Новые колёса

САПЁР-НЕДОУЧКА ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Рядовой Эрвин Кляйн огорчил самого Гитлера

Удачное ранение

На фоне “Борющихся зубров”

В январе 1945 года Эрвину Кляйну исполнилось 18 лет, и его призвали в армию. Родители Эрвина погибли ещё летом 1944-го, во время английской бомбардировки Кёнигсберга, друзья все давно были на фронте, девушкой парень ещё не обзавёлся. Так что провожать его было некому.

До передовой путь из Кёнигсберга был недолог - советские войска находились уже в Восточной Пруссии, под Гумбинненом (ныне Гусев). Эрвин даже толком не прошёл обучение. 13 января Красная армия начала общее стратегическое наступление, и ситуация для немцев стала катастрофической.

Вермахт беспорядочно откатывался к Кёнигсбергу, и к началу февраля 1945-го пехотная часть, где служил Эрвин, уже вела бои на Земланд­ском полуострове - неподалёку от Кранца (ныне Зеленоградск).

На других направлениях положение было не лучше. Русские вышли к Одеру и оказались в нескольких десятках километров от Берлина.

Некогда славившийся железным порядком Вермахт потерял былой блеск. При отступлении всё смешалось, в батальоне Эрвина полегла почти половина солдат. Кляйн случайно прибился к одной из инженерных рот. Прорываясь к Пиллау (ныне Балтийск), Эрвин получил лёгкое ранение. Это было большим везением. Парня эвакуировали морем сначала в Данциг, а потом в глубокий тыл - в Киль.

Роковая  ошибка

Кёнигсберг. Ober Rollberg

1 марта 1945 года Эрвин Кляйн выписался из госпиталя.

- Служил в инженерной роте? - бросил взгляд на документы пожилой ефрейтор. - Значит, сапёр...

- Так точно! - бодро отрапортовал Эрвин.

Ему показалось, что в инженерных войсках служить лучше, чем пехоте. Эрвину ещё не была известна шуточка о том, что сапёр в своей жизни ошибается лишь дважды. Первый раз, когда выбирает эту профессию. Ну, а второй - последний.

3 марта рядовой Эрвин Кляйн уже был на новом месте службы - в 12‑м инженерном полку, дислоцировавшемся неподалёку от Рейна. А ещё через сутки Эрвин вместе с ротой капитана Фризенхана убыл “для выполнения особо важного задания” в небольшой городок Ремаген.

“Ни шагу назад!”

На берегах Рейна царила нервозная обстановка - ничуть не лучше, чем в Восточной Пруссии. Ещё в начале февраля 1945-го англо-американские войска начали широкомасштабную наступательную операцию. Задача: прорвать немецкую оборонительную линию Зигфрида на границе Франции и захватить основные промышленные районы Германии.

Стратегиче­ский план успешно реализовывался: союзники стремительно приближались к послед­ней естественной преграде на своём пути: реке Рейн.

Гитлер отдал приказ: при приближении противника к Рейну - взорвать все мосты через реку. Фюрер потребовал сражаться до последнего солдата и не пропустить союзников вглубь Германии.

Полтонны тротила

Помимо инженерной роты капитана Фризенхана, насчитывавшей 120 человек, мост в Ремагене обороняли 500 ополченцев, 150 юнцов гитлерюгенда, 36 пехотинцев, 220 зенитчиков, 20 солдат 44-го экспериментального ракетного дивизиона ПВО “Тайфун” и 120 русских добровольцев из числа угнанных на работы в Германию. Командовал этой сборной солянкой капитан Вилли Братге.

Эрвин Кляйн вместе с другими сапёрами установил 60 подрывных зарядов на опорах моста - всего около 500 килограммов тротила. Всё было готово к взрыву.

Утром 7 марта 1945 года на противоположном берегу появились американцы.

Рейн, мост Людендорфа в Ремагене, март 1945 года

- Взрывайте мост! - завопил капитан Братге.

Фризенхан склонился над взрывным устройством. Эрик упал на землю и открыл рот, чтобы не повредить барабанные перепонки - так советовали опытные сапёры. Капитан крутанул ручку... Второй раз, третий - взрыва не последовало!

- Проверить электрические провода и взрыватели! - рявкнул Фризенхан подчинённым.

Но американцы уже заметили немцев и принялись поливать их огнём. Эрик залёг, не добежав до опоры моста. Остальные последовали его примеру. Только ефрейтору Фаусту удалось добраться до резервного бикфордова шнура, ведущего к одному из зарядов.

Через минуту последовал взрыв. Мост чуть подпрыгнул на опорах и брякнулся на прежнее место. Устоял.

“Вперёд, ребята!”

На другой стороне моста находилось всего около сотни американ­ских солдат. Это была разведрота 6‑й бронетанковой дивизии под командованием лейтенанта Карла Тиммермана. Карл был этническим немцем, родившимся в Германии. Его семья покинула страну после прихода Гитлера к власти. Нацистов Карл искренне ненавидел.

- Вперёд, ребята! - крикнул Карл. - У нас есть шанс захватить этот чёртов мост невредимым!

- А если опять рванёт? - засомневался один из солдат.

Лейтенант ничего не ответил и бросился вперёд, увлекая за собой подчинённых.

Под огнём немецких пулемётов американцы бежали по мосту, на ходу обрывая провода, ведущие к несработавшим зарядам. На убитых и раненых не обращали внимания. Немцы никак не ожидали от врага такой прыти и отошли. Оставшиеся в живых солдаты Тиммермана достигли противоположного берега и залегли.

- Теперь главное: продержаться, - отдал приказ Карл. - Скоро придёт подмога!

На вес золота

На всём 1.000-километровом протяжении Рейна мост в Ремагене оказался единственным, который союзники захватили в целости и сохранности (небольшие повреждения не в счёт). Остальные - их было более десятка - немцы успели взорвать.

- Я не могу поверить своим ушам! - ликовал командующий войсками союзников в Европе генерал Эйзенхауэр. - Этот мост для нас стоит так дорого, словно он сделан не из железа, а из чистого золота!

6-я бронетанковая дивизия США устремилась на правый берег Рейна. Через 24 часа по мосту уже переправились 8.000 американских солдат. За ними последовали ещё 25.000 человек. Возник удобный плацдарм для дальнейшего наступления. Союзники бросали в прорыв дивизию за дивизией.

На мосту красовалась надпись, оставленная группой лейтенанта Тиммермана: “Переправляйтесь, не замочив ноги, и благодарите разведчиков 6-й бронетанковой!”

Фюрер в ярости

Лейтенант Карл Тиммерман

Узнав о потере моста, Гитлер пришёл в ярость. По словам немецких генералов, последний раз в таком состоянии они видели фюрера только после неудачного покушения на его жизнь летом 1944-го.

Немцы решили уничтожить мост любой ценой. Уже 9 марта к американскому плацдарму подтянулся танковый корпус Вермахта, а по мосту открыла массированный огонь германская артиллерия. Американцы отбили атаки, мост остался невредим.

В тот же день за дело принялись асы Люфтваффе. За последующие восемь дней мост бомбили 367 немецких самолётов. Среди них - новейшие реактивные бомбардировщики “Ме‑262”. Американские зенитчики сбили 109 самолётов и повредили 36. Мост устоял.

Немцам оставалось надеяться только на “чудо-оружие”.

“Вундер-ваффе”

Пленные немцы

Немцы подогнали к плацдарму гаубицу “Карл Густав” весом 132 тонны и калибром 549 миллиметров. Каждый снаряд этого орудия весил почти две тонны. “Карл” вёл огонь несколько дней, но гаубица не выдержала темпа стрельбы и вышла из строя. По мосту продолжали двигаться американцы.

Тогда немцы вытащили козырной туз из рукава - ракеты “Фау-2”. Однако 11 пусков ничего не дали. Ни одна из ракет не попала в цель. В ходе атаки погибли 15 американ­ских солдат, но мост уцелел.

В ночь на 16 марта к Ремагену были доставлены немецкие диверсанты знаменитого Отто Скорцени. Однако американцы подготовились и к такому повороту событий. В реке были выставлены специальные подводные сети и минные заграждения, на мосту дежурили снайперы, на берегу находились мощные прожекторы.

Семь немецких боевых пловцов с аквалангами попытались заминировать мост из воды, но не смогли выполнить боевую задачу. Один из них был убит, пятеро попали в плен, один пропал без вести.

Мост рухнул

Мост в руках  Американцев

Только 17 марта мост неожиданно рухнул. Сам. По совершенно непонятным причинам. На нём погибли 28 солдат американской инженерной роты. Но к этому времени рядом сапёры навели второй мост - понтонный. Наступление союзников продолжалось.

Только Эрвин Кляйн ничего этого уже не увидел. Ещё 9 марта ему с группой сапёров приказали скрытно подтащить к мосту взрывчатку. В ходе этой авантюрной операции Эрвин был убит американским снайпером.

Капитанов Фризенхана и Братге германский военно-полевой суд приговорил к расстрелу. Спасло их только то, что они к тому времени уже были в плену у американцев.

Союзники неудержимо рвались к Эльбе - навстречу Красной армии. До капитуляции Германии оставалось чуть больше месяца. Захват моста в Ремагене чуть приблизил день Победы.

Почему не сработали взрывные устройства капитана Фризенхана - так и не установлено. Не исключена банальная ошибка подрывников. Вполне возможно, что к этому приложил руку простой паренёк из Кёнигсберга Эрвин. Сапёром-то он был никудышным...

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля