Новые колёса

СИРОТА-ПРИНЦЕССА стала королевой Луизой и за 16 лет родила 10 детей

Наша сегодняшняя “прогулка” - по одному из самых поэтических мест Кёнигсберга-Калининграда. Это - парк, в котором расположена полуротонда королевы Луизы. Памятник, установленный прусским императором Вильгельмом I в честь его матери королевы Луизы.

Мать русской императрицы

Конечно, сейчас этот памятник существует (простите за невольный каламбур) лишь в памяти - историче­ской, ментальной... какой хотите. Причём не только немецкого, но и русского (в смысле, здешнего) народа.

Прусская королева Луиза - фигура культовая. Написано огромное количество её биографий и портретов; ей посвящены исторические холсты, романы, рассказы. Она увековечена скульпторами и поэтами. В Германии в отреставрированном государством замке, некогда принадлежавшем отцу Луизы - герцогу Мекленбург-Стрелицкому, открыт музей Луизы, который существует лишь за счёт пожертвований и входных билетов. И ведь существует!

Интересно, что каждое пятое произведение искусства, героиней которого является Луиза, СОЗДАНО В РОССИИ! Видимо, сработал извечный принцип, который гениально сформулировал Владимир Высоцкий: “Вы тоже пострадавшие, а значит, обрусевшие...”

А страдала Луиза немало. И в этом смысле её вполне можно считать “обрусевшей” - даже если бы она не влюбилась отчаянно в русского императора Александра и не стала (правда, уже посмертно) матерью русской императрицы... тоже Александры.

Осиротевшая принцесса

Луиза Августа Вильгельмина Амалия появилась на свет в 7 часов утра 10 марта 1776 года в городе Hannover. Её отец, Карл II Людвиг Фридрих Erbprinz фон Мекленбург-Штрелиц (1741-1816), носил звание генерал-лейтенанта, был наследным принцем и имел дворянский титул великого герцога.

Как известно, Луизе было всего шесть лет, когда умерла её мать Фредерика. Дочь ланд­графа Георга фон Гессен-Дармштадтского (Landgrafen Georg von Hessen-Darmstadt) прожила недолго - ей не было ещё и 30 лет, когда она скончалась, родив перед этим 9 детей.

Осиротевших принцесс отправили в Дарм­штадт, где они выросли, опекаемые строгой бабушкой, принцессой Георге.

О том, каким было детство Луизы, косвенно говорит факт: всего один (!) портрет был написан с неё маленькой. И то - парадно-официальный. Очевидно, этого потребовал дворцовый обычай. А вот “для себя” бабушка портретов внучек не заказывала. Хотя твёрдо знала, что расстанется с ними рано: принцесса Георге рассчитывала выдать девушек замуж как можно скорей. И как можно выгодней.

Поэтому бабушка внимательно отслеживала все “колебания курса” на “рынке” венценосных женихов. И преуспела. В 1793 году семнадцатилетнюю Луизу представили прусскому королю Фридриху Вильгельму II. Юная красавица произвела на него сильное впечатление. Сам он был большим любителем женщин и смог по достоинству оценить очарование этой девушки. Король написал своей жене письмо, в котором высказал своё желание - видеть женой своего сына принцессу Луизу.

Мечта прусского короля сбылась, крон­принц Friedrich Wilhelm влюбился в Луизу и 19 марта 1793 просил руки принцессы Luise.

“Мы стояли у окна, Луиза прислонилась к стене, с девичьей скромностью и с искренним чувством она согласилась стать моей женой, - написал потом кронпринц. - Я спросил, смею ли я, и поцелуй закрепил это торжественное мгновение”.

Свадьба состоялась в декабре 1793 года, в рождественский сочельник - время, сулящее чудеса. Время жестоких чудес.

Правда, поначалу всё складывалось великолепно. Несколько живописцев запечатлели Луизу в свадебном наряде... Счастливая супружеская пара проигнорировала требования дворцового этикета: Луиза и Фридрих Вильгельм III обращались друг к другу на “ты”, что было не принято в августейших фамилиях. Ну а десять детей, рождённых Луизой за её короткую жизнь, доказывают, что близки венценосные супруги бывали часто и успешно.

Для сравнения: любящие друг друга Николай II и Алиса Гессенская, то бишь Александра Фёдоровна, за двадцать три года брака произвели на свет пятерых детей. Луиза за 16 лет супружества - десять (пять сыновей и пять дочерей)!

Тайная страсть

Мы не будем в очередной раз пересказывать все перипетии жизни Луизы: её встречу с Александром I, её роль в антинаполеоновской кампании и личные взаимоотношения с “властителем полумира”. Скажем лишь: страданий хватало. Из десяти детей выжили семь...

Александр II, внушивший Луизе роковую страсть, был:

а) участником убийства собственного отца, что навсегда “впечаталось” в его сознание - и он не доверял никому, патологически и едва ли был способен ЛЮБИТЬ;

б) бездарным военачальником, отчего все его благие намерения - типа, помощи Пруссии - становились “булыжниками” по дороге в ад (достаточно вспомнить битву при Прейсиш-Эйлау);

в) скорее всего, не слишком здоровым мужчиной, который не оставил прямых наследников (его дочь Мария прожила около года, Елизавета - около двух лет).

Известно, что при вскрытии умершего в Таганроге Александра в его мозгу нашли полстакана водянистой жидкости. В общем, “герой романа” ещё тот.

А муж был не лучше...

По словам современников, Фридрих Вильгельм III был “бесцветным”. Он никогда не читал, не писал, не рисовал, постоянно засыпал во время спектаклей и проповедей, не делал Луизе дорогих подарков, а украшения, подаренные другими, позволял носить лишь во время самых торжественных церемоний.

В общем, жёны НАСТОЯЩИХ мужчин не становятся “желанными магнолиями” (а именно так издевательски именовали во Франции Луизу).

Пётр и жена Фридриха

 ... Интересно, что Луиза - “обрусевшая” настолько, что задолго до появления романа Пушкина “Евгений Онегин” (где, как вы помните, Татьяна, “русская душою”, пишет Онегину признание в любви) ПЕРВАЯ написала Александру:

“Милый, дорогой, несравненный <...> Узнав Вас, можно поверить, что существует совершенство!”

И выразила надежду на новую встречу ЧЕРЕЗ ДВА ГОДА! Раньше - нельзя. Венценосные особы не бегают друг к другу на свидания. Каждая встреча в буквальном смысле становится историче­ской. А увлечённость Луизы российским императором уже бросалась в глаза - настолько, что супруга Мемельского бургомистра даже посмела рассказать Луизе анекдот. Будто Пётр I, гостивший у Фридриха I, на вопрос того, что Петру больше всего понравилось во дворце и во всей Пруссии, ответил: “Твоя жена”.

Луиза была вынуждена проглотить “дипломатический намёк” - с обворожительной улыбкой, как будто “соль” этого анекдота к ней лично не имеет никакого отношения. И - продолжала страдать. Тем более, всё чаще случались спазмы в груди - признаки той самой болезни лёгких, которая и станет затем причиной преждевременной смерти.

Заболела тифом

Известно, что в Кёниг­сберге Луиза бывала неоднократно. Первый раз - с 3 по 9 июня 1798 года, во время торжественной коронации Фридриха Вильгельма III.

Затем - 9 декабря 1806 года. Уже серьёзно больная. Вскоре Луиза с семьёй покинет Кёнигсберг и отправится в Мемель - самый отдалённый город Пруссии, не занятый Наполеоном. Ехали молча, медленно, словно похоронная процессия.

По дороге потеряли принцесс Шарлоту и Фредерику (их кареты застряли на Куршской косе). Пришлось заночевать в Росситтене (ныне пос. Рыбачий), в доме деревенского священника, пока за принцессами отправили лошадей “посвежее”.

Ночью окно в карете принцев выбило ветром... Все были в тоске. Радовался жизни только принц Вильгельм - будущий император Пруссии. Его дико забавляла буря, колотившая прямо в ставни, приводило в восторг зрелище огромных деревьев, вывороченных ураганом; он с удовольствием спал на полу, устланном соломой и сеном...

Луиза в Кёнигсберге заболела тифом. Больная, с высокой температурой, она ехала в карете, насквозь продуваемой ветром. Ночевала в бедных лачугах. В первую ночь - в небольшой комнатушке с выбитыми окнами, через которые на её постель сыпался снег... без еды. Отчаянно боясь, что её хватит удар и, беспомощная, она попадёт в руки французов. Но всё обошлось.

Умерла в 34 года

Луиза и Фридрих Вильгельм остановились в Мемеле. Луиза была очень слаба - а муж уговаривал её самостоятельно, без посторонней помощи подниматься и спускаться по лестнице. Нет, он не был жестоким. Просто ему хотелось поскорее увидеть жену выздоровевшей - и переложить на неё основные заботы.

Потом был опять Кёнигсберг... болезнь детей... унизительная поездка в Тильзит на встречу с Наполеоном...

“Нет, мой милый друг, - писала она мужу, - ты никогда не сможешь понять, что мне приходится терпеть из-за тебя”.

Фридрих Вильгельм действительно не понимал. Иначе не топтался бы за дверью во время рандеву жены с Наполеоном.

В 1810 году Луиза умерла, в возрасте 34 лет. Оставив семерых детей - и, конечно, даже не подозревая, что её дочь Шарлота станет женой российского императора Николая I, брата её, Луизы, возлюбленного.

Жену свою Николай I любил - хотя немцев вообще недолюбливал, говоря: “Русские служат России, а немцы нам, Романовым”. Кстати, Шарлота родила Николаю семерых детей... а на её отдалённых потомках, расстрелянных большевиками, прервётся род Романовых.

2.500 свечей и саркофаг

Интересно, что княжна Анастасия - та самая, якобы чудом выжившая дочь Николая II - по свидетельству современников, была мистическим образом похожа на Луизу.

 А согласно литературному мифу, Сергей Есенин рассказывал Айседоре Дункан во время их краткого пребывания в Кёнигсберге (они прилетели на самолёте) о том, как в 1916 году княжна Анастасия, вместе с венценосной маменькой патронировавшая Царскосельский госпиталь, где Есенин служил санитаром, ему, Есенину, приносила к чёрному входу в госпиталь горшочек со сметаной. И они ели эту сметану одной ложкой, и Анастасия будто бы была влюблена в кудрявого голубоглазого поэта... Её, Анастасию, он помянет потом в “Исповеди хулигана”, говоря, что не расстреливал несчастных по темницам”...

Анастасия, Луиза... - они стали героинями легенд именно в силу перенесённых страданий... И поныне каждый штрих заботливо вписывается в эти легенды - будь то упоминание о незабудках на могиле Луизы... о 2.500 свечах и о саркофаге, усыпанном розами... как бы во искупление жизненного пути, который розами усыпан не был.

Покровительнице Пруссии

...Наверное, страдания Луизы понял её сын. Особенно, когда сам взошёл на престол. При Вильгельме I культ Луизы был в Пруссии абсолютным. Тогда-то и увековечил Вильгельм в Кёнигсберге то место, с которым были связаны его детские воспоминания 1806, 1807 и 1809 годов. На высоком холме в парке Луизенваль была сооружена полуротонда - скамья из искусственного песчаника с балюстрадой, украшенной мраморным бюстом королевы и вазонами.

Полуротонда обрамляла липу, посаженную Вильгельмом I при открытии памятника - напоминание о Тильзитском мирном договоре. (Император Наполеон пригласил садовника и попросил его найти дерево с двумя стволами, олицетворяющее дружбу между Францией и Россией. Нашли липу. Солдаты насыпали холм земли и под музыку полкового оркестра дерево пересадили.)

Бюст Луизы изготовил каменотёс Беллерт по модели, выполненной знаменитым королевским скульптором Христианом Даниэлем Раухом. На постаменте была мраморная плита с надписью “Покровительнице (гению) Пруссии, незабываемой королеве Луизе от кёнигсбержских сограждан, 1874 год”. Памятник был открыт 2 сентября 1874 года. (Ещё в 1947 году этот бюст стоял на месте. Куда он делся потом, неизвестно.)

Ротонда и бюст

Калининград. Полуротонда памяти королевы Луизы. 2009 год

А в 1914 году в собственность Кёнигсберга была передана усадьба Луизенваль. Это - дом, обставленный весьма скромно. На стене - картина, написанная Элизабет Виже-Лебрен и изображающая Луизу в облике Гебы, богини вечной молодости у древних греков. Долгое время в доме находился и зелёный диван, подаренный жителями Кёнигсберга своей обнищавшей королеве.

Не так давно четверо бывших жителей Кёниг­сберга выступили инициаторами восстановления памятника. Они оплатили изготовление гипсовой копии бюста королевы Луизы и готовы обеспечить финансово процесс его установки. Но... при условии, что будет убрано кафе, которое торчит сейчас в парке “Центральном”, не только закрывая собой памятник, но и визуально разрушая единство исторического комплекса “полуротонда-кирха”.

И хотя надежды на то, что условие будет выполнено, почти нет... идея, безусловно, привлекательна. Да и в сборе средств, организованных администрацией парка “Центральный” и сотрудниками музея “Фридланд­ские ворота”, нет ничего противоестественного. Те, первые памятники Луизе тоже ставили не только на деньги её сына-императора. Жители Восточной Пруссии считали долгом поучаствовать в процессе.

Ну а наши “прогулки” - продолжаются.

Д. Якшина

 


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля