться в регионе.

Фон Геннекен был настоящим прусским воякой - не в его правилах было раздумывать над приказами начальства. Надо - значит, надо! Через шесть месяцев Константин оказался в свите достопочтенного Ли Хунджана...

Лихой кавалерист

Ли Хунчжан прошёл славный путь от мелкого чиновника и участника подавления восстания тайпинов до “наместника столичной провинции Чили”, что по сути являлось высшей государственной должностью в Китае. У Ли было три страсти: лошади, азарт­ные игры и флот.

Немецкие офицеры

Пользуясь своим высоким положением, Ли Хунчжан в 1875 году разработал первую в Китае морскую программу. Наместник решил сделать свою родину великой морской державой. Для этого требовалась помощь экономически развитых стран. Своих верфей для строительства современных кораблей Китай не имел.

Сказано - сделано. В Европе заказали разом 48 современных военных кораблей. Для их обслуживания из Британии выписали 200 английских специалистов во главе с коммодором Уильямом Лангом. Командующим флотом Ли Хунчжан назначил своего хорошего приятеля, кавалерийского генерала Тинг Жучана - тоже любителя лошадей и азартного игрока.

У Германии Ли Хунчжан выпросил инженера для проектирования и строительства укреплённых военно-морских баз. Прибывшего из Кёнигсберга фон Геннекена Ли назначил начальником штаба флота - к лихому адмиралу-кавалеристу Тинг Жучану.

Так у сухопутного майора началась служба на китайском флоте.

Азартный игрок

Кёнигсберг, двор Королевского замка

Китайский флот стремительно наращивал силы. В его состав вошли современные крейсера, канонерские лодки и эсминцы английской постройки. А после передачи Германией двух броненосцев, военный флот Поднебесной стал одним из самых мощных соединений на Дальнем Востоке и занял восьмое место в мире.

К примеру, Япония в то же время могла противопоставить китайскому флоту только два бронепалубных крейсера (“Нанива” и “Такатихо”) с меньшими калибром артиллерии и толщиной брони, а Россия имела во Владивостоке единственный броненосный крейсер “Владимир Мономах”, который по техническим характеристикам тоже уступал китайским кораблям.

Однако грозная боевая техника под командованием лихого кавалериста быстро превратилась в груду металлолома. Фон Геннекена просто поражали порядки на китайском флоте. Он не раз становился свидетелем, как Тинг Жучан играл в кости с часовым, стоящим у дверей каюты командующего.

- Простите, - часто кланяясь, извинялся часовой после очередного проигрыша, - больше у меня нет денег.

- Ревизор! - орал командующий флотом. - Выдать этому славному матросу жалованье на месяц вперёд!

После этого игра продолжилась.

Продали пушку

На кораблях царил страшный беспорядок. Двери на водонепроницаемых переборках никогда не задраивались - ими вообще редко пользовались, просто стояли на распашку. Казённую часть орудий, куда заряжали снаряды, матросы использовали для хранения посуды, овощей, риса, палочек для еды. Тяжёлые крупповские орудия не чистились и обрастали грязью.

Немецкие офицеры

Фон Геннекен видел это каждый день. Корабли стояли в Порт-Артуре, над береговыми оборонительными сооружениями которого трудился немецкий майор. Дела у него шли не особо споро. Кругом царила коррупция: стройматериалы привозили не качественные, рабочих присылали безграмотных...

Константин жаловался на это английским корабельным специалистам. Те усмехались и рассказывали о воровстве на кораблях. Китайские чиновники со всех покупок старались получить откаты. Из-за отказа англичан их предоставить, китайцы не закупили скорострельную артиллерию малого калибра - для обороны кораблей от вражеских миноносцев. И так сойдёт!

- Одна канонерка пришла в базу вообще с одной пушкой главного калибра вместо двух, - рассказал один из британцев. - Вторую командир продал где-то по дороге. Путь-то был дальний - из Англии, где корабль построили.

- На тренировочных стрельбах у нас ни один снаряд не взорвался, - добавил второй. - Вместо пороха туда насыпали угольную пыль! Такие боеприпасы делают на китайском заводе.

В общем, масштабы коррупции поражали.

“Всех перебьём!”

В 1894 году обострилась борьба Китая и Японии за контроль над Кореей. Китайцы отправили в Корею войска под предлогом помощи в подавлении крестьянского восстания. Японцы возмутились “произволом” и тоже послали в Корею солдат. Причём в три раза больше, чем китайцы.

Всем было ясно, что назревает война. Китайскому флоту поручили перебросить на Корейский полуостров подкрепление. 25 июня 1894 года из Порт-Артура вышел зафрахтованный английский пароход “Коушинг” с двумя батальонами китайской пехоты и 14 орудиями на борту. Без прикрытия боевых кораблей! Войска сопровождали только начальник штаба флота Поднебесной майор фон Геннекен и несколько английских военных советников.

Неудивительно, что беззащитный “Коушинг” в море столкнулся с япон­ским крейсером “Нанива” под командованием Того - будущего адмирала, победителя Цусимы.

- Приказываем вам сдаться! - передали семафор с “Нанивы”.

Китайские солдаты и офицеры “пришли в сильное волнение”. Геннекен попытался их уговорить выполнить японский приказ, но немца не послушали.

- Если ты с англичанами попытаешься покинуть пароход, - размахивали винтовками китайцы, - всех перебьём!

Положение европейцев было незавидным.

Расстреляли в упор

Капитан “Коушинга” англичанин Гельсворт начал переговоры с японцами.

- Это британское судно, - убеждал Того капитан. - Мы вышли в море в мирное время. Насколько мне известно, Япония не объявляла войну Китаю!

- Приказываю следовать за мной, - настаивал Того.

Однако китайцы не дали экипажу выполнить эту команду. Все призывы Геннекена к благоразумию оказались тщетными. Время шло, “Коушинг” продолжал лежать в дрейфе.

- Всем покинуть судно! - просигналили с “Нанивы”.

- Мы не можем! - передал ответ капитан Гельсворт.

“Нанива” тут же открыла артиллерийский огонь и выпустила торпеду. Она попала точно в середину парохода.

Позднее Геннекен вспоминал:

“День обратился в ночь: куски угля, обломки и вода наполнили воздух, и тогда все мы бросились за борт и поплыли”.

Китайцы попытались стрелять по противнику из винтовок. Очень храбрый, но малоэффективный поступок - в ответ летели японские снаряды. “Коушинг” медленно уходил под воду.

Добивали в воде

Японцы спустили на воду шлюпки, но спасали только европейцев. Китайцев наоборот - добивали. Всё море вокруг было усеяно трупами.

- Пули ударяли о воду по всем направлениям вокруг нас, - рассказывал штурман “Коушинга” лейтенант Темплин.

Спастись удалось немногим. Англичан доставили на борт “Нанивы”, Геннекен с несколькими китайскими солдатами вплавь добрался до острова Шополь.

300 раненых китайцев спасла французская канонерская лодка “Лион”, прибывшая к месту происшествия.

Геннекен провёл в воде несколько часов, в результате чего заболел. После этого он ушёл в отставку и уехал в Кёнигсберг. Больше отставной майор ни в какие рискованные предприятия не ввязывался - до самой смерти.

Гавань Порт-Артура

Полный разгром

Только 1 августа 1894 года Япония официально объявила войну Китаю. Страна восходящего солнца подготовилась к боевым действиям лучше противника: и на суше, и на море. Вскоре китайский флот был разгромлен.

Примечательно, что в решающем сражении во флагманский японский крейсер “Мацусима” попал мощный 260-миллиметровый снаряд с китайского броненосца “Пинъюань”. Снаряд пробил борт японского крейсера, снёс торпедный аппарат вместе с расчётом, прошёл сквозь подшкиперскую, пробив цистерну с маслом, и раскололся о бронированный барбет.

Вместо взрывчатки китай­ский снаряд оказался начинён цементом... Что спасло японский крейсер от неминуемой гибели.

Следом последовали поражения китайской армии на суше. Дело закончилось стремительным захватом Порт-Артура. Из-за тотальной коррупции майор Геннекен так и не смог превратить город в современную крепость.

17 апреля 1895 года в городе Симоносеки представители Японии и Китая подписали унизительный для Китая мирный договор. Китай отказался от своего влияния в Корее, передал Японии остров Тайвань и военно-морскую базу Порт-Артур.

Однако уже 23 апреля 1895 года Россия потребовала от Японии вернуть Порт-Артур. Императора Николая II поддержали Франция и Германия. Японцы уступили, русские прибрали Порт-Артур к своим рукам. С мнением побеждённых китайцев не особенно считались.

Страна восходящего солнца проглотила обиду. Отомстила она позже - в 1904 году.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля