Новые колёса

СЕРДЦЕ КЁНИГСБЕРГА.
В этой части города не было замков и крепостей.
Здесь жили люди

Hufen

...Сегодня вместе со специалистом по истории края Николаем Чебуркиным мы прогуливаемся по бывшему Хуфену.

- Hufen - старое название северо-западной части Кёнигсберга, - говорит Николай. - С севера он ограничен железнодорожной линией “Калининград - Светлогорск”, с юга - линией “Калининград - Балтийск”, с востока - железнодорожной веткой, соединяющей Северный и Южный вокзалы, с запада - улицами Спортивной, Лесопарковой и Вагоностроительной.

Луизеналлее (улица Комсомольская),1925 год

Впервые Hufen упоминается в 1300 году как “Huben”, что означает название старой меры площади, равной 12 гектарам. Hufen принадлежал к Альтштадту, а его старейшим жителем считался альтштадтский лесничий, чей дом находился на месте сквера около современного областного драматического театра и был снесен в начале ХХ века.

В XIX столетии Хуфен был разделен на три части: Vorderhufen - Ближний Хуфен (от восточной границы округа до Беекштрассе, т.е. нынешней улицы Алябьева), Mittelhufen - Средний Хуфен (от Беекштрассе до Шретерштрассе - ул. Красной) и Hihterhufen - Дальний Хуфен, позже известный как Амалиенау (район нынешней улицы Кутузова).

В 1786 году обербургомистром Кёнигсберга Теодором Готтлибом фон Гиппелем было куплено у землевладельца Поентера имение в Mittelhufen (недалеко от современной улицы Дм. Донского). Двор поместья был скрыт в густой зелени парка, к скромному господскому дому вела аллея старых лип, высаженных вдоль Хуфенского канала (нынешний Парковый ручей). На одном из деревьев, растущем на возвышенности, висел колокол, звон которого созывал дворню и домочадцев Гиппеля к обеду, а во время стихийного бедствия звучал как сигнал “SOS”.

Хуфенская аллея (проспект Мира),1935 год

Гиппель был знатоком и ценителем изящных искусств. Вокруг дома он разбил прекрасный сад в английском стиле, а парк украсил руинами в античном духе. Чтобы попасть в свой любимый уголок в любое время года и при любой погоде, он распорядился проложить к имению дорогу, вымощенную бревнами. Позже она превратилась в Хуфеналлее - современный проспект Мира.

Кстати, частыми гостями в загородном доме Гиппеля были философ Иммануил Кант и военный советник Иоганн Георг Шеффнер (не только честолюбивый государственный служащий, но и поэт).

Луизенваль

После смерти Гиппеля в 1796 году его имение приобрел герр Бизольт - церковный и школьный советник, и в честь своей супруги Луизы переименовал его в Луизенваль (“Луизин выбор”).

В 1806, 1808 и 1809 годах, в летние месяцы, в имении проживали королева Луиза и ее семья. Король Вильгельм I, будучи в 1861 году в Кенигсберге по случаю коронации, посетил Луизенваль, где прошла часть (самая, пожалуй, безмятежная) его детства. А через одиннадцать лет он купил это имение, и в самом высоком месте парка 2 сентября 1874 года открыл памятник, посвященный матери - королеве Луизе.

Главная аллея зоопарка, 1910 год

Мраморный бюст королевы работы скульптора Рауха находился в обрамлении полуротонды, а растущая посреди другой ротонды липа напоминала о Тильзитском мире.

В 1899 году Луизенваль стал наследным имением. В этом же году состоялась закладка кирхи памяти королевы Луизы (современный кукольный театр).

9 сентября 1901 года кирха была торжественно открыта и освящена в присутствии императора Вильгельма II и его венценосной супруги. А в 1914 году имение было передано Кенигсбергу. Как сказали бы сегодня, в муниципальную собственность.

В суровую зиму с 1929 на 1930 год все фруктовые деревья в Луизенвале вымерзли, склон (Гиппелевский сад) стал горкой для катания кенигсбергской молодежи (собственно, там катаются и сегодня - если выдается морозная зима).

В 1937 году Хуфеналлее была расширена, господский дом - отрезан от парка и стал использоваться в качестве приюта имени королевы Луизы.

Амалиенау

...В 1820 году коммерческий советник Густав Шнель скупил все Хинтерхуфенские имения и объединил их в одно. Сентиментальный, как все немцы, он назвал его в честь своей жены Амалии - Амалиенау. В 1901 году на месте этого поместья - по инициативе “Кенигсбергского общества строительства и недвижимости” - возник пригород Амалиенау: сплошные виллы. А еще через восемь лет у озера Близнецов (современное озеро Хлебное) на старой кузнице появились кафе и гостевой дом. (Виллы принадлежали состоятельным семьям - именно поэтому уцелели во время штурма Кенигсберга в 1945 году. В роскошные особняки вселялись старшие офицеры Советской армии, “наследуя” всю обстановку. Даже хрусталь, благополучно переживший военные действия.)

В сборнике “Восточная Пруссия глазами советских переселенцев” приводятся такие воспоминания:

“На улице Кутузова (бывш. Амалиенау) есть особняк, который до сих пор в народе называют дачей Баграмяна <...> Там жил генерал с молодой женой. Самого генерала я так ни разу и не видела, а вот за его женой часто наблюдала из окна. Она выходила из дома в очень необычном для того времени виде - в брюках - и каждый день тренировала собак. Их было две. Большие овчарки.

Хуфенская аллея (ныне - проспект Мира), 1930 год. Трамвайная линия проходит мимо зоопарка (слева)

Так вот, племянница жены генерала училась вместе со мной в школе, мы с ней дружили. Как-то раз она пригласила меня и моего брата на свой день рождения. Мы были в доме единственными гостями <...> Было такое впечатление, что мы оказались в сказке. Красивая лестница, ведущая наверх, окна из цветного стекла - витражи. В гостиной, куда нас провели, стоял большой круглый массивный стол и такие же массивные кресла с высокими спинками <...> А под столом сидели собаки. И только стоило нам пошевелиться, как они начинали злобно рычать. Мы боялись даже шелохнуться. Еда, видимо, была очень вкусной, но мы этого не почувствовали <...>”

(А еще с “наследством” бывших жителей Амалиенау связаны вполне мистические истории. Знакомая моей матери, въехавшая вместе с мужем-”трофейщиком” в один из брошенных домов в мае 45-го, рассказывала, как однажды на ее глазах ни с того, ни с сего обвалилась полка на кухне и вдребезги разбился фарфоровый сервиз. Ни одной чашечки не осталось. Точно посуду переколотила чья-то невидимая рука, - прим. авт.)

Зоопарк

Фодерхуфен был застроен доходными домами и общественными зданиями. Жители старого Кенигсберга даже не могли себе представить, что излюбленное место их летнего отдыха в ХХ веке превратится в деловой центр города, а загородные дома преуспевающих кенигсбержцев начнут использовать в качестве гостиниц и ресторанов.

Кстати, на месте нынешнего зоопарка первоначально тоже располагалась вилла с женским именем “Фридерика”. Но в 1895 году по случаю пятидесятилетнего юбилея “Политехнического и ремесленного союза” на территории, прилегающей к вилле, была организована “Северо-восточная немецкая промышленная и ремесленная выставка” - под руководством герра Клаасса. Накануне закрытия выставки Герман Клаасс предложил “отцам города” сохранить выстроенные деревянные павильоны для создания зоопарка. Идею поддержали.

Слониха Дженни, 1913 год

Для зоопарка были выкуплены большой выставочный зал (в качестве концертного), портал входа, ресторан, смотровая башня...

22 августа 1895 года был учрежден Союз любителей животных “Тиргартен” - нечто вроде благотворительного общества. Его председателем стал профессор Максимилиан Браун, руководитель Зоологического института Кенигсбергского университета, а каждый житель города мог свободно высказать свое мнение по поводу проекта в прессе.

Улица Офицерская в 1948 году

Все сооружения - с технической точки зрения - непосредственно курировал Герман Клаасс, которого в Кенигсберге с тех пор заслуженно называли “отцом зоопарка”.

Животных в мае 1896 года поставила фирма “Хагенбек” из Гамбурга. 21 мая зоопарк был открыт. В то время его коллекция насчитывала 893 вида млекопитающих и пресмыкающихся и 262 вида птиц. А благодаря великолепному ландшафту, он очень быстро был признан одним из лучших зоосадов Европы и лучшим - в Германии.

Для местных жителей и для приезжих зоопарк являлся излюбленным местом отдыха. К услугам посетителей предлагались ресторан, винный погребок, кондитерская, читальный зал (!!), десять теннисных площадок спортивного клуба “Тиргартен”, игровая площадка для детей. В летние месяцы при хорошей погоде на открытом воздухе давались концерты духового оркестра, зимой музыка играла в концертном зале, вмещающем до 2500 человек.

Бегемот и водка

В 1912 году в зоопарке принял первых посетителей Прусский этнографический музей, созданный по примеру знаменитого Скандинавского в Стокгольме...

 

Надо сказать, при штурме Кенигсберга зоопарк практически не пострадал. Хотя бои на его территории велись ожесточенные, и некоторым особям - типа слона или бегемота - досталось. Первые переселенцы вспоминают, как усиленно спасали животных.

“ <...> Так, бегемот был очень старый. Я видела, - говорит А.В. Целовальникова, - возле его клетки кучу использованных ампул пенициллина. Это было импортное дорогостоящее лекарство. Его не хватало для солдат, а бегемоту его кололи в больших количествах”.

В сборнике “Восточная Пруссия глазами советских переселенцев” приводится еще один прелюбопытнейший документ - “История лечения бегемота”, написанная зоотехником В.П. Полонским. Бумага заслуживает почти дословного цитирования:

“Бегемот. 18 лет. Рост большой. Кличка Ганс. Четыре раза ранен <...> Тринадцать дней был без пищи и воды.

Принял лечение к бегемоту 14.04.1945 г. Впервые оказал помощь водой. В последующем попытался дать ему молока. В следующий раз - молотой свеклы. Бегемот принялся кушать. Но через три дня отказался. Я поспешил дать бегемоту водки. Дал четыре литра. После чего бегемот стал сильно просить кушать <...> Прошло две недели. Бегемот кушает слабо. Я решил дать водки 4 литра. Бегемот стал кушать хорошо <...> Удалось спасти бегемота, не отходя от него, через 21 день. Через один месяц и 19 дней я добился полного здоровья и сейчас занимаюсь дрессировкой - катанием верхом на бегемоте по парку”.

Барельеф Германа Класса

Смешно и трогательно читать эти строки. Почему-то зоотехник Полонский представляется совсем молоденьким. Прямо видится эта картинка: как он рубит свеклу, льет в чан водку литрами, не забывая пропустить стакан-другой - за компанию с “пациентом”... и как искренне он радуется выздоровлению “Ганса” - наверняка совсем ошалевшего от русской водки и “диеты”... А ведь война еще идет. И что там позади у этого зоотехника - сожженная хата? гибель семьи? потеря друзей? - бог весть.

И еще обиднее становится за сегодняшних обитателей зоопарка - несчастного пони по кличке Мотив, который в прошлом году умер от физического истощения на глазах жаждущих покататься детей и их родителей... За медвежат, о чьей незавидной судьбе мы неоднократно писали... За енота Зонтика, слепого на один глаз, но самого толстого и добродушного... Войны в Калининграде нет. Но... “зоотехники Полонские”, очевидно, в большом дефиците.

...Напротив зоопарка, четырьмя годами раньше, в 1892-м, появился стадион имени Вальтера Симона - кенигсбергского благотворителя, раньше других почувствовавшего, что у спорта - большое будущее. В 1896 году на Бетховенштрассе (современная ул. Кирова) появилось здание Сельскохозяйственной палаты (ныне военная прокуратура).

В апреле 1945-го район штурмовала 43-я армия. Кровопролитных боев не было. Здания пострадали в основном от действий огнеметчиков. В начале 50-х годов часть построек, как и по всему Кенигсбергу, пошла на кирпич, часть - была перепланирована (к примеру, из большой четырехкомнатной квартиры делали две двухкомнатные). Административные здания, в принципе, сохранили свой деловой профиль. Хотя и не без забавных метаморфоз: в бывшей дирекции почт разместился штаб Балтфлота, высшая школа для девочек превратилась в Дом офицеров.

 

Бывшие мастерские “Даймлер-бенц” (по сборке “Мерседесов”) стали заводом “Кварц”, авторемонтный завод (на углу Советского проспекта и ул. Яналова) занял производственные площади бывшего управления по уборке улиц (типа МП “Чистота”).

В экс-сельскохозяйственном банке (Советский проспект, 13) теперь помещаются десятки различных фирм и учреждений.

В здании страховой компании “Северная звезда” - гостиница “Москва”. (Дом выгорел изнутри при штурме, но был после войны восстановлен.)

Кинотеатр “Заря” унаследовал помещение кинотеатра “Скала”, построенного в 1938 году и бывшего тогда одним из самых современных в Германии. (Архитектор Зигфрид Засснин предусмотрел в проекте “хит сезона”: звездное небо. Когда в зрительном зале гас свет, на потолке - под куполом - зажигались лампочки, имитируя звезды.) Так что скоро “Заря” вполне может отметить свое 70-летие.

(Кстати, по словам актрисы Ренаты Литвиновой, приезжавшей на премьеру фильма “Небо. Девушка. Самолет”, обновленная “Заря” хорошо известна в отечественных и зарубежных кинокругах. Из-за стилизованного под предвоенную действительность интерьера фойе “Зари” наши киношники называют ее “тем самым фашистским кинотеатром, где была мировая премьера “Титаника” - и выстраиваются в очередь для того, чтобы проверить на нашем зрителе свои новоиспеченные шедевры. Так что нередко премьерный показ фильма в “Заре” осуществляется раньше, чем в московском Доме кино, - прим. авт.)

Обломок Атлантиды

В Хуфене был еще один кинотеатр - “Шаумбург” (там, где сегодня пересекаются ул. Карла Маркса и Пугачева), но... “гавкнулся”. На кирпич. Сейчас на его месте - пятиэтажки.

...Ателье “Светлана” размещается в здании отделения городского банка. Во времена инфляции 20-х годов ХХ века там печатались районные (!) инфляционные деньги.

Сталинградский проспект, 1948 год (ранее - Хуфенская аллея, ныне - проспект Мира, слева - зоопарк)

А в 1895 году там, где сейчас располагается горзеленхоз, было первое депо первого городского электрического трамвая. И электростанция, дававшая ему ток. Кстати, до 1912 года Хуфен относился к округу Фиршхаузен (аналог современного Зеленоградского района) и мог позволить себе определенные вольности. К примеру, в 1911 году в Луизен-театре на Хуфеналлее (ныне - антреприза "ЛИК" на Бассейной) была поставлена опера, по каким-то причинам не допущенная на сцену оперного театра в Кенигсберге. Но... в 1912 году все пришло к единому знаменателю.

...А сегодня - тем паче. Современные застройки почти до неузнаваемости изменили бывший Хуфен. Еще один обломок “Атлантиды”. Еще один фрагмент пространства, оставшегося лишь в воспоминаниях и мифах. И чем тускней - от времени - воспоминания, тем ярче мифы. От которых никуда не деться и которые не разобрать на кирпич. И не превратить в стройплощадки для “новых русских”. Это - параллельная реальность для тех, кто способен ее воспринять - то бишь для НАСТОЯЩИХ калининградцев.

А наши “прогулки” с Николаем Чебуркиным - продолжаются.

Д. Таманцева

Драматический театр в 1948 году


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля