Новые колёса

ТРУБОЧИСТ ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Как немец Макс суверенный Парагвай с колен поднимал

Жертва стихии

Кёнигсберг. Вид на Преголю с биржи

Макс рано потерял мать и жил вместе с отцом в небольшой каморке в пригороде Кёнигсберга. После смерти жены глава семейства запил, и однажды, находясь под хмельком, свалился с крыши - он работал трубочистом. Выжил, но остался калекой.

Максу пришлось “продолжить династию” и ухаживать за калекой. В общем, жизнь была не сахар.

В январе 1825 года в Кёнигсберге произошло мощное наводнение. Жилище Макса затопила вышедшая из берегов Преголя, инвалид-отец захлебнулся. Весь немудрёный домашний скарб пришёл в негодность. Да и в самой каморке с намокшими стенами жить было невозможно.

Макс похоронил своего старика, немного погоревал и стал думать, что делать дальше. Парень не нашёл ничего лучшего, чем бросить всё и отправиться в Берлин - там жил родной дядя Макса.

Родственник встретил переселенца без восторга. У дяди было трое детей, семья ютилась в маленькой квартире. Денег всегда не хватало. Короче, лишний рот семье был не нужен.

Макс окончательно скис. Положение казалось безвыходным.

Гвардеец императора

Спас случай. Когда Макс толкался среди безработных, к нему подошёл загорелый человек.

- Хочешь посмотреть мир и заработать деньжат? - незнакомец взял Макса за рукав. - Могу предложить тебе такую возможность. Парень ты крепкий, видный. Нам такие в самый раз!

Через минуту Макс с удивлением узнал, что ему предлагают ехать в Бразилию. Южная Америка в то время совсем недавно освободилась от колониального владычества Испании и Португалии. Границы вновь образовавшихся государств были прочерчены весьма произвольно, так что суверенные державы почти сразу принялись конфликтовать друг с другом.

Бразилией правил император Педро. Мудрый правитель добивался расширения своих и без того обширных владений. В результате начал войну с Аргентиной. Тут-то выяснилось, что армии у Педро практически нет - так, всякий сброд. Солдат решили нанять в Европе. В первую очередь, в Германии и Ирландии.

Из наёмников пытались сформировать гвардию. Именно в её ряды и вербовали Макса.

Карнавал и война

Макс долго не размышлял. В конце концов, что он теряет в Берлине? А в далёкой Бразилии - стройные мулатки, красивая форма императорского гвардейца и приличное жалованье. Через несколько месяцев Макс уже высадился на незнакомом берегу. Вместе с другими новобранцами он сразу же отправился на юг - воевать с аргентинцами.

Кёнигсберг. Парусные лодки в гавани Преголи. Вид со стороны Зелёного моста

Рядом с “гвардией” шагали мест­ные полки. Впереди каждого - оркестр. Командирам разрешили одевать музыкантов по своему усмотрению, поэтому выглядели оркестры очень экзотично.

- Преобладали азиатские костюмы, - вспоминал современник. - Одни музыканты нарядились турками, другие - индусами и так далее. В одном из полков весь костюм музыкантов состоял из множества разноцветных перьев, украшавших голову и тело, но едва прикрывавших наготу...

Ни дать, ни взять - карнавал! Весело и беззаботно войска двинулись навстречу врагу. Император Педро остался в столице, но пообещал лично наградить каждого воина. Ордена, украшенные драгоценными камнями, были уже изготовлены и дожидались своих кавалеров.

Командующий армией маркиз Барбасена вёз красивый ларец, в котором хранились ноты. Это была музыка, которую сочинил лично император Педро. Полковые оркестры должны были сыграть её сразу после победы.

Пастухи и меломаны

Парагвайский горнист

Навстречу бесшабашному воинству вышли аргентинцы. Их армия в основном состояла из гаучо - независимых пастухов, аналог северо-американских ковбоев. Суровые дети пампасов славились отчаянной смело­стью, отлично владели оружием и прекрасно держались в сёдлах. Только вот в музыкальном искусстве они мало что понимали.

В первом же бою аргентинцы обратили противника в бегство. Война завершилась полным поражением Бразилии.

Императорская гвардия отступала до самой столицы. Самодержец был опечален и отказался платить бестолковым наёмникам. Те подняли бунт. Мятеж удалось подавить почти бескровно. Ирландцев отправили на родину, а немцев - в южные районы Бразилии. Заниматься сельским хозяйством.

Расстроенный неудачей Макс решил покинуть негостеприимную страну. Он перешёл границу и оказался в Парагвае. Здесь немец задумал начать новую жизнь.

Полицейское государство

В Парагвае у власти стоял диктатор Хосе Гаспар Родригес де Франсия. Он создал абсолютно закрытое общество: запретил ввоз в страну любой иностранной продукции, в том числе печатной, и полностью исключил выезд своих подданных за границу.

Справа Бразильский главный штаб, 1866 год

В правление Франсии были упразднены высшее образование, газеты и почтовые отправления. Парагвай превратился в образцовое полицейское государство, где решительно всё “принадлежало народу”. То есть государству. Ещё точнее - его “верховному правителю”.

В общем, въехать в страну Макс сумел, а вот выбраться из неё - нет. Так и остался там жить. Обзавёлся хозяйством, семьёй. Три его сына нашли невест и у Макса появились семь внуков и внучек.

Постепенно Макс привык к мест­ным нравам. Так бы и дожил относительно спокойно до глубокой старости, но в 1860 году в Парагвае к власти пришёл новый диктатор - Франсиско Солано Лопес. Он был энергичен, амбициозен и мечтал о славе Наполеона.

Любимый диктатор

Народ обожал Лопеса. Он дал простым людям мечту: превратить Парагвай в великую державу! Поднять с колен, заставить окружающих уважать и так далее...

Битва при Riachuelo. Бразильский флот против парагвайской эскадры

Уровень жизни при Лопесе был не ахти как высок, но стабилен. Зато диктатор создал самую большую армию на континенте. Вскоре подвернулся удобный случай проверить солдат в деле.

Провинция Уругвай задумала отделиться от Бразилии. В мятежный регион вошли правительственные солдаты. Тамошние сепаратисты обратились за помощью к Лопесу. Настал его звёздный час! В 1864 году Парагвай начал боевые действия против Бразилии и отправил войска в Уругвай.

Однако уругвайцы не оправдали надежд Лопеса. Большинство из них не особо привлекала идея жить при диктатуре. Им удалось договориться с Бразилией о суверенитете без всякого кровопролития. После этого вновь избранный президент независимого Уругвая Бланко объявил Парагваю войну.

Обеспокоенная агрессивной политикой Лопеса Аргентина тоже встала на сторону Бразилии. Началась одна из самых кровопролитных войн мировой истории.

Мудрость вождя

Франсиско Солано Лопес

Всех троих сыновей Макса призвали в армию. Диктатор Лопес лично возглавил войска и атаковал бразильскую территорию. Уже 16 декабря 1864 года парагвайцы захватили обширную бразильскую провинцию Мату-Гросу, уничтожив значительную часть кораблей речной флотилии противника.

Бои в джунглях и болотах привели к огромным потерям. Значительное число солдат стало жертвами тропических болезней. Но Лопеса это не останавливало. Он ставил под ружьё новых бойцов.

Посчитав, что с Бразилией покончено, диктатор атаковал аргентинцев. Парагвайский речной флот штурмом взял город Корриентес. В качестве трофеев Лопесу достались два аргентинских военных судна.

Период с января 1865-го по март 1866 года прошёл в мелких стычках. Лопес почивал на лаврах. Парагвайский народ уже праздновал победу и прославлял мудрость своего вождя.

Тем временем враг подтягивал резервы, продумывая план реванша.

В бой идут одни старики... и дети

В апреле 1866 года тройственный союз (Бразилия, Аргентина, Уругвай) перешли в контрнаступление. Начались жестокие, кровопролитные бои. Парагвайцы медленно отступали. Их потери росли.

Также выяснилось, что слабая экономика Парагвая не в состоянии обеспечить войска всем необходимым. Катастрофически не хватало металла. Дошло до того, что часть пушек пришлось переплавить для изготовления снарядов. Понятное дело - это не могло кардинально улучшить ситуацию с нехваткой боеприпасов.

В мае 1866 года войска тройственного союза освободили свои территории и вступили на землю Парагвая. Лопес решил остановить врага, дав ему генеральное сражение. Грянула многодневная битва у Туйуту.

Парагвайцы держались стойко. В среднем каждый час боя уносил жизни более трёх тысяч солдат. Это был самый высокий темп потерь за всю войну. К этому добавились умершие от разразившейся эпидемии холеры. Целые полки парагвайской армии попросту перестали существовать.

Лопес отступил, но не сдался. Он объявил всеобщую мобилизацию. В армию призвали всех мужчин поголовно. От 14-летних подростков до 70-летних стариков.

Максу тоже пришлось надеть униформу. Он заменил в строю своих сыновей. Все трое к тому времени уже погибли.

До последней капли крови

Парагвайские солдаты продолжали сражаться. Потери росли. При обороне крепости Юмайта погиб Макс. Удержать опорный пункт не удалось. Теперь тройственному союзу открылся прямой путь на столицу Парагвая Асунсьон.

На предложение о капитуляции Лопес ответил гордым отказом. Он призвал в армию женщин и детей в возрасте от 9 до 13 лет. Война продолжалась. Теперь под ружьё встала вдова Макса, все его невестки, внуки и внучки.

Лопес сопротивлялся до последней капли крови своих солдат. Окончательная точка в войне была поставлена только 1 марта 1870 года - в бою у Серо-Керо. К тому моменту в рядах его армии находилось не более 150 человек. Попав в окружение, раненый диктатор перед смертью съел боевое парагвай­ское знамя - чтобы не досталось врагу. Только после этого Парагвай капитулировал.

К тому времени страна потеряла 80% всего населения. Если перед войной в Парагвае проживали 1 миллион 113 тысяч человек, то к середине 1870 года в живых остались всего 221 тысяча граждан. Из них 28 тысяч мужчин, 106 тысяч женщин и 86 тысяч детей.

Вся семья Макса погибла. Парагвай ещё около 100 лет не мог залечить раны. Вот такая получилась славная патриотическая история.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля