Новые колёса

СТАЛИНСКИЙ СОКОЛ ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Первый боевой вылет бортмеханика Хуберта Бота оказался последним

Прусские традиции

Хуберт Бот родился и вырос в Кёнигсберге. Отец и мать воспитывали мальчишку “в старых прусских традициях”.

- Для будущего солдата, - наставлял глава семейства своего отпрыска, - главными качествами являются сознательность, надёжность и пунктуальность.

С раннего возраста Хуберт только и слышал: “Немецкий мальчик бесстрашен! Немецкий мальчик переносит боль молча, не морща лица! Немецкий мальчик не плачет!”

Понятное дело, что юный Бот должен был обязательно пройти “солдатскую школу жизни” в армии. Сам Хуберт хотел большего - стать военным лётчиком. Однако его мечта сбылась лишь частично: в 1942 году юношу призвали на службу и отправили учиться в школу Люфтваффе - на бортмеханика.

Грязь по колено

Хуберт попал на аэродром, рядом с которым стояли бараки для новобранцев. Отапливались они печками-буржуйками, как в землянках. Между строениями можно было ходить только по деревянным решёткам, в остальных местах - грязь по колено. Время было сложное - не до комфорта. А вскоре курсанты узнали, что германская армия окружена и уничтожена под Сталинградом.

- Пришлось пожертвовать одной армией, чтобы избежать крушения всего фронта, - объясняли офицеры.

Кёнигсберг, Кнайпхоф и Кафедральный собор, 1942 год

- Вчера объявили, что оставлены Ростов и Ворошилов, а сегодня - Харьков, - сетовал один из будущих бортмехаников. - А мы сидим здесь и копаемся в бессмысленных уставах.

- Всё, что нами было построено на Украине, всё снова должно пойти к чёрту?! - возмущался другой приятель Хуберта. - Как же мы так недооценили силы русских?

- Надо надеяться на “немецкое чудо”, - призывал третий. - Как во время Семилетней войны. Помните? Русские захватили Кёнигсберг и Берлин, но после смерти русской императрицы Екатерины Второй, началась новая череда успехов германской армии!

В общем, несмотря на мрачные вести с фронта, в поражение Третьего Рейха ещё никто не верил.

“Вернусь героем!”

Летом 1943 года Хуберт окончил обучение и получил назначение на Восточный фронт - в 100-ю бомбардировочную эскадру “Викинг”, которая находилась в городе Сталино (ныне Донецк). Фельдфебель Бот написал оптимистичное письмо домой: “Вернусь героем!”

Вскоре он прибыл на аэродром, где базировались бомбардировщики “Hе-111”. Хуберт попал в экипаж майора Пауля Клааса. К тому моменту опытный ас совершил 310 боевых вылетов, в том числе 103 против Великобритании. Недавно, в марте 1943-го, Клаас стал кавалером Рыцарского креста.

- Добро пожаловать в экипаж, - приветливо встретил Хуберта майор. - Завтра нам предстоит вылет на Каспий. Будем топить русские корабли. А сейчас можешь отдыхать.

Южный маршрут

Каспийское море стало ареной боевых действий летом 1942 года, во время немецкого наступления на Кавказ. Гитлер поставил своей армии двойную задачу: захватить советские нефтяные промыслы в Грозном и Баку и перерезать “Южный маршрут” поставок ленд-лиза.

Союзники осуществляли доставку грузов в СССР тремя маршрутами: Северным (через Арктику), Восточным (через Тихий океан и Дальний Восток) и Южным (через Индийский океан, Иран и Каспий­ское море).

Кёнигсберг,  Королевские ворота,  1942 год

Первый путь был самым опасным. С 1941-го по 1942-й немцы потопили там 64 судна союзников. Второй маршрут оказался самым длинным. Оптимальный путь пролегал через Иран. Всего за годы войны через Дальний Восток в СССР было доставлено 46% грузов, по арктическим маршрутам - 23% и через Иран - 23%. Оставшиеся 7% пришлись на конец войны - их привезли через Чёрное море и Северный морской путь.

В общем, по Каспийскому морю помощь союзников шла нескончаемым потоком. Этим же путём в Астрахань из Баку шла нефть. Каспий стал для советской армии весьма важной водной артерией.

Жуков не врёт

Немцы не случайно прилагали большие усилия для нарушения поставок по ленд-лизу. Значение их было весьма велико.

- Американцы нам гнали столько материалов, без которых мы бы не могли формировать свои резервы и не могли бы продолжать войну, - вспоминал маршал Жуков. - У нас не было взрывчатки, пороха. Не было чем снаряжать винтовочные патроны. Американцы по-настоящему выручили нас с порохом, взрывчаткой. А сколько они нам гнали листовой стали! Разве мы могли бы быстро наладить производство танков, если бы не американская помощь сталью?

Особенно много союзники присылали автомобилей: 477.785 штук. Или 65% автопарка Советского Союза. Помощь паровозами составила 70% от произведённых в СССР локомотивов. Это, в свою очередь, высвободило советские заводы для строительства танков.

Короче, прав Жуков: союзники “выручили по-настоящему”.

Каспийский адмирал

Летом 1942 года советская армия потерпела сокрушительное поражение в излучине Дона. Вермахт устремился на Кавказ, к Сталинграду и к Каспию. На румынских верфях заблаговременно были построены девять минных заградителей, которые по частям автотранспортом планировалось перевезти в Махачкалу. К переброске подготовили ещё 20 быстроходных десантных барж, вооружённых пушками. В Мариуполе на грузовые автомашины уже грузили итальянские торпедные катера из диверсионной флотилии князя Боргезе. Костяк немецкой Каспийской флотилии был готов к бою.

Первой об этих приготовлениях узнала английская разведка. 30 сентября 1943 года премьер Черчиль предупредил Сталина:

“Немцы уже назначили адмирала, которому будут поручены военно-морские операции на Каспийском море. Они избрали Махачкалу в качестве своей главной военно-морской базы. Около 20 судов, включая итальянские подводные лодки, итальянские торпедные катера и тральщики, должны быть доставлены по железной дороге из Мариуполя на Каспий, как только будет открыта линия. Ввиду замерзания Азовского моря подводные лодки будут погружены до окончания строительства железнодорожной линии”.

Однако всего через неделю британский премьер передал в Москву новые сведения: “осуществление герман­ских планов отправки судов на Каспий­ское море по железной дороге приостановлено”.

Германские войска не смогли захватить Махачкалу. Лишь передовые разведгруппы вермахта вышли к отдельным участкам каспийского побережья. Но создать морскую базу в голой степи было сложно. Нарушить Южный маршрут ленд-лиза поручили пилотам Люфт­ваффе.

Посадка на воду

В ночь на 20 июня 1942 года над устьем Волги появился первый немецкий самолёт. Начались бомбардировки и минирование акваторий. Особенно ожесточённым атакам подвергался астраханский рейд, где происходила перегрузка с морских судов на речные. Только с 25 июля по 3 августа от авианалетов погибло 48 советских судов.

Германское командование не снижало интенсивность ударов даже после поражения под Сталинградом. Главной ударной силой Люфтваффе в битве за Каспий стала 100-я бомбардировочная эскадра, базировавшаяся в Сталино. Как раз туда и попал Хуберт Бот.

На следующий день после прибытия, Хуберт уже вылетел на первое боевое задание. В дельте Волги лётчики увидели не менее сотни советских судов. В тот же миг открыли огонь зенитные орудия. Экипажу Хуберта не повезло: снаряд попал в правый мотор.

- Внимание! - крикнул командир. - Посадка на воду!

Сели удачно - экипаж успел надуть резиновую спасательную лодку и перебраться в неё. Проводив взглядом тонущий самолёт, лётчики погребли к берегу.

Человеческое обращение

- Лучше покончить с собой, чем оказаться в плену, - вытащил пистолет из кобуры стрелок-радист Хельмут. - Русские будут пытать!

- Русские соблюдают Женевскую конвенцию, - возразил майор Клаас. - Можно надеяться на человеческое обращение.

Экипаж удивлённо переглянулся. Немецкая пропаганда говорила иначе!

- Господин майор, - не удержался второй пилот Франц, - может, вам лучше снять и выбросить Рыцар­ский крест?

- Я воевал и никаких преступлений не совершал, - покачал головой Пауль Клаас. - Совесть у меня чиста, я не вижу причин бояться.

Лётчики утопили оружие, командир порвал и выбросил карту. Как раз в это время появился советский рыболовецкий катер. Немцы дружно подняли руки вверх.

Катер подошёл к лодке, лётчиков вытащили на палубу. Русские тут же отобрали у пленных часы, с шеи командира сорвали крест, всех заставили снять форму и связали руки за спиной. От русских рыбаков за версту разило спиртом. Они взяли в руки палки и приступили к экзекуции.

Лупили немцев долго и со вкусом. Майора Клааса забили насмерть и выбросили за борт. Остальным повезло - выжили.

Чёрные мундиры

К вечеру катер причалил к пирсу. Голые немцы со связанными руками сидели на палубе. Их тела были покрыты синяками, кровоподтёками и гигантскими волдырями - всех облепили комары, от которых лётчики не могли отмахнуться.

На пирсе стояла группа русских военных моряков в зловещих “чёрных мундирах”. Хуберт в страхе поёжился: сейчас точно прикончат. Ещё непротрезвевший капитан катера вразвалку подошёл к офицеру и попытался что-то сказать. Офицер взглянул на пленных и молча врезал капитану кулаком в челюсть. Удар был профессиональным: рыбак подняться не смог, его унесли.

Русский офицер приказал развязать пленных и отдать им одежду. Затем он вытащил из кармана папиросы и угостил каждого.

- С этого момента, - вспоминал позднее стрелок-радист Хельмут, - я стал курящим...

Победителей не судят

Бомбардировщик Heinkel He-111. Подготовка к вылету

Уже после войны Хельмут прочитал мемуары одного из советских начальников - Юрия Пантелеева. Вот как он воспроизвёл случай с подбитым германским самолётом:

“Экипаж немецкого бомбардировщика совершил посадку на воду и пытался скрыться на надувной лодке. Проходивший мимо рыбачий мотобот взял немцев в плен. Среди них оказался майор Клаас, командир миноносной эскадры, действовавшей на Волге. Это был матёрый фашист, его грудь украшали четыре Железных креста. Вёл он себя буйно, рыбакам пришлось с ним повозиться. В схватке Клаас был убит. При нём оказалась карта со всеми маршрутами полётов на Волгу. Это был для нас важный документ. Мы поздравили соседей с удачей”.

Один Рыцарский крест превратился в четыре, добровольно сдавшийся майор - в буйного, а уничтоженные карты “воскресли”. Ничего не поделаешь: историю войн пишут победители, а их не судят...

Невероятное нахальство

Немцев отвели в комендатуру. Там их допросил какой-то пожилой советский майор с орденом на груди. Он был очень зол на рыбаков, которые убили майора Клааса - ведь командир экипажа знал больше всех! А оставшиеся в живых толком ничего не могли рассказать.

- Ладно, - махнул рукой русский майор, - отправлю вас в лагерь. Пожелание, просьбы есть?

- Часы верните, - нахально заявил Хуберт.

- Чёрт с ними, с часами, - вмешался второй пилот Франц. - Астрахань бы посмотреть... Когда ещё сможем увидеть?

Майор округлил глаза от изумления. Часы он, конечно, не вернул, но в лагерь для военнопленных немцев отправил пешком - под конвоем краснофлотца с автоматом.

Три немецких лётчика в форме и матрос Каспийской флотилии совершили “экскурсию” по городу. Обошлось без эксцессов. Но народ смотрел на странную группу с удивлением.

Выжил только один

В советском концлагере жизнь была не сахар. Немецкие пленные умирали тысячами. Первым в лазарете от малярии скончался Хуберт. Затем умер Франц. Выжить удалось лишь одному члену экипажа - Хельмуту.

После окончания войны Хельмут вернулся в Германию. Он стал “большим другом Советского Союза”, несколько раз приезжал в СССР и даже написал книгу о времени, проведённом в плену.

Могил своих сослуживцев Хельмуту найти не удалось. Командир утонул, а где захоронили второго пилота и бортмеханика - неизвестно.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля