Новые колёса

СЕВЕРНАЯ ГОРА КЁНИГСБЕРГА.
751 год назад по ней прошёл крестовый поход короля Оттокара

Святой Якоб и Кведнау

Сегодня со специалистом по истории края Николаем Чебуркиным мы “гуляем” по Северной горе.

- До 1946 года это место называлось Кведнау, - говорит Николай. - В 1255 году через Кведнау проходил крестовый поход короля Оттокара. Тогдашний вождь этой самбийской волости принял сторону Тевтонского ордена. В 1302 году на горе Кведнау (50 м над уровнем моря - это самая высокая точка на севере Кенигсберга) был сооружен деревянный епископский замок.

Позже, когда замок обветшал, на его месте воздвигли церковь. Затем она перестраивалась довольно часто: в 1507, 1594, 1737-м годах. Внешне она была вполне обыкновенной - прямоугольный церковный зал (восемьдесят шагов в длину, сорок - в ширину), огромная башня... все, как и в других орденских церквях Восточной Пруссии.

Гораздо интереснее было внутреннее убранство: резчики по дереву, отец и сын Доллы, переехали в Восточную Пруссию из земли Шлезин. Именно из-за сработанного ими алтаря и других деталей интерьера профессор Вальтер Хубач, великий знаток церквей, называл эту - “ценнейшим божественным храмом”.

Кроме роскошной кафедры, и украшенного филигранной резьбой алтаря, церковь в Кведнау могла похвастаться и таким “артефактом”, как доспехи, предположительно носимые Хеннигом Шиндекопом. Около 1350 года он был комтуром Немецкого ордена в замке Рагнит, а позже стал маршалом ордена в Кенигсберге и геройски погиб в 1370 году в знаменитом сражении Ордена с литовцами при Рудау.

В старину церковь была посвящена апостолу Якову, но в просторечии именовалась церковью Якобуса на Пиколлоберг (гора у пруссов называлась в честь древнего бога Пиколло).

Во времена, когда на территории Германии католичество еще не сменилось лютеранством, Кведнау частенько посещали паломники. Святой Якоб считался покровителем мореходов и рыбаков.

Ураган и молния

А вообще... церковь эту в Восточной Пруссии недолюбливали: ее высокую башню на горе капитаны торговых судов часто путали с высокой башней Кенигсбергского замка, что сбивало их с курса и приводило к выбросу кораблей на берег. (По этой причине в начале XIV века церковь, собственно, и перестроили, убрав башню и разместив храм из декоративного полевого камня не на вершине горы, а у ее подножия. Алтарь и иконостас были перенесены в новое помещение в их первозданном виде, разве что слова “Святой Якоб, просим за нас” - были теперь написаны золотом.)

Лютеранская церковь в Кведнау, 1925 год

Через сто с лишним лет церковь была практически разрушена ураганом. Только в конце XVII века ее восстановили. Но еще через сто лет очередной сильнейший ураган сорвал с храма крышу, упавшие балки продавили свод... Полиция закрыла кирху.

В июне 1807 года французы, занявшие Восточную Пруссию, разорили церковь: движимое имущество церковного прихода, как и жители Кведнау, использовалось при обустройстве солдатских лагерей. Алтарный прибор был демонтирован и установлен в лагере французов для католического богослужения.

...Только в 1830 году церковь снова восстановили, но вскоре ее башня была разрушена прямым попаданием молнии. Полностью отреставрирована кирха была только в 1870-1880 годах. Башня теперь была покрыта шифером, а крыша кирхи - плоской черепицей. (Кстати, в 1710 году специально для этой церкви был отлит колокол, который прихожане берегли как зеницу ока. Сегодня он - единственное, что от нее осталось: в 1945 году колокол успели увезти в Ганновер.)

Во время штурма Кенигсберга кирха пострадала, но уцелела. Несколько десятилетий ее “подъедали” ветер и дождь. Полностью она была разрушена в семидесятых годах ХХ века. Там, где стояла церковь, сейчас осталась только поляна, да чуть-чуть просматриваются своды подвала. Кладбище, располагавшееся при церкви, также было уничтожено.

Концлагерь и тюрьма

...Изначально Кведнау был деревней. Городу он не принадлежал - только часть его, имение в 12 с лишним гектаров, было подарено Лебенихту великим курфюрстом. В 1798 году имение выкупил барон фон Корф - с обязательством передавать по наследству. Потом Кведнау несколько раз менял владельцев, пока в конце XIX века большая территория его не была изъята в фонд города для строительства форта.

В свое время в Кведнау было более двадцати пяти улиц. К Кведнау относились также сельский населенный пункт Штигенен, военный поселок, в котором проживало очень много сапожников и портных, и форт №3 в конце Кранцер-аллее.

Нынешний поселок Кутузово (Ротенштайн) был известен располагавшимся там кирпичным заводом. От него, собственно, и пошло название - Красный Камень. На нынешней улице Краснокаменной у немцев располагался арсенал. В 1920 году там произошел печально известный взрыв склада боеприпасов, унесший двести жизней. (Памятник погибшим, выполненный скульптором Кауэром, был установлен на Общинном кладбище у Крематория.)

Дорфштрассе в Кведнау (ныне улица Арсенальная), 1909 год

В послевоенное время улица заканчивалась полигоном - туда свозили все обнаруженные в городе боеприпасы - и взрывали. Отчего местность буквально иссечена осколками. А карьеры кирпичного завода существуют и сегодня. Это семь озер в районе улицы Краснокаменной. В народе эту часть города так и называют: Семиозерье.

Форт №3 был построен в 1872-1884 годах. Сначала он назывался крепостью Короля Фридриха Вильгельма I, но когда в 1888 году от рака горла скончался германский император Вильгельм III (правивший всего девяносто девять дней), форту было присвоено его имя.

Гостиница Штанцефельта в Кведнау, 1915 год

Двухэтажный, окруженный рвом (однако без воды) форт использовался и в качестве тюрьмы. (В 1918 году там сначала располагались солдаты и офицеры, которым было предписано подавить ноябрьские революционные выступления в Кенигсберге, а затем туда же свозили восставших - до решения военного суда.) Позднее форт превратился в концлагерь - наци держали там политических инакомыслящих.

...Там же, по странной логике судьбы, размещалась и часть экспонатов Восточно-прусского музея.

Куда уходит детство...

В 1944 году после налета английской авиации на Кенигсберг в стенах форта находился штаб 1-го армейского корпуса, т.к. само здание штаба (в конце нынешней улицы Александра Невского) сгорело. В январе 1945-го ополчение Кведнау отбило атаку советских танков. Однако никакого “ожесточенного штурма Кведнау”, несмотря на воспоминания советских генералов, не было. 367-я пехотная дивизия покинула форт еще 7 апреля, там оставалась только команда из ста человек. Этот небольшой гарнизон сдался без боя, как только был подписан приказ Ляша о капитуляции. А кинохроника “штурма” снималась... летом сорок пятого. Уже после войны. В чисто пропагандистских целях.

И - по “доброй” традиции - в стенах форта снова устроили лагерь. Фильтрационный. О нем в своей книге вспоминает Михаэль Вик. Но нам сегодня хочется процитировать другие воспоминания: Иоахима Марквуардта, совсем еще мальчиком покинувшего родной Кведнау в январе 1945 года:

“Мы жили в доме для учителей на Банхофштрассе. Я там провел прекрасное и беззаботное детство <...> В народной восьмилетней школе отец был моим клас­сным руководителем.

Вид на деревню Кведнау (теперь Северная гора) с одноимённой горы, 1910 год

<...> За десять минут из Кведнау можно было добраться поездом до Северного вокзала, за сорок - до Кранца (Зеленоградск). На Рингштрассе находилась конечная остановка городского автобуса, через Ротенштайн ехали в Марауненхоф к конечной станции трамвая “7” и “8”.

<...> Летом на валах форта мы, мальчишки, играли в разбойников и жандармов, обшаривали старые бункеры, наблюдали строевую муштру на плацу. В хорошую погоду ехали на велосипедах к купальне “Пруссия” на Верхнем пруду. Ребята постарше на велосипедах отправлялись в Кранц.

Зимой скатывались на санках с фортовых сооружений - специально устраивали длиннющие санные дорожки. На Деревенском пруду играли в хоккей и мешали девочкам кататься на коньках.

Туалет на улице

В Кведнау было множество торговых палаток. В гостинице “Плаге” отмечались праздники, устраивались - начиная с тридцатых годов - партийные мероприятия. На участке “Плаге” пекарь Мекиффер имел магазин. На правой стороне Хаупштрассе находились мастерские шорника и сапожника, и еще одна пекарня. Там, где Хаупштрассе вливалась в Имперскую улицу, располагались сапожная мастерская Глекнерса, ресторан Кирштайна и его же магазин по торговле колониальными товарами, мясная лавка и парикмахерская. В Кведнау был также Дом престарелых.

...У хозяина мясного магазина фон Лукау была русская жена. Иногда в присутствии клиентов они говорили между собой по-русски, а фрау фон Лукау всегда так раскатисто произносила звук “р-р-р” в слове “карбонад”, что производило очень сильное впечатление...

Свежие булочки мы покупали у Корфа, а молоко брали на ферме Голлюха.

Ресторан Хуго Кирштайна, 1920 год

...Жизнь была тогда очень скромной. Мать готовила на плите на древесном и угольном огне. Когда в иные года мы выезжали на отдых в Кранц, арендуя там небольшую комнатку с правом пользования кухней, мать пекла в дорогу “открытый” пирог, мы засовывали в мешок большую пуховую перину и отправлялись к морю... Как давно это было!”

...Было это, действительно, давно. Но для жителей Северной горы мало что изменилось. Те же домики - с подвалами, которые из-за нарушенной после войны дренажной системы по весне затапливает буквально “под пол”... Те же уличные туалеты. (Одна моя знакомая живет на Северной горе. Когда зимой, поздно вечером, ее маленькая дочь натягивает шубку, сапожки, заматывается шарфиком и идет... в туалет - это впечатляет до полного обалдения.) Автобусное сообщение, которое заканчивается где-то в восемь вечера, а дальше - хочешь пешком, хочешь - на такси. На что денег хватит. Сжиженный газ (в баллонах), за который приходится платить гораздо дороже, чем за природный. (Обещанная уже многократно газификация Северной горы до сих пор как-то вот не случилась.)

“Прости навеки!”

А главное - ощущение оторванности, автономности бытия. Тот, кто никогда не жил на ТАКИХ окраинах, не понимает, что это значит: когда в восемь вечера жизнь замирает, точно в глухой деревне. Когда в ближайший супермаркет нужно ехать минут двадцать; когда на улицах темно; когда достижения цивилизации закрыты для тебя по горькому “праву рождения” (не каждый ведь может прибавить, скажем, к 200 рублям за билет в кино еще и 150-200 за позднее возвращение на такси).

Мало кто из жителей окраин строит честолюбивые планы: выбиться в люди, заработать себе на новую квартиру, получить престижную профессию - для большинства это так же реально, как отправиться в космос. Поколения сменяются поколениями в маленьких домиках, требующих очень серьезного (если не капитального) ремонта... О том, что при немцах Кведнау развивался как центр отдыха и развлечений, сейчас смешно даже говорить.

Форт № 3 после сдачи Кёнигсберга, апрель 1945 года

Нет, конечно, и на Северной горе появляются особняки “новых русских”, но... на жизнь простых окружающих они никак не влияют. Параллельные прямые, как известно, не пересекаются. Пока одни “едят Россию” и делают свои капиталы, другие - спиваются от безнадежности и тоски.

...Когда-то русский писатель Болотов, уезжая из Кенигсберга, именно на горе в Кведнау произнес свою хрестоматийную речь:

“Прости, милый и любезный град... Небо да сохранит тебя от всех зол, могущих случиться над тобою, и да излиет на тебя свои милости и щедроты. Ты был мне полезен в жизни, ты подарил меня сокровищами бесценными... ты воззвал меня на путь священный и успел дать почувствовать все прелести оного <...> Слеза горячая, текущая теперь из очей моих, есть жертва благодарности за все, полученное от тебя! Прости навеки!”

...Болотов с Кенигсбергом - прощался. А нам бы - попросить прощения. Не у Города, Которого Больше Нет - в конце концов, его жители заплатили за собственные грехи... Прощения просить надо у своих детей. Тех, кого мы лишили наследия предков (пусть даже чужих), а сегодня лишаем еще и будущего. Точнее, будущее сегодня зависит от толщины родительского кошелька - а это, согласитесь, на редкость несправедливо. Ну а прогулки - продолжаются.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля