Новые колёса

СЕПАРАТИСТ ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Как Юрген Зааке боролся за независимость Техаса

Письма счастья

Юрген Зааке был пятым ребёнком в семье скромного портового рабочего, день и ночь вкалывавшего в Кёнигсберг­ском порту. Жили бедно, с ранних лет Юргену пришлось работать. Сначала помогал отцу, затем устроился юнгой на торговый парусник. Юноша мечтал о богатой жизни, но судьба долгое время к нему не благоволила. Каботажные рейсы по Балтике большого дохода не приносили. Вырваться из нищеты помог случай.

Весной 1833 года судно, на котором морячил Юрген, зашло в небольшой гольштынский порт Фленсбург. Проживали там в основном немцы, но город принадлежал Дании. В местном кабачке собутыльники подсунули Зааке листовку. Это было обращение некоего Фридриха Эрнста из Америки. Переселенец из Германии сообщал, что поселился в Техасе и живёт припеваючи.

Фридрих Эрнст раньше был чиновником, возглавлял почтовое ведомство в крошечном северо-германском герцогстве Ольденбург­ском. В 1831 году Фридрих проворовался и бежал вместе с семьёй в Америку. Он стал первым немецким переселенцем в Техасе.

В феврале 1832 года Эрнст написал своему знакомому на родину письмо.

- Техас - это рай на земле! - утверждал Фридрих.

О том, что вместе с женой и 5 детьми он жил в хижине без окон, переселенец умолчал. Послание Фридриха произвело большой переполох. Его переписывали от руки, а одна из местных газет даже напечатала в виде листовок. Вскоре “письма счастья” разошлись по всей северной Германии. Желающих отправиться в Техас оказалось более, чем достаточно.

Юрген тоже загорелся этой идеей.

“Грязные мексиканцы”

Кёнигсберг. Склады Ластадие

Зааке получил расчёт, уволился с судна и отправился в далёкую Америку. Осенью 1833 года он уже был в Техасе.

Техас тогда принадлежал Мексике и был достаточно безлюдной территорией. Здесь жили немногочисленные переселенцы из Европы и совсем мало мексиканцев. К северо-западу от Техаса лежали территории, управляемые индейцами племени команчи - так называемая Комачерия.

Команчи были в то время серьёзной военной силой. Они использовали свою мощь для грабежей, убийств и поборов с мексиканцев, американцев и других индейских племен.

Так что все переселенцы были вооружены - им постоянно приходилось отражать набеги индейцев.

Другой головной болью жителей Техаса были мексикан­ские власти. Коррупция здесь была просто невероятной. Так что многие переселенцы просто мечтали о “свободной и независимой республике Техас”.

Юрген обосновался в окрестностях небольшого поселения Гонсалес и занялся разведением скота. Однако скоро его мирной жизни пришёл конец.

Из пушки по воробьям

В 1834 году техасцы составили коллективную петицию мексиканскому правительству - потребовали больших свобод. Однако их делегата Стивена Остина в Мехико схватили и бросили в тюрьму по обвинению в государственной измене. Среди переселенцев всё громче зазвучали призывы к революции.

Кёнигсберг. Преголя. Гавань Хундегатт

В сентябре 1834 года обстановка накалилась до крайности. Мексиканский солдат ударил дубинкой фермера. Возмущению переселенцев не было предела.

- Не для того мы уехали из Европы, - роптали вольные скотоводы, - чтобы с нами обращались, как с холопами! В Новом Свете мы свободные граждане!

Главнокомандующий мексиканской армией в Техасе полковник Доминго Угартечеа почуял опасность, но не знал, что предпринять. Однако поставить смутьянов на место было крайне необходимо.

И тут полковник вспомнил: четырьмя годами раньше мексиканские власти передали поселенцам Гонсалеса небольшую пушку для защиты от частых набегов команчей. Угартечеа приказал забрать орудие. Жест чисто символический - пушчонка была малокалиберной и, по свидетельствам современников, “годилась лишь для отпугивания воробьёв и подачи сигнала о начале скачек”.

Но для всех она неожиданно стала делом принципа. Разоружить - и точка! Не отдадим - и баста!

“Попробуй возьми!”

Вскоре в селение Гонсалес прибыли капрал и пятеро рядовых. И тут поселенцы упёрлись рогом: отказались отдавать пушку. Мексиканские военные ушли ни с чем, но пообещали вернуться. Поселенцы отправили гонцов во все окрестные фермы. Вскоре на защиту “народного достояния” собралось несколько сотен вооружённых ковбоев. Среди них был и Юрген.

Поселенцы изготовили флаг (белое полотнище со словами “Приди и возьми это!”), водрузили его рядом с пушкой и приготовились к обороне.

Полковник Угартечеа послал сотню драгун, которые встали лагерем напротив селения. Техасцы выкатили на околицу пушку. Ядер у них не было, поэтому они забили в дуло всякий железный хлам. Местный священник прочитал проповедь и благословил собравшихся на подвиг. При этом батюшка часто вспоминал “богоугодные идеалы свободы” и Иисуса Христа - первого истинного революционера.

- Свобода или смерть! - закончил проповедь священник. - Аминь!

Воодушевлённые поселенцы запалили фитиль, пушка выпустила клуб дыма и вяло выплюнула железный утиль в сторону мексиканцев. Ни один драгун не пострадал, но их командир принял решение отступить. Битва закончилась полной победой повстанцев, что с должным размахом немедленно отметили в местном салуне.

“Без урона чести”

В своём рапорте полковнику Угартечеа командир мексиканских драгун капитан Кастаньеда указал: “Следуя приказам Вашей Светлости, я отступил без урона чести мексиканского оружия”.

Новость о “грандиозной победе” быстро разнеслась по всему Техасу и воодушевила поселенцев. Мексиканские войска численностью от 500 до 1.400 человек ещё несколько раз пытались усмирить смутьянов, но техасские вооружённые фермеры каждый раз давали врагу отпор. В конце концов правительство в Мехико махнуло на Техас рукой - на кой им сдалась эта малонаселённая степь со строптивыми скотоводами?!

В 1836 году Техас стал независимой республикой со своими флагом, сенатом и президентом.

Красная коммуна

Однако долго просуществовать самостоятельно “скотоводческая республика” не могла. Для освоения огромной территории требовались новые переселенцы. Их приток можно было ожидать только из Европы - транзитом через США. В 1845 году Техас вошёл в состав федерации Северо-Американских Штатов.

Юрген Зааке к тому времени лишился всего поголовья скота - коров угнали воинственные команчи. Юрген продал свой участок земли и отправился в небольшой городок Фредериксберг - немецкое поселение в центральном Техасе.

Город был основан прусским бароном Отфридом Гансом фон Мейзенбахом - сразу после присоединения Техаса к США. Фредериксберг заселила в основном немецкая интеллигенция.

Поблизости находилось другое поселение, основанное немецкими студентами из общества “Буршеншафт”. Все они были поклонниками идей Карла Маркса и пытались построить коммунизм в отдельно взятом населённом пункте. Неудивительно, что с индейцами здесь не враждовали (соблюдали мирный договор), а рабство, разрешённое в то время в Техасе, не имело в этом местечке права на существование.

В общем, публика была тихая, спокойная, даже душевная. Юрген приобрёл небольшую торговую лавку, женился и стал вести размеренную жизнь добропорядочного бюргера. Кёнигсберг он вспоминал редко. Техас стал его второй родиной.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля