Новые колёса

РЫЦАРЬ-УБИЙЦА ИЗ КЁНИГСБЕРГА зарезал Великого магистра, чтобы спасти любовницу

Для службы Христовой

Иоганн фон Эндорф был урождён в знатной, но обедневшей швабской семье, где его смолоду приучили к ратному труду. И хотя образ жизни Иоганна был далеко не аскетичным, летом 1315 года от рождества Христова пришлось молодому фон Эндорфу сделать нелёгкий выбор - отправиться в далёкую Восточную Пруссию и стать монахом-рыцарем Тевтонского ордена. Иоганн был пятым сыном в семье, и в родной Швабии у него не было надежд ни на богатое наследство, ни на приличную должность. Только плащ крестоносца мог послужить трамплином для будущей карьеры.

В то время от желающих вступить в Тевтонский орден отбоя не было. Сотни юных повес из самых разных городов Германии буквально обивали пороги специальных контор, отбиравших кандидатов “для службы Христовой”. Иоганну повезло, рекомендации у него были отменные, и вскоре свежеиспечённый рыцарь прибыл на ганзейском корабле в Кёнигсберг. С десятком таких же авантюристов, как и он.

Начало новой жизни Иоганна не порадовало. Со времён основания замка Кёнигсберг в нём жили добродетельные люди: братья, которые в молениях и воздержании не знали себе равных. В общем, рыцарю фон Эндорфу атмосфера здесь сразу пришлась не по вкусу. Скудное питание, ночлег в тесной келье на соломе и никаких плотских утех. Но деваться было некуда - не возвращаться же полным неудачником домой. Нужно было терпеть и надеяться на удачу.

Охота, пиры и греховные утехи

На счастье Иоганна, Тевтонский орден в те времена всё дальше отходил от традиций раннего Cредневековья. Во многих отдалённых замках братья Ордена вели вполне светскую жизнь. И как ни пытался Великий магистр навести порядок, это ему мало удавалось. Специальные комиссии, проводившие регулярные инспекции на предмет соблюдения религиозных обетов, не раз с болью в сердце констатировали: братья пренебрегают постами, зимой отказываются посещать заутреню без тёплой меховой одежды, развлекаются охотой и пирушками.

Дошло до того, что в оплоте Ордена - Мариенбурге - начал функционировать дом терпимости. В общем, тевтонские рыцари всё меньше напоминали благочестивых служителей церкви, коими они формально являлись.

Не способствовало соблюдению старых традиций и прибытие в Пруссию простолюдинов. Обедневшие немецкие крестьяне и жители германских городов тысячами ехали на восток осваивать новые земли. Их расселяли по прусским деревням и давали в пожизненную аренду солидные угодья. Всего в Пруссию переселилось не менее 300 тысяч человек. Включая женщин, что особенно не способствовало соблюдению братьями-рыцарями обета целомудрия.

Иоганн посовещался с такими же, как он, молодыми рыцарями, и все единогласно решили: нужно ехать подальше от Кёнигсберга. Туда, где нравы не отличаются суровостью и жизнь проходит весело и беззаботно - в попойках, охотах и любовных затеях. Вскоре такой случай представился - требовалось отправить подкрепление в замок Мемель. Иоганн с друзьями первыми вызвались защищать северную границу Тевтонского ордена.

Славная добыча

Не прошло и года, как Великий магистр, радеющий о вверенном ему деле в уничтожении язычников, призвал братьев войти в пределы литовские. В июле 1320 года от рождества Христова войска Мемельского гарнизона (40 рыцарей и несколько сот покорённых пруссов) пересекли границу литовской Жемайтии, где крестоносцы наголову разбили слабое ополчение литвинов. Христово воинство тут же отправились грабить окрестные сёла.

В это время коварные жемайтийцы собрали новые силы и нанесли неожиданный удар по тевтонцам.

Иоганн не ожидал такого поворота. Он весьма удачно взял отличную добычу - молодую крестьянку. Только он перекинул её через седло, как на окраине деревни появились жемайтий­ские ратники. Лишь добрый конь спас фон Эндорфа от верной гибели. Друзьям Иоганна повезло меньше - погибли 29 рыцарей и почти все пруссы.

Но Иоганн не печалился. Он поселил жемайтийку в свою келью и предался с ней греху сладострастия. Жизнь постепенно налаживалась.

Гнездо разврата

Вскоре скромное жилище Иоганна превратилось в гнездо разврата и порока. Стены были украшены парчой и шелками, посередине стояла удобная кровать. Удача улыбалась рыцарю. Даже во время лихого набега литвинов на Мемель в 1323 году (на третий день после праздника святого Папы Григория) жилище фон Эндорфа уцелело. И это несмотря на то, что язычники сожгли большую часть города и все корабли в гавани. Идиллия в келье продолжалась.

Иоганна не удручали даже регулярные военные вылазки в Литву, в которых он был обязан принимать участие. Напротив, ратное дело было молодому рыцарю по душе.

Мало того, что это само по себе знатное развлечение, так ещё и гарантированная добыча! Вскоре Иоганн заимел богатое военное снаряжение, а свой меч украсил золотом и драгоценными каменьями (что считалось в Ордене страшным грехом).

Попытки некоторых братьев старой закваски призвать Иоганна к совести не увенчались успехом. Однажды потерявший терпение брат-кастелян вломился в келью фон Эндорфа.

- Прислужник диавола! - набросился на рыцаря кастелян. - Твоя блудница на сносях. Немедленно прогони её прочь и покайся!

Иоганн не снёс такого обращения и выхватил кинжал. Кастеляна спасло только стремительное бегство. Он заперся в своей келье и принялся строчить жалобу Великому магистру - о неправедном и необузданном поведении рыцаря Иоганна фон Эндорфа.

Вернер фон Орзельн

Вернер фон Орльзен

В то время Великим магистром Ордена был избран благочестивый Вернер фон Орзельн, задумавший укротить рыцарскую вольницу и навести на землях Прусских должный порядок. Письмо из Мемеля было для него весьма кстати - Вернер решил примерно и жестоко наказать Иоганна, дабы его примером устрашить прочих отступников. Фон Эндорфа вызвали на аудиенцию к Великому магистру. С тяжёлым сердцем Иоганн отправился в путь.

Осенью 1330 года фон Эндорф прибыл в замок Кёнигсберг. По сравнению с тем, что видел здесь Иоганн пятнадцать лет назад, многое изменилось. От эталона благочестия практически ничего не осталось. Большинство рыцарей было недовольно реформами фон Орзельна и глухо роптало. Сам Великий магистр пребывал в то время в Мариенбурге, и Иоганну посоветовали ехать туда.

- Ты можешь покаяться, - советовал Иоганну знакомый рыцарь по имени Готтфрид, - но это вряд ли тебе поможет. Жемайтийку казнят, а тебя запрут в монастырь. Порядки нынче суровые. Не только тебе, многим они не по нраву. Пока фон Орзельн у власти, ничего нельзя изменить.

Иоганн побледнел. Ситуация оказалась страшнее, чем он предполагал. Готтфрид подошёл к окну и подозвал к себе Иоганна.

- Видишь, - Готтфрид указал на берег Прегеля, где у туши мёртвого кита суетились простолюдины из Кнайпхофа. - Гигантская рыба заплыла в реку, от её мощи и силы рыбакам сплошная беда. Но людишки навалились на монстра всем миром и выправили положение. От смерти не уйти даже таким гигантам...

Иоганн криво усмехнулся. Он понял, на что намекал Готтфрид.

Два удара кинжалом

Через неделю фон Эндорф был уже в Мариенбурге - на аудиенции Великого магистра.

- Ты держал в келье блудницу, - глаза фон Орзельна налились кровью. - Разве ты не давал обет всю жизнь не говорить ни с одной женщиной, не целовать даже матери?! Или твоя жемайтийка - ведьма и околдовала тебя?! Убирайся прочь с моих глаз - о своей судьбе ты узнаешь позже.

Иоганн вышел из приёмной залы. Мысли бешено вертелись в его голове. Всё ясно - сам он сгниёт в монастырской темнице, а его прекрасная литвинка погибнет. Вместе с ребёнком!

В этот момент двери распахнулись, и мимо Иоганна молча проследовал Великий магистр. Его лицо было перекошено от гнева и презрения к отступнику. Иоганн скрипнул от злости зубами.

Через секунду он выхватил кинжал и ринулся к Вернеру фон Орзельну. Клинок мастерски вошёл по самую рукоять в горло Великого магистра - прямо под адамово яблоко. Ещё никто из присутствующих не успел понять, что происходит, а Иоганн молниеносно нанёс второй удар - в шею, чуть пониже уха.

Каждая из ран была смертельной. Фон Орзельн упал навзничь, на его губах появилась кровавая пена, на белый плащ хлынули потоки крови. Не произнеся ни слова, Великий магистр скончался.

Подстрекаемый диаволом

Весть о гибели Вернера фон Орзельна быстро разлетелась по замкам Восточной Пруссии. Многие рыцари не скрывали своего удовлетворения - теперь Великим магистром станет другой, после гибели своего предшественника он вряд ли будет рьяно бороться за благочестие.

Оставалось только решить судьбу Иоганна фон Эндорфа. За убийство Великого магистра его следовало казнить. Однако братья не питали к Иоганну ненависти. Напротив, они нашли множество “юридических” зацепок, позволяющих затянуть процесс.

- В статутах Ордена, - делали серьёзную мину судьи, - говорится лишь о смертной казни за трусость, за измену и за содом­ский грех. Но нет ни слова об убийстве Великого магистра!

Начались долгие споры. Пришлось запрашивать совета самого Папы Римского. От него пришла рекомендация: приговорить к пожизненному заключению. Так и поступили. Всю оставшуюся жизнь Иоганн провёл в монастырской темнице. Его жемайтийку вместе с родившимся сыном тихо выслали в Литву.

Случай этот постарались поскорей забыть, а в официальных хрониках лишь лаконично записали:

“В год 1330, в октавы святого Мартина, брат Иоганн фон Эндорф, подстрекаемый диаволом и собственной неправедностью, убил брата Вернера, Великого магистра, ибо он порицал его за его проступки”.

На этом в истории самого громкого убийства за всё время существования Тевтонского ордена была поставлена точка.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля