Новые колёса

ТРЕЗУБЕЦ КАЙЗЕРА ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Подводник Макс Вибег пытался выиграть мировую войну

Морская лихорадка

Макс Вибег родился 6 апреля 1887 года в восточно-прусском городке Рёссель (ныне Решель, неподалёку от Бартошитце, Польша). И хотя Рёссель был вдалеке от моря, маленький Макс с раннего детства мечтал о флоте. Не мудрено - правительство Германии делало всё, чтобы популяризировать морскую службу среди подростков.

Сначала Кайзер сделал ставку на линкоры

Это было время всеобщего патриотического подъёма. Всего несколько лет назад немецкие земли объединились под эгидой Пруссии и возникла мощная Германская империя. Но молодая сверхдержава с первых же дней своего существования почувствовала себя обделённой - англичане за­хватили такое количество колоний по всему миру, что над Британской империей “никогда не заходило солнце”.

Франция, давний соперник Пруссии, тоже успела отхватить несколько жирных кусков. Германии предлагали довольствоваться крошечными заморскими территориями в Африке и Тихом океане. Но немцы не собирались мириться с вопиющей несправедливостью.

- Англия и Германия, - отмечали журналисты того времени, - две могучие непримиримые силы, две великие нации, желают сделать весь мир своим владением. Они соперничают во всех уголках земного шара. Если есть шахта, которую можно эксплуатировать, железная дорога, которую можно построить, туземцы, которых можно приучить есть консервы вместо плодов хлебного дерева, и пить джин вместо воды, Англия и Германия будут бороться за право сделать это первыми.

Но победить “владычицу морей”, как называли тогда Британию, было непросто. Для этого Германии требовался мощный флот, которого у страны не было. Но его можно было создать! И кайзер Вильгельм II с энтузиазмом взялся за дело. Он неустанно повторял слова военно-морского теоретика Мэхена: “Кто владеет трезубцем Нептуна, тот владеет короной мира!”

Строительство нового флота поручили амбициозному адмиралу Альфреду Тирпицу. Вскоре страну охватила настоящая “морская лихорадка”. Магазины наводнили открытки с флотской тематикой, всюду продавались книги о море, соответствующие детские игры и модели броненосцев.

Устоять перед этим великолепием было сложно. Макс тоже поддался искушению. Его желание связать судьбу с военным флотом особенно окрепло, когда семья переехала в Кёнигсберг. Правда, боевых кораблей в порту мальчишка не увидел. Зато вместе с новыми друзьями по гимназии Макс часами запускал модели броненосцев в Замковом пруду.

Скоро все перетонут!

Адмирал Альфред фон Тирпиц

План Тирпица предусматривал строительство мощных линейных кораблей. Прочая “мелочь”, вроде подводных лодок, адмирала мало интересовала.

- Германии не нужны субмарины, - провозгласил адмирал фон Тирпиц, обращаясь к рейхстагу в 1901 году.

Поэтому кайзеровский флот получил свой первый подводный корабль лишь в 1906 году - позже многих стран мира, включая Португалию и Турцию. В оправдание Тирпица можно лишь сказать, что все военно-морские теоретики того времени придерживались таких же взглядов. Адмиралы искренне полагали, что субмарины - лишь забавный эксперимент, дань моде, не более.

Не только Германия, но и Англия, Франция и Россия собирались использовать подлодки только для обороны своего побережья, поблизости от баз. Как средство психологического воздействия на противника, нежели реальное оружие. Тем более, что субмарины были крайне ненадёжны. Не случайно обычно прижимистые чиновники морского ведомства спокойно отнеслись к просьбе немецких подводников повысить им денежное содержание “за особые условия службы”.

- Повышайте, - легко согласилось начальство. - Всё равно скоро все перетонут!

В общем, исход войны должны были решить мощные дредноуты. Понятно, что, окончив военно-морское училище, Макс Вибег постарался попасть на линкор. В 1907 году молодой лейтенант получил назначение на броненосец “Гессен”.

Спуск на воду крейсера “Гинденбург”

Пугало Тирпица

В кают-компании “Гессена” офицеры часто затевали споры о мор­ской тактике.

- Будущее Германии решится на море! - с апломбом повторяли молодые офицеры. - Ещё немного, и наш флот сравняется с британским. Тогда мы покажем заносчивым англичанам, кто в мире хозяин!

Немецкая подводная лодка всплывает, чтобы атаковать американский транспорт

- Пока что германский флот в два раза меньше британского, - охлаждал пыл подчинённых командир корабля. - Наши линкоры могут лишь сковать часть английских сил в Северном море. Основной же удар нанесут крейсера - они прорвутся в океан и станут топить торговые суда противника. Англия погибнет без морской торговли.

- Не слишком-то почётную роль отвели броненосцам, - хмурился Макс. - Все лавры достанутся ребятам с крейсеров.

- Линкоры влияют на ситуацию уже одним фактом своего существования! - назидательно поднимал указательный палец командир. - Так считает сам Тирпиц.

- Что-то не по душе мне роль пугала, - усмехался Макс. - Я бы с удовольствием отправился служить на крейсер!

В конце концов лейтенант Вибег добился перевода. Правда, его отправили не на крейсер, а на миноносец. Но это тоже было неплохо. Небольшие быстроходные корабли предназначались для лихих торпедных атак превосходящих сил противника. В таких предприятиях легко заслужить награды и снискать славу героя.

На коротком поводке

1 августа 1914 года, за несколько часов до официального объявления войны, германский флот вышел в Северное море. Линейные корабли курсировали неподалёку от своего побережья, миноносцы отошли чуть дальше. Макс Вибег (к тому времени уже старший лейтенант) стоял на мостике миноносца V-190 и вглядывался в морскую гладь. Английских кораблей на горизонте не наблюдалось. Британцы благоразумно держали свои дредноуты подальше - в проливах, отделяющих Северное море от Атлантики. С этого момента ни одно немецкое судно не могло выйти в океан - началась блокада Германии.

- Это не война, а чёрт знает что! - возмущался Вибег.

- Не переживай, - похлопал Макса по плечу старший артиллерист. - Беднягам подводникам приходится ещё хуже!

Вибег усмехнулся. Немецкие субмарины остались в Гельголандской бухте - на флангах прикрывающих их линкоров. Подводные лодки подошли к специальным буям, отмечающим позицию каждой, пришвартовались и образовали статичный, но совершенно бесполезный барьер. К вечеру крепостная пушка на острове Гельголанд дала выстрел, и субмарины вернулись в базу, даже ни разу не погрузившись.

Миноносцы подошли к причалам чуть позже. С этого дня такие “походы” стали постоянной рутиной.

Атака века

Пока мощные линкоры “приковывали к себе” внимание английского адмиралтейства, началась крейсер­ская война. Однако её результаты оказались столь незначительны, что о нарушении мор­ской торговли Британии не могло быть и речи.

Отто Веддинген

Тем временем молодые офицеры кайзеровского флота буквально рвались в бой. Но осторожные адмиралы не спешили давать подчинённым волю - слишком велик был риск потерять дорогостоящие крупные корабли. Первыми “отпустили с поводка” подводные лодки - их адмиралам не было жаль. В конце августа десять субмарин покинули опостылевшую Гельголандскую бухту и ушли на поиск противника (весь кайзеровский флот имел всего 20 подлодок).

А уже 22 сентября 1914 года всю Германию потрясла новость: командир подводной лодки U-9 капитан-лейтенант Отто Веддинген атаковал три броненосных крейсера англичан: “Абукир”, “Хог” и “Кресси”. Всего за час Веддинген пустил ко дну три мощных броненосца, экипажи которых не были готовы к атаке из-под воды - никто даже не заметил вражеского перископа.

Веддинген вернулся на базу героем. Его атака перевернула все прежние представления о ведении войны на море. У адмиралов спала пелена с глаз. Теперь никто не сомневался, что субмарины - это грозное оружие.

Вскоре немцы закрепили успех. К концу 1914 года подлодки отправили на дно ещё два броненосных крейсера - русский “Паллада” и английский “Хаук”. Их судьбу разделил британский линкор “Формидабл”.

Антанта принялась срочно создавать противолодочную оборону, а немцы начали лихорадочно строить новые подводные лодки. Для них требовались кадры. Макс Вибег не упустил представившегося шанса и попросился в подплав.

Тихая Балтика

Макс Вибег

В октябре 1915 года Макс Вибег закончил специальные курсы и стал командиром подводной лодки UC‑10. Субмарина базировалась в Либаве, но часто заходила и в Пиллау. Балтика в те годы была довольно спокойным театром боевых действий и молодые немецкие подводники оттачивали здесь своё мастерство перед походом в Атлантику.

Капитан-лейтенант Вибег сразу понял, что наводящие ужас на англичан подлодки - весьма несовершенные корабли. Под водой они могли находиться лишь короткий промежуток времени: один час при смешной скорости в 10 узлов. Так что субмарины большую часть времени держались на поверхности и погружались лишь после того, как обнаружат врага. В надводном же положении подводные лодки становились очень уязвимы - даже попадание малокалиберного снаряда выводило субмарину из строя и приводило к гибели. Так что служба в подплаве была не для слабонервных.

Пока Макс Вибег изучал премудрости подводной войны, она не стояла на месте. Ещё в начале 1915 года германское командование приняло решение - использовать подводные лодки главным образом против торгового судоходства противника.

Теперь субмарины гонялись не за линкорами, а за грузовыми судами. Без поставок из-за океана экономика Британии должна была рухнуть.

Война по правилам

База немецких подводных лодок в Киле, 1914 год

Командование Балтийской флотилии готовило командиров подводных лодок с немецкой педантичностью. Особое внимание уделялось “соблюдению правил ведения войны”.

- Согласно международным законам, - наставляло подводников начальство, - вы обязаны проверить торговое судно, послав на него досмотровую группу. Если на борту будет обнаружен военный груз, гражданским морякам требуется дать время на размещение в спасательных шлюпках. После этого вы имеете право затопить судно, используя подрывные заряды или артиллерийский огонь.

Коллеги Вибега нервно ёрзали на стульях. Им уже было известно, что англичане используют так называемые суда-ловушки - вооружённые замаскированными пушками “мирные” суда. Как только субмарина в надводном положении подходила для досмотра, англичане неожиданно открывали огонь на поражение. Жертвами такой хитрости в Атлантике уже стали 12 подводных лодок. Кроме того, британцы стали вооружать все свои торговые суда. Проверять их могли только самоубийцы. Потери немцев росли.

Немецкие подводные лодки

Только в апреле 1915 года кайзер Вильгельм своим личным приказом разрешил подлодкам не всплывать для досмотра торговых судов. Потери Антанты тут же увеличились, но атакам стали подвергаться и нейтральные суда (в перископ, особенно ночью, трудно рассмотреть флаг судна и определить его государственную принадлежность). Американцы немедленно обвинили Германию в варварском ведении боевых действий.

Германское командование пребывало в раздумье - перспектива вступления в войну США немцев не радовала. Тем временем сухопутный фронт стабилизировался. Это не сулило Германии ничего хорошего - её силы таяли.

- Нас спасёт только неограниченная подводная война! - с жаром говорил коллегам Вибег. - Любое судно, идущее в Англию, следует рассматривать, как противника. Только таким образом мы сумеем поставить Британию на колени.

В январе 1917 года Вибега назначили командиром подлодки UC-80, базировавшейся в Северном море. А в феврале того же года Германия объявила о начале тотальной подводной войны. Капитан-лейтенанту Вибегу представилась возможность проверить свою теорию на практике.

Топи их всех!

Перед выходом в Атлантику Вибег получил инструкцию командования:

“Наша цель - заставить Англию заключить мир и таким образом решить участь войны. Вам следует атаковать все вооружённые и подозрительные суда только в подводном положении, максимально используя ночные атаки”.

Первый же поход Вибега принёс удачу - его лодка потопила 10 судов. Капитан-лейтенант получил Железный крест. Следующий поход был не менее удачен. Германия имела уже 128 подлодок, и все они действовали успешно. Для Британии наступили чёрные дни.

- Противник топит наши корабли быстрее, чем их потери успевает возмещать мировое кораблестроение, - сообщал послу США в Лондоне английский адмирал Симс. - Это означает, что немцы близки к выигрышу войны. Мы будем вынуждены принять условия мира, продиктованные врагом”.

Для Англии ситуация была действительно катастрофической. Если в 1916 году немецкие подлодки уничтожили два миллиона тонн торгового тоннажа, то в 1917 году эта цифра увеличилась до семи с половиной!

Немцам казалось, что победа близка, как никогда.

На те же грабли

Однако неограниченная подводная война запоздала. В 1917 году США объявили войну Германии. Огромные экономические ресурсы Америки решили исход битвы на Атлантике. Против 128 германских субмарин действовали 5.000 надводных кораблей, 2.000 самолётов и 200 дирижаблей союзников. В 1918 году немцы были вынуждены капитулировать.

Подводная лодка U-9 и её командир Отто Веддинген

К этому времени Макс Вибег потопил 50 судов общим водоизмещением 80.000 тонн. Хороший, но не выдающийся результат. Его коллега Лотар де ла Перье уничтожил 194 судна водоизмещением 454.000 тонн и стал лучшим подводником всех времён и народов. Но это не спасло Германию от поражения.

После войны Макс не вернулся в Кёнигсберг. Он уехал на остров Ява в Индонезии, где устроился работать управляющим чайной плантацией. В 1939 году Вибег стал свидетелем новой мировой войны. Гитлер повторил все ошибки кайзера - сделал ставку в войне с Британией на линейные корабли. Подводные лодки фюрер оценил гораздо позднее, когда было уже слишком поздно.

Но Вибега это мало трогало. Он вёл размеренную мирную жизнь чайного плантатора, которой не помешала даже временная оккупация Явы японцами. Скончался бывший подводник в 1961 году в своём доме, в окружении родных и близких.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля